6 ноября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ГРЕХ НЕ В УСТА, А ИЗ УСТ


“Вот тебе, бабушка, и Юрьев день”. Председатель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Владимир Слепак предлагает ввести в России “православный стандарт” продуктов и услуг: письмо с соответствующим предложением Слепак направил к патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, сообщили в пресс-службе Общественной палаты. Он ссылается на аналогичные системы добровольной сертификации у мусульман (“халяльный продукт”) и иудеев (“кошерный продукт”), отмечает “Интерфакс”. По словам Слепака, главной задачей системы добровольной сертификации “Православный стандарт” является экспертиза продукции, производимой в России, “с учетом православного подхода к основным принципам организации производства, выявление ее наиболее качественных и экологически безопасных аналогов”. Глава комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан пояснил, что подобный подход направлен на эффективную реализацию одного из важных принципов – “подтвердить не только высокое качество и безопасность продукции, но и оценить ее положительное влияние на духовное и физическое здоровье людей”. Отмечается, что товары со знаком соответствия “православный стандарт” могут продвигаться на выставках, которые станут альтернативами существующим ярмаркам, зачастую, не имеющим никакого отношения к православию. Без внимания не должны остаться услуги турагентств, занимающихся организацией паломнических туров, деятельность которых должна быть оценена не только с точки зрения качества оказания услуг, но соответствовать православному подходу к организации и проведению паломнических туров. В числе “неправославных” продуктов авторы данной инициативы назвали “генетически модифицированные продукты”, а также… чипсы (?).

Инициатива сия уже вызвала и комментарии (чаще всего – иронические), и “экспертные оценки”: последние тоже не отличаются комплиментарностью – причем и со стороны священнослужителей. Так, профессор Московской духовной академии протоиерей Максим Козлов заметил: “Духовность продукта не измеряется”. (Сказано же в Евангелии: “Грех – не в уста, а из уст”; это – не иносказание, а “прямая речь” Христа). Настоятель Богоявленского храма в Ярославле отец Александр Сатомский добавил: “Единственным предписанием, которое обязательно к соблюдению, является запрет к употреблению крови и ее производных. Например, кровяная колбаса уже под вопросом”. А пресс-секретарь Патриарха диакон Кирилл Волков подвел черту: “В отличие от мусульманской и иудейской традиций, где все четко определено и есть необходимость маркировки, у христианства таких строгих норм нет. Если брать постные продукты, то здесь критерии понятны и никакой специальной маркировки не нужно”. Наконец, обычная реакция взятого наугад “среднего россиянина” на изумительное предложение господина Слепака – смех.

Прежде всего, следует – во избежание любых недомолвок по данному поводу – констатировать со всей определенностью именно, то, о чем сказал Кирилл Волков: в христианской традиции пищевых запретов (по типу мусульманских или иудейских аналогов) – нет! Нет ничего похожего на “кашрут” или “халяль”! Есть некие установки в Ветхом Завете, причем не формализованные – например, негласный запрет на употребление в пищу мяса собак, кошек и мышей, а также (естественно) полный нравственный запрет на каннибализм. Плюс, как выше напомнил о. А. Садомский – неупотребление в пищу крови: кстати, именно этот пункт (заимствованный из иудаизма) был нестрогим, иначе не появился бы в европейской кухне ростбиф, который получил широкую популярность – в том числе и в России (помните “ростбиф окровавленный” в “Евгении Онегине”?). Так что с данного ракурса – инициатива В. Слепака является вопиющей самодеятельностью, причем весьма двусмысленной в религиозном отношении.

Но есть здесь и более небезобидные моменты. В их числе – откровенное, бьющее в глаза “антизападничество”: оно так резко бросается в глаза, что возникает нехорошее подозрение – не ради него ли все это и затевается? Пассаж насчет “чипсов” в этом плане настолько “кричащий”, что не требует никаких комментариев… Да и с “модифицированными продуктами” не все столь элементарно: скажем, во всем мире нормой является целенаправленная селекция картофеля – с целью придания последнему предельной устойчивости к пагубному воздействию страшного грибка Фитофтора. Усилия эти – не прихоть: в XIX веке грибковая “эпидемия” уничтожила практически весь урожай картофеля на всем европейском континенте – что вызвало настоящее бедствие, а в Ирландии привело к смертельному голоду, десяткам тысяч жертв и катастрофическому исходу ирландцев в Америку… Естественно, с такой точки зрения, вся современная картошка (и российская в том числе) – “модифицированная”: выходит, она – неправославная? А “православной” надо считать “патриотично” гниющую?.. Как хотите, государи мои, но это уже – из репертуара мемуаров приснопамятного маркиза де Кюстина, констатировавшего преобладание в русском православии времен Николая I “низкопоклонства и шовинизма”…

Да и мракобесием здесь отдает за версту – в плане априорного отрицания любых научных усилий применительно к “области питания”. Скажем, сделали скотине прививку от эпизоотий – и уже мясо под подозрением: не “модифицировано” ли? Вообще фетиш “натуральности”, продавливаемый адептами “ортодоксальности”, вовсе не бесспорен – если, конечно, речь не идет о “нитратной” проблеме (но для того, чтобы в арбузы не закачивали разную гадость, вовсе не требуется чего-то похожего на “халяль”!). Как вам общепринятая практика проверки мяса и рыбы на гельминтов? Это я к тому, что адепты “православного кашрута” налегают на нехитрую посылку: “Православное, натуральное – это то, что можно поймать в речке. А еще дичь – лось, олень, кабан” (это цитата!). А в речке – описторхоз, а у кабана – трихины, а от них – гарантированная смерть… И вообще: ничего не напоминает в недавнем прошлом? Как семинаристы под водительством преподобного Амвросия при Александре I громили “безбожный” Казанский университет, как при Екатерине II церковь категорически опротестовывала противооспенные прививки (“Кару Господню надо принимать безропотно!”), как в начале ХХ века церковники неодобрительно встретили внедрение в практику “безнравственных” рентгеновских лучей… А сегодня епископ из Орехово-Зуева всерьез предложи бороться со СПИДом с помощью… патриотизма!

И здесь вырисовывается еще более грозная проблема: пагубное стремление клерикалов к опоре исключительно на архаические ценности. Как бы аксиома: старое – значит, истинное; новое – под подозрением… Причем такая установка совершенно не синонимична православию как феномену: где написано в Писании и Символе веры, что надо быть “вечно вчерашними”? Российское Новое время дало целую плеяду выдающихся православных мыслителей: А. Карташов, Т. Каптерев, Е. Голубинский, С. Трубецкой, Вл. Соловьев, П. Ленорский, епископ Сильвестр, о. Иннокентий Херсонский, а в ХХ веке – о. П. Флоренский, о. Г. Флоровский, о. И. Брячининов, А. Князев, о. С. Булгаков, Г. Федотов, о. А. Шмеман, о. И. Мейендорф, о. Н. Афанасьев, о. С. Желудков, о. А. Мень, о. А. Блум (Сурожский), о. Г. Чистяков, о. П. Адельгейм. И – ни один из них не был апологетом архаизма, все они понимали православие как живую веру, обращенную к человеку, устремленную в будущее и открытую для мировой культуры. Вряд ли бы кто-нибудь из них воспринял бы “античипсовую” инициативу всерьез…

И еще – к вопросу о смехе “людей с улицы”. Нет ничего страшнее для любого политического или социального института, когда над ним начинают смеяться. Даже ненависть не так страшна, как осмеяние: в этот момент “король становится голым” и уважение утрачивается безвозвратно.