08 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

Я ПОПЛЫВУ К БРЕГАМ АБХАЗСКИМ…


В царской России был известный “офицерский” романс, где были такие строки: “Я поплыву к брегам абхазским, сражусь с народом закавказским. Там пуля ждет давно меня…”. Вечная проклятая проблема имперской России – война в национальных окраинах, кровавые конфликты между народами… Тема межнациональных конфликтов – одна из самых драматических и, можно сказать, “детективных” в архивных материалах “Уральского рабочего”: именно поэтому так плодотворно и интересно изучение не только собственно информационных материалов, но и тенденций подачи последних.

Уже первое знакомство с динамикой и, если хотите, экспонентой публикаций на эту тему дает обильную пищу для размышлений – и показывает, насколько приблизительны все наши представления о характере того или иного периода советской и постсоветской истории. В частности – насколько идеализированы наши идеологические трафареты горбачевской эпохи как “эры гласности”.То, что найти какие-либо упоминания о межнациональных конфликтах на территории СССР в доперестроечное время на страницах “УР” практически невозможно – это было понятно с самого начала: любая такая информация торпедировала один из краеугольных мифов советской идеоконструкции – миф о “нерушимой дружбе народов”. Поэтому здесь цензура была абсолютно бескомпромиссна – на страницы прессы не попадало ничего. А такие конфликты были, и не только, скажем, на Западной Украине и в Прибалтике: кавказский регион, к примеру, “пульсировал” десятилетиями, и “на местах” об этом все прекрасно знали. Но в прессе – ни-ни! Однако самое впечатляющее – что и “перестройка” как раз в данном пункте совершенно “не перестроилась”! Это производит просто неизгладимое впечатление при просмотре старых архивных материалов: на многое “приоткрылись сквозняки” информации, по многим пунктам явственно послабление – но только не на этот! В результате – экспонента появлений информации на сию щекотливую тему выглядит крайне неравномерной.

Вот в декабре 1986 года произошли общеизвестные кровавые события в Алма-Ате, имеющие стопроцентно межэтнический характер. В “УР” – ничего, вообще ничего! Ни по горячим следам, ни спустя некоторое время. Ясна установка – ничего из этой “черной дыры” не выпускать! И нет смысла предъявлять на сей счет претензии к уральской газете: осуждать можно лишь тех, кто имел выбор – публиковать или не публиковать. У редакции “УР” такого выбора не было, решения принимали другие люди в других кабинетах…

Крутится ручка машины времени – и мы уже в 1988-м. Конкретно – в конце февраля, когда произошла резня в Сумгаите. Та же картина! А ведь уже на дворе – “поздняя перестройка”, скоро и в РСФСР начнутся интересные события… Но межнациональная тема в конфликтном аспекте пока – по-прежнему закрыта. Это касается и Карабаха, и кровавых апрельских саперных лопаток в Тбилиси-89 – хотя даже по телевидению уже вовсю гремел обличающий голос А. Собчака… Одна из редких публикаций, прорвавшихся на страницы “УР” в то время и на ту тему – статья от 12.04.1989 “Защитим перестройку, защитим демократию”, где хотя бы упоминается “события в Армении и Азербайджане, националистический выступления в Прибалтике и Молдавии”. Что предельно характерно – упоминание о происходящем подаются строго в рамках конкретной трактовки: “националистические выступления”, и только так. Это будет типично для всех публикаций данной тематической сферы вплоть до осени 1991 года. Характерные примеры такой интонации: “Инструкции национал-боевикам” (от 02.11.1990, о событиях в Приднестровье), “О положении в городе Баку” (21.01.1990), “К народам Азербайджана и Армении” (20.01.1990).

А вот январские события в Вильнюсе и Риге ломают эту матрицу! Трактовки, правда, почти не меняются – зато частота публикаций не просто увеличивается, но взлетает почти “вертикально”. Чувствуется, что либо ничего скрывать уже невозможно, либо (скорее всего) поступил разрешающий “сигнал сверху”… В номерах первого месяца нового (и последнего для СССР!) года интересующая нас информация идет просто ежедневно! Такого не было за всю историю “УР”… Простое перечисление статей уже дает ощущение мгновенного “сжатия времени”: “Скорбные свечи Вильнюса” (16.01.1991), “К событиям в Прибалтике” (17 и 18 января), материалы о Балтии и Грузии от 19. 01.1991, “Заявление М. Горбачева” и “О позиции Горбачева” (24.01.1991), “К событиям в Прибалтике” и “Обманчивое спокойствие” (25.01.1991), “К положению в Прибалтике” (26.01.1991). “Русские в Литве” (30.01.1991). Своеобразный рекорд побит в номере от 22 января: там помещены сразу пять таких статей – “Эмоции взяли верх”, “Они спасли нас”, “К положению в СССР”, “Ситуация в Латвии”, “В Эстонии гремят взрывы”. Кроме того – уникальный прецедент! – среди январских публикаций есть статья “Сталинская тактика” (23.01.1991) где чуть ли не единственный раз излагается “альтернативный” взгляд на происходящее (путь в виде перепечатки “вражеского” американского издания)…

Но что интересно – ближе к моменту распада СССР экспонента материалов о межнациональных конфликтах столь же резко идет вниз. Статьи “на тему” вновь становятся единичными (например, “К событиям в Тбилиси” от 24.12.1991 – там речь идет о начавшейся гражданской войне в Грузии). Что совсем характерно, и в новой “постсоветской” России матрица неизменна: “УР” хранит молчание и по поводу крови в ближнем зарубежье, и даже по поводу событий в пределах РФ (скажем, обойдет вниманием осетино-ингушский конфликт). Только 5 ноября 1992 года выходит статья Рамазана Абдулатипова с характерным названием: “Против лома… есть другой лом” (о положении на Северном Кавказе). Похоже, снова был дан “стоп-приказ”… И так будет продолжаться, пока не появится грозное слово – Чечня. Но это уже – иная история и иной рассказ…