08 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ГОЛУБОЙ, ГОЛУБОЙ – НЕ ХОТИМ ИГРАТЬ С ТОБОЙ…”


Два события – два мира: легализация однополых браков в США – и реакция на это в РФ. В Соединенных Штатах, как мы все могли убедиться, данный юридический акт осмыслен как исторический и превратился в национальное торжество. Оно и понятно: большинство европейских стран (и даже стран – членов БРИКС) уже давно приняли аналогичные постановления; “задержка” с подобной акцией в США объясняется исключительно мощной консервативной традицией, существовавшей в Америке, и сопротивлением традиционалистов (не столько политическим, сколько, скорее, на уровне “коллективного бессознательного”). И то, что данный правовой шаг все-таки состоялся, что подобная мера стала действующей на всей территории страны – воспринимается на Западе как ощутимая демократическая победа, как шаг вперед по реализации неотъемлемых естественных прав человека.

Так “у них” – а вот как “у нас”. Реакция и в “верхах”, и “в низах” – абсолютно предсказуема и, пожалуй, истерична. Примерно по матрице – назло маме отморожу уши… Последовали знакомые до оскомины и предельно узнаваемые эксцентрические демарши: депутат Милонов предложил запретить в России Фейсбук (поскольку там порадовались за американцев), а небезызвестный Иван Охлобыстин вообще призвал власти… вернуть в УК печально знаменитую статью о наказании за “мужеложство”… В общем – “голубой, голубой, не хотим играть с тобой!”. Как у Льва Толстого: “Как мы все-таки далеки от Европы!”. Куда нам до доброй старой Англии, где королева лично прислала соболезнование певцу Питеру Пирсу по случаю смерти его спутника жизни, великого композитора Бенджамина Бриттена…

Что характерно, уже раздаются голоса, призывающие остановить гомофобную истерию. Так, член Совета Федерации от Архангельской области, замглавы комитета по конституционному законодательству Совета Федерации Константин Добрынин предложил законодательно установить в России принцип “не спрашивай, не говори” в отношении секс-меньшинств. По его словам, на какое-то время эта формула может стать оптимальной для России и сбить накал страстей, который сейчас наблюдается в обществе по этому вопросу. “Самое важное – это немедленно снизить накал агрессии по отношению к меньшинствам, не впадать в дремучее и бородатое гееборчество”, – заявил Добрынин, добавив, что “чем больше будет гееборцев, тем больше будет борцов за права геев”. Эта точка зрения была встречена активистами ЛГБТ-движения с некоторым недоумением: так, по мнению Николая Алексеева, “никакой политики “не спрашивай, не говори” в XXI веке быть не может, может быть только одна формула – равноправие. А это значит, что и Россия будет в конечном итоге вынуждена признать все права секс-меньшинств, и в том числе право на вступление в браки”. “Традиционалисты” же, понятно, встретили идею Добрынина в штыки – что показательно: российские “ультра” не приемлют по данному вопросу даже самых обтекаемых компромиссов…

Мы не будем обсуждать откровенную клинику: к таковой можно отнести высказываемые на полном серьезе утверждения что-де американцы затем легализуют право гомосексуалистов регистрировать свои браки, чтобы “окончательно разрушить российские традиционные ценности” и “убить русскую душу” (в таком роде высказался, в частности, о. Всеволод Чаплин). Помимо откровенного кретинизма данных утверждений на уровне интеллектуальном, они абсурдны и в плане прагматическом: ну как принятые в одной стране юридические нормы могут играть разрушительную роль в другой стране? Не иначе как посредством телепатии или телекинеза… Поэтому стоит обсуждать только те аспекты возникшей дискуссии, которые имеют хотя бы минимальную долю рациональности. Таковых аспектов, как представляется – два.

С одной стороны – пресловутые “традиционные ценности”. Само это словосочетание в последнее время в России используется аксиоматично, как нечто само собой разумеется – и при этом сам смысл “концепта” никогда не расшифровывается (вроде и так всем ясно, что это такое). Смею заметить то, о чем предупреждал еще Сократ: именно те понятия и утверждения, которые подаются как “общеизвестные”, чаще всего являются неоднозначными или даже фальшивыми. В нашем случае это срабатывает сразу на нескольких уровнях.

Во-первых, сами эти “традиционные ценности” абсолютно не “названы по именам”. В самом деле: когда говорят о ценностях, скажем, буддизма или авраамистических религий (иудаизм, христианство, ислам) – есть общеизвестные письменные нарративы, вроде “восьмеричного пути” или “десяти заповедей Моисеевых”. Просто перечислил их – и все становится на свои места! То же самое, когда речь заходит о демократических ценностях современного мира – есть, как минимум, Всеобщая декларация прав человека. До тех пор, пока “наш” вариант не будет текстуально озвучен – надо констатировать, что мы имеем дело с конфуцианским “котом в темной комнате”.

