16 июня 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

…А ПРАГА СЕРДЦЕ МНЕ НЕ РАЗОРВАЛА


На российском ТВ произошло событие, масштаб и последствия которого пока заметили и оценили немногие. Я имею в виду показ на канале “Россия 24” скандального (без преувеличения) фильма “Варшавский договор. Рассекреченные страницы”, посвящённого “Пражской весне” и советскому вооруженному вторжению в Чехословакию в 1968 году.

“Посвящённого” – это неточно сказано. Фильм сей – абсолютно апологетический. В нем предельно демонизируется чехословацкая попытка “построить социализм с человеческим лицом”, причем по до боли знакомой матрице: события в ЧССР были, оказывается, не чем иным, как… “кознями американского империализма”, “угрожающими безопасности СССР происками НАТО” и даже “первой оранжевой революцией” (!). Соответственно, та наглейшая интервенция представлена как “абсолютно оправданная” и даже как… “дружественный шаг” (!!!). Вообще авторы этого кинопасквиля пошли простейшим путем – озвучили все без исключения идеологические штампы брежневской эпохи, которые тогда были прописаны в любом учебнике для средней школы: ощущение – как будто при тебе крутанули ручку машины времени…

Не будем сейчас говорить о том международном скандале, который уже вызвал этот фильм: Чехия и Словакия уже выразили официальные протесты на самом высоком уровне. И сказать здесь – нечего: канал “Россия 24” – государственный (как, впрочем, и все остальные!), и к тому же очень официозный. Значит, это точка зрения, близкая (как минимум!) к истэблишменту… Не будем также заострять внимание на колоссальном вреде для нашей страны, который уже не замедлил сказаться в связи с демонстрацией фильма. Ведь политики из Праги и Братиславы на сегодняшний день, как известно – едва ли не самые лояльные к России во всей старушке-Европе: после показа данной картины пророссийское лобби здесь можно считать просто дезавуированным… Главное же здесь – не во всем этом, а в нас самих.

Я никогда не верил в миражи,

В грядущий рай не ладил чемодана –

Учителей сожрало море лжи

И выплюнуло возле Магадана.
 

Но свысока глазея на невежд,

От них я отличался очень мало –

Занозы не оставил Будапешт,

А Прага сердце мне не разорвала.

Помните эти трагически-режущие строки Владимира Высоцкого? Они сегодня – про всех нас, и даже тематически все начинает восприниматься совершенно не ретроспективно… В том-то и дело, что те пражские события – не только “разорвали сердца”, но и натурально раскололи советское общество. Причем раскол был до ужаса предсказуемым – на “агрессивно-послушное большинство” (по точному выражению Юрия Афанасьева) и мыслящее меньшинство. Первые вели себя стандартно – верили льющемуся с телеэкрана и партийной прессы “морю лжи”, аплодировали агрессии, клеймили… понятно кого. А что чувствовали тогда те, кто имел мужество думать? Вот потрясающее свидетельство тех лет – отрывок из автобиографической книги Галины Вишневской “Галина”:

