13 февраля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ЧТОБ МОЖНО ИХ ОТ ДРУГИХ НЕ ЗНАЮЩИХ БОЛВАНОВ РАСПОЗНАТЬ…”


Депутат Госдумы Ирина Яровая заявила, что российская система образования “заточена под изучение иностранного языка”, сообщается на сайте “Единой России”. “И как мы хотим в таких условиях сохранить наши традиции?” – возмутилась Яровая. Она раскритиковала идею министерства образования ввести обязательный ЕГЭ по иностранному языку и добавить второй обязательный язык в школьную программу. “Московский комсомолец” приводит более радикальную цитату из заявления Ирины Яровой: “За время обучения в нашей школе ребенок изучает русский язык в объеме 866 часов, а иностранные – 939 часов. При этом Минобрнауки собирается ввести еще и обязательный ЕГЭ по иностранным языкам, а также изучение второго иностранного. Граждан какой страны мы растим?”

Что называется, театр одного актера… От госпожи Яровой мы уже выслушали столько сногсшибательных заявлений, что она уже практически отучила кого бы то ни было чему-то удивляться. Тем не менее, именно эту “заяву” необходимо рассмотреть со всей возможной серьезностью – и осмыслить. Потому что здесь задеты, как говорится, “очень тонкие струны”.

Во-первых, как уже откомментировали сказанное педагоги – глубокоуважаемая депутатша явно путает Божий дар с яичницей. Ведь все образование идет на русском языке – следовательно, практика общения с родным языком много больше пресловутых 866 часов (даже если считать “в плюс” только уроки литературы и истории). И иностранный язык требует не только зубрежки лексики и грамматики, но и (прежде всего) разговорной практики – коей, к слову, катастрофически не хватает, и которую совершенно не покрывают злополучные 939 часа…

Во-вторых, что тысячекратно важнее... От инициативы Ирины Яровой за версту разит трупным запашком неприкрытого сталинизма (и шире – любых тоталитарных практик). Потому что первое, с чего начинает тоталитаризм – это пресечение информации: без этого необходимого условия он просто не сможет существовать. (Уже нет смысла в тысячный раз цитировать ставшие хрестоматией слова Солженицына о лжи как важнейшей – наряду с террором – основе тирании). Горящие книги на площадях гитлеровской Германии и маоистского Китая (а также и СССР – читайте “Белые одежды” В. Дудинцева!), искусственная чистка языка от иностранных слов в Третьем рейхе и сталинском Советском Союзе (а впервые призвал к этой практике еще Ленин!), печально знаменитая статья советского УК “О низкопоклонстве перед Западом”, назойливый приоритет “наших традиций” в социокультурных практиках нацизма, “антикосмополитических” компаний сталинизма и китайской “культурной революции”, цензура и спецхран для львиной доли иностранной литературы в нашем многострадальном Отечестве – это общеизвестные страницы истории. Как и свирепые потуги ограничить возможность контакта советских читателей с “не нашей” иностранной литературой: достаточно вспомнить, что приснопамятное сталинское “Постановление о журналах “Звезда” и “Ленинград” от 1946 года (то самое, поломавшее жизнь Ахматовой и Зощенко) практически поставило под запрет всю зарубежную драматургию – и, уже как бы “между делом”, сыграло роковую роль в судьбе Камерного театра А. Таирова… А посмотрите на Детскую энциклопедию, выпущенную в брежневские годы! Из всех итальянских писателей, творивших в ХХ веке, там названы только Джанни Родари и Альберто Моравиа; из всех японских – только Кобо Абэ; из всего необъятного мира латиноамериканской литературы озвучены лишь два имени – Пабло Неруда и Жоржи Амаду. Почему только они – ларчик открывается просто: все перечисленные личности были членами компартий…

В этом контексте гонения на иностранные языки (и на их преподавание) – стандартная и даже заурядная практика тоталитарных систем. И дело не только в установке на изоляционизм или в навязчивой презентации “верности традиционным ценностям” (и то и другое – имманентно для подобных практик), но и в извечной подозрительности диктатур к людям, стремящимся изучать “языцы иноплеменные и иноверные”. И сам интерес с “инъязу”, и стремление повысить таким образом свои коммуникативные потенции, и неизбежно возникающая при этом ситуация прорыва к новым информационным реалиям – все это является для тоталитаров неприкрытой зоной риска. Отсюда и реакция: достаточно вспомнить, что в конце 30-х гг. за “подозрительное увлечение немецким языком” чуть не загремел в лагеря будущий прославленный разведчик Николай Кузнецов. Да-да, тот самый – и как раз за то самое, что и позволило ему впоследствии совершить все свои феноменальные подвиги…

Но есть и третий аспект. И он – в том, что в реальности положение с владением иностранными языками в РФ не просто неудовлетворительное, а почти что катастрофическое! Ведь, хотим мы этого или нет (точнее, хотят ли этого господа Яровые!) – но современная глобализирующаяся макроэкономическая ситуация властно требует от всех коммуникантов владения несколькими иностранными языками на уровне разговорного общения (а не только “чтения со словарем”). Нам до этой ситуации ныне – как до Луны. И это – показатель крайней социокультурной отсталости. Ведь не только для развитого “западного” (и “восточного”) мира, но даже для большинства стран “третьего мира” – по крайней мере, для городского населения последнего – стандартна ситуация, когда люди свободно говорят хотя бы на английском помимо своего родного языка. Таково положение в большинстве арабских стран, в Индии, в странах Латинской Америки, даже в Нигерии (!). А европейцы – абсолютно все пребывают в ситуации практического трех- или четырехъязычия. Это неотъемлемая часть их жизни! Скажем, бельгийцы поголовно говорят на двух официальных языках своего государства – фламандском (нидерландском) и валлонском (диалект французского); в Швейцарии – 4 государственных языка (немецкий, французский, итальянский и ретороманский), Финляндия также двуязычна (помимо финского, в ходу шведский: кстати, само слово “Финляндия” – из шведского языка); баски Испании, помимо родного языка “эускара”, говорят на испанском… И при этом все свободно владеют английским (а подчас – и не только им)!

Можем мы с ними в этом сегодня соперничать? Смешной вопрос: это примерно то же самое, как “перчатка”, брошенная Екатеринбургом Дубаю в претензии насчет известного мирового мероприятия… А без этого – у нашей страны нет будущего. И здесь на повестке дня должны стоят мероприятия, диаметрально противоположные тем, о которых печется мадам Яровая. Можно высказаться даже резче: думская “воительница” и ей подобные своими псевдопатриотическими инициативами вовсе не фигурально стреляют в наше с вами историческое будущее…

А закончить статью хочется на следующей ноте. В 1717 году по указанию Петра I была издана книжка “Юности честное зерцало” – первый в истории нашей страны практический документ по деловому этикету. По мнению большинства исследователей, авторами сего документа были епископ Рязанский и Муромский Гавриил (Бужинский) и легендарный сподвижник Петра, ученый и дипломат Яков Брюс. Так вот, там, в числе различных поведенческих рекомендаций, была и такая: “Младыя отроки должни всегда между собою говорить иностранным языки, дабы тем навыкнуть могли, а особливо …чтоб можно их от других не знающих болванов разпознать”. И по содержанию, и даже по конкретике литературной формулировке – добавить нечего: сказано не в бровь, а в глаз. В том числе и в депутатский…