Во-вторых, обычно подразумевается, что “традиционные ценности” России совпадают с аксиологическим кодексом православия. Не говоря уже о том, что сам это кодекс довольно виртуален (аксиологии фундаменталистского, традиционного и либерального православия весьма разнятся) – но и сама посылка о тождестве “русского” и “православного” откровенно спорна (особенно в свете недавнего советского опыта и нескольких десятилетий официального безбожия). Тем более нет причин диаметрально разводить православную ценностную систему с аналогичными в других направлениях христианства, как это априори делают “антизападники”. Просто не надо отождествлять “традицию” и средневековье…

Однако в последнее время появился и иной аспект доморощенной “оппозиции” западной практике узаконивания однополых семей. Согласно ему, такая практика носит противоестественный характер по отношению к институту “первичной ячейки общества” и противоречит природе “нормальной” семьи. Как говорил Шерлок Холмс, “с этого момента – поподробней”.

Начать надо с того, что в социологии не существует понятия “нормальная” и “ненормальная семья”. Социологам известны семьи кровнородственная и парная, моногамная и полигамная (последняя – с подразделением на собственно полигамию и полиандрию: то есть – несколько мужей на одну жену), полная и не полная, традиционная и смешанная – но нет “нормальной” и “ненормальной”. В рамках определенных традиций и конкретных исторических периодов все перечисленные формы семьи считались “нормальными”; и, скажем, полиандрия является нормой в Тибете, а полигамия – в исламском мире и в Черной Африке (а до недавнего времени – и у мормонов в штате Юта). Кроме того, есть железная норма социологии: все существующие социальные группы имеют не природное, но социальное происхождение.

Кроме того, утверждается, что основой “нормальной” семьи в биологическим плане является продолжение рода – то есть, производство детей (и только это!). Вынужден заметить, что и этот аргумент не выдерживает социологической “верификации”. Человек вообще – существо не биологическое, а биосоциальное (аксиома культурологии!). И институт семьи в современном мире отнюдь не сводится к “детовоспроизводству”. Есть миллион примеров того, как существует семья (в самом полном смысле этого слова), где детей нет, и они по каким-либо причинам не планируются. Например – Майя Плисецкая и Родион Щедрин. Великая балерина принесла в жертву свое “традиционное” женское начало – потому что имела иное, высшее (в духовном и культурном смысле) предназначение. И что, это уже не семья? Напротив – это была семья с такой степенью любви и гармонии, до которых большинству – как до Луны… С другой стороны, “делать детей” можно и вне семьи – это общеизвестно… Между прочим, на “развратном” Западе оставленных детей стараются усыновлять большинство семей (в том числе и однополых); у нас же, с нашими “традиционными ценностями” количество “бесхозных” детей зашкаливает за все мыслимые и немыслимые пределы…

И еще: как раз в тех формах семьи, где царят сугубые “традиционные ценности” (неважно, какие) – наиболее высок уровень семейного насилия. Примеры тысячекратны: в России это – от “Грозы” А. Н. Островского до известной народной песни из сборника Н. Римского-Корсакова: “Свекор, да свекровь, да четыре деверя… Деверья-то – кобелья, а свекровь-то – сука… Муж руку отвел, по щеке меня оплел; а я руку отвела, по всей харе оплела”. Кстати, аналоги тому – во всех литературах мира (советую под этим углом перечитать классический роман ирландца А. Кронина “Замок Броуди”!). А вот в “нетрадиционных” семьях этот уровень – многократно ниже: информация к размышлению…

Наконец.. Легализация однополых семей на Западе (и Востоке) преследует совершенно определенные цели юридического и гуманитарного характера. Прежде всего – чтобы урегулировать возникающие имущественные проблемы. (Между прочим, в процентном отношении доля заключаемых сегодня “голубых” и “розовых” браков не превышает 1% от общей массы – это к вопросу, может ли данное явление ощутимо деструктировать традицию!). И – чтобы реализовать одну из основополагающих ценностей демократии: уважение прав меньшинства. Потому что с дискриминации этого самого 1% населения – начинаются все тирании… А с религиозной точки зрения – Бог есть Любовь. И, как поется в финальной песенке из мультфильма “Голубой щенок” (запрещаемого ныне, хотя там слово “голубой” носило совершенно иной характер!) – “если всеми ты любим, быть неплохо голубым”…