“Мы вернулись в Лондон для участия в Фестивале советского искусства, буквально накануне 21 августа 1968 года – дня открытия фестиваля, когда Слава (Ростропович – Д.С.) должен был играть виолончельный концерт Дворжака (чешского классического композитора – Д.С.). Этот день я запомнила на всю жизнь. Утром после завтрака мы пошли погулять. На улицах – толпы народа, несут плакаты: “Русские – фашисты!”, “Русские, прочь из Чехословакии!”. Внутри все похолодело. И всё же еще не допускаем мысли, что свершился позорнейший акт в истории нашего государства. Бежим обратно в гостиницу, включаем телевизор, а там уже все станции показывают, как по площадям и улицам Праги ползут советские танки… Значит, правда. И как всё ясно, хорошо видно: у советских солдат растерянные лица… Тысячи людей на тротуарах… Они не сопротивляются, но с каким отчаянием они смотрят на своих бывших братьев. Многие плачут, другие что-то кричат, голыми руками толкая стальные чудовища… Слава, как безумный, метался по комнате. “Галя, что же делать? Какой позор! Преступники! Мне стыдно идти сегодня на концерт. Ведь мы русские, советские!”…Через несколько часов Слава вышел на сцену Альберт-Холла вместе с музыкантами Госоркестра СССР. За стенами на улице бушевала демонстрация, и в зале 6 000 человек встретили появление советских артистов долго не смолкавшими криками, топотом и свистом, не давая начинать концерт. Одни кричали: “Советские фашисты, убирайтесь вон!”. Другие – “Замолчите, артисты не виноваты!”. Слава, бледный, стоял, как на плахе, принимая на себя позор за свое преступное правительство... Но вот, наконец, зал затих. Как реквием по чешскому народу, полилась музыка Дворжака, и Ростропович, обливаясь слезами, заговорил устами своей виолончели. Зал замер, слушая исповедь великого артиста, слившегося в эти минуты вместе с Дворжаком с самой душой чешского народа, страдая вместе с ним, прося у него прощения и молясь за него”.

Именно так, и не иначе. Не случайно для многих борцов с тоталитаризмом (например, для Валерии Новодворской) толчком к началу их борьбы послужили как раз пражские события: как вспоминали многие диссиденты, в их сердце с того рокового дня начал стучать пепел Яна Палаха (чешского студента, совершившего 16 января 1969 года акт самосожжения на Вацлавской площади в Праге в знак протеста против советской интервенции).

И еще один момент, который объясняет, почему именно роковой 1968 год стал “точкой невозврата”. Что бы ни пытались утверждать авторы фильма “Варшавский договор. Рассекреченные страницы” – но “Пражская весна” была процессом сугубо мирным. И все ее активные деятели – А. Дубчек, З. Млынарж, Й. Смрковский, К. Рихта, Л. Свобода, О. Шик, П. Ауэсперг, И. Пеликан, Л. Вацулик – были никакими не “агентами американского империализма”, а самыми настоящими социалистами и коммунистами, намеревавшимися реализовать программу “гуманизации социализма” (это как раз те идеи, которыми впоследствии будет руководствоваться М. Горбачев). То есть – не демонтировать “социалистические завоевания”, а соединить их с рыночной экономикой и демократией (принцип “рыночного социализма” с блеском сработал в Швеции, Норвегии, Финляндии и Израиле). А подавление “Пражской весны” было идеологически озвучено так называемой “доктриной Брежнева” об “ограниченном суверенитете стран Варшавского договора”: фактически советский генсек заявил народам Восточной Европы, что они не хозяева в собственном доме, и что их судьбу решала и дальше собирается решать Москва… Кстати – танки на улицах Праги похоронили и начавшиеся реформы в самом СССР: по словам известного кинорежиссера А. Кончаловского, “советские сталинисты… ввели танки в эту страну и немедленно поставили крест на всех реформах в СССР, мотивируя тем, что подобные реформы могут привести к такой же катастрофе – возмущению советского народа против всей тоталитарной системы”. Именно это похоронило все оставшиеся еще с “оттепельных” лет иллюзии по обе стороны “железного занавеса”.

Самое поразительное – что по поводу событий 1968 года уже была абсолютно четко высказана недвусмысленная позиция правительства и СССР (при Горбачеве), и РФ (при Ельцине): в обоих случаях Чехии и Словакии были принесены официальные извинения. И эта платформа никогда не была документально дезавуирована… Как же тогда понимать грубейший демарш на канале “Россия 24”? Если это “самодеятельность” – то вызывающая. А если рассматривать появление одиозного фильма в контексте нарастающей компании по реабилитации советского тоталитаризма? Тогда перед нами – очередная ступень на крайне злокачественном пути, продвижение по которому грозит самим основам существования России. Ибо для СССР – что сейчас хорошо известно историкам – политический заморозок по имени “Прага-68” также включил “обратный отсчет” к политической, экономической и даже цивилизационной энтропии.