27 ноября 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ЗВУКОВАЯ ДОРОЖКА КАК ОБРАЗ МИРА


Сегодня мы поговорим о саундтреках, о музыке к кинофильмам. Поскольку предстоящая телевизионная неделя дает нам для этого прекрасный повод и материал.

Крупнейший немецкий философ ХХ века Эрнст Кассирер, наследник традиции Канта, пришел к выводу, что человек воспринимает мир через сложную систему символов – многозначных и многоплановых образов, обладающих несколькими уровнями содержания. Кассирер считал, что “символ – ключ к природе человека”, и даже называл последнего “animal symbolicum” (буквально – “символическое животное”!). А поскольку восприятие человека абсолютно индивидуально, то и символы у каждого – разные. Фактически вся жизнь человека в этом отношении состоит в постоянной “работе Штирлицем”, в непрерывной расшифровке информации из внешнего мира, которая представляется непрерывным потоком “знаков-образов” (по выражению американского мыслителя Стивена Тулмина). И сознание человека выстраивает для каждого из нас свой собственный символический мир.

В художественном кинематографе (как и в любом другом виде искусства) все составляющие компоненты не только информативны, но и несут в себе символическую нагрузку. Все элементы художественного текста произведения искусства (в том числе кинофильма) есть “знаки-образы”, обладающие “двойным” и “тройным” дном – каждый элемент информативен на нескольких уровнях сразу. Кроме того, искусство по определению воздействует в большей степени на подсознание, интуицию и эмоциональную сферу человека, нежели на его рассудок.

Саундтрек занимает в этих процессах особенное место. Как известно, музыка – единственный вид искусства, который воздействует на чувства человека, полностью минуя его рациональность. Следовательно, в деле формирования символической картины происходящего музыкальная составляющая художественного кинематографа становится едва ли не самым мощным фактором воздействия: музыка в кинофильме не только формирует эмоциональный образ происходящего, но и структурирует матрицу восприятия зрителя. И здесь перед авторами ленты открываются просто фантастические возможности! Скажем, музыка может дополнять увиденное с экрана, может “досказать” не высказанное на визуальном уровне – а может даже противоречить зрительному ряду. И более того: “правильная” идейность будет полностью дезавуирована противоположным по направленности символическим рядом, если таковой имеется в наличии художественного (в том числе музыкального) текста.

Вот пример поразительный, можно сказать – уникальный. Речь идёт о широко известном фильме “Новые приключения неуловимых”. Концептуально он абсолютно “правильный” (по-советски): красные хорошие, белые плохие, всё разложено “по полочкам”. Но… в разгар фильма белый офицер (в исполнении В. Ивашёва) – по сюжету, к слову, злодей, как и положено – поёт под гитару знаменитую песню Я. Френкеля “Русское поле”. Песню, которая мгновенно стала шлягером, зажила самостоятельной жизнью на концертных эстрадах, приобрела огромную популярность – можно сказать, что это была чуть ли не самая проникновенная патриотическая песня тех лет. И… её в фильме поёт белый офицер! До сих пор не ясно, было ли это “недосмотром” авторов фильма (и цензуры), или же мы имеем дело с блестящей “идеологической диверсией” – но только этот момент был смысловым попаданием в десятку, враз переводящим всю символику картины в совершенно иную плоскость. Ведь положительные герои ленты – Донька, Ксанка, Валерка и Яшка-цыган – по определению не могли петь ничего подобного: они борются за какие-то совершенно иные идеалы, в их ценностной системе России нет и не может быть. А у белого офицера Россия не просто есть альфа и омега его существования: он воспринимает себя как “последнего из могикан” гибнущей цивилизации, отсюда и пронзительная интонация песни. И это мгновенно нарушает заданную сюжетно дуальную, “чёрно-белую” характеристику происходящего: музыка договаривает то, что не договорили сценарист и режиссёр…

Грядущая теленеделя представляет нам возможность в полной мере ощутить всемогущество Ее Величества Звуковой Дорожки. Ибо на нескольких каналах будут демонстрироваться ленты, не просто обладающие великолепным саундтреком (ради которого имеет смысл их смотреть), но и выпукло показывающие нам все те виртуозные возможности художественной символизации восприятия, о которой шла речь.

Вот на канале “Мир” будет показана советская лента “Вам и не снилось” (понедельник, 04.30). Картина о первой любви двух подростков, которым отчаянно мешают “предки” – сразу приобретает особенное “надбытийное” звучание благодаря гениальной песне Алексея Рыбникова на не менее гениальные стихи Рабиндраната Тагора. Песне, сразу зажившей собственной жизнью; песне, где любовь осмысляется как “истина, смерть побеждающая”… Такая же судьба ожидала и романс Никиты Богословского “Отчего же ты мне встретилась” из фильма “Разные судьбы” (“5 канал”, вторник, 00.00), где музыкальная исповедь о последней любви стареющего художника к юной девушке задала пронзительный тон всему повествованию, в общем-то, довольно заурядной “производственной” киноленты…

А американский сериал “Она написала убийство” (“41 канал”, воскресенье, 18.05)! Музыкальная заставка ко всем сериям картины, написанная Дэвидом Беллом – это маленький шедевр. Легкий экспромт, с элементами стилизации “под Моцарта” – и буквально двумя мазками рождается торжествующий образ целого мира: это сама американская мечта, это – позитивная открытость блоковской “весне без конца и без краю”…

Здесь же – и латвийский сериал “Долгая дорога в дюнах”, одухотворенный прекрасной звуковой аурой музыки Раймонда Паулса (“Звезда”, вторник –четверг, 00.55). И олицетворение самой любви и духа прекрасного авантюризма – сверкающая партитура Мишеля Маня к легендарной “Анжелике, маркизе ангелов” (“СТС”, суббота, 21.15). И сдержанный, с внутренне взрывной “вагнеровской” энергетикой саундтрек немца Ханса Циммера к голливудскому блокбастеру “Последний самурай”. И “школьный вальс” Александра Флярковского из легендарного “Розыгрыша” – одной из первых советских лент, озвучивших “проклятые вопросы” нравственного кризиса отечественной школы (“Русский Иллюзион”, понедельник, 22.35). И незабываемый клавесин Андрея Петрова во время пробежки героев “Осеннего марафона”, бегущих свой грешный марафон по жизни (“Звезда”, воскресенье, 23.35)… Но, прежде всего – две кульминации ретроспективы.

В понедельник на “Звезде”, в 21.15 – “Стрелы Робин Гуда”. Картина Сергея Тарасова, о которой ничего не нужно говорить – настолько она стала синонимом шедевральности. И львиную долю в этом принимает на себя потрясающий цикл из шести философских зонгов В. Высоцкого: баллады “О времени”, “О вольных стрелках”, “О ненависти”, “О коротком счастье”, “О любви” и “О борьбе”. Возможно, это самые значительные песни из всего наследия барда… И без них фильм теряет 50% своей креативности: когда в свое время по требованию советской цензуры они были удалены из ленты – последняя враз потеряла всю свою глубину…

И еще – два прославленных творения Г. Александрова: “Светлый путь” (“Мир”, суббота, 03.50) и “Волга-Волга” (“Культура”, суббота”. 21.10). Обе – с музыкой И. Дунаевского. Есть целый ряд прекрасных композиторов ХХ века, сделавших карьеру именно в киномузыке: Нино Рота, Энио Морриконе, Владимир Косма, Квинси Джонс, Рэнди Эдельман, Джон Уильямс, Бэзил Поледурис, Геннадий Гладков, Александр Зацепин… Исаак Дунаевский – из этого ослепительного ряда. И его наследие сегодня является главным фактором, благодаря которому эти фильмы – вопреки их откровенной содержательной анахроничности – продолжают оставаться фактом искусства и классикой жанра…