26 ноября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“Я ПРОБРАЛСЯ ВГЛУБЬ НЕИЗВЕСТНЫХ СТРАН…”


“Я пробрался вглубь неизвестных стран… Восемьдесят дней шел наш караван…”. Волнующие романтические строки Николая Гумилева! И они приходят на ум при знакомстве с самыми интересными и познавательными программами предстоящей телевизионной недели. Несколько захватывающих познавательных сюжетов – и вот уже мы во власти “неизвестных стран”, загадочных и притягательных, хранящих глубокие тайны прошлого планеты и загадок культуры, грозных страниц истории и перспектив завтрашнего дня…

…“Австралия. Тайны эволюции” (“Культура”, воскресенье, 01.55). Пятый континент – одна сплошная загадка и “поле чудес”. Ощущение непреходящего изумления от этой уникальной страны идеально передано в известном стихотворении поэтессы Галины Усовой: “Она располагается под нами. Там, очевидно, ходят вверх ногами, Там наизнанку вывернутый год. Там расцветают в октябре сады. Там в январе, а не в июле лето. Там протекают реки без воды (они в пустыне пропадают где-то). Там в зарослях следы бескрылых птиц, Там кошкам в пищу достаются змеи, рождаются зверята из яиц, и там собаки лаять не умеют. Деревья сами лезут из коры. Там кролики страшней, чем наводненье. Спасает юг от северной жары. Столица не имеет населенья. Австралия – страна наоборот... Ее исток — на лондонском причале: для хищников дорогу расчищали изгнанники и каторжный народ. Австралия – страна наоборот...”.

Самое поразительное, конечно – это дикий мир Австралии. Волею геологических судеб предельно рано отрезанная от всех остальных формирующихся материков, “южная земля” (именно так переводится слово “Австралия”) оказалась гигантским “затерянным миром” – вполне в том самом смысле, которое вложил в это определение Конан Дойл в своем знаменитом романе. На гигантском изолированном обломке земной коры образовалась “резервация” реликтовых существ, более нигде не встречающихся на Земле. Яйцекладущие млекопитающие – утконос и ехидна, единственные ядовитые звери на планете (многие ученые сомневаются – не причислить ли их к ящерам: ведь черт пресмыкающихся у них в анатомии гораздо больше!). И – уникальные для Австралии сумчатые, в своей эволюции парадоксально сблизившиеся обликом и жизненными приспособлениями с “нормальными” аналогами других континентов: сумчатая кошка, сумчатый дьявол (!), сумчатые куницы, волки, кроты, зайцы, муравьеды… Охотно веришь донесениям великого английского мореплавателя Джеймса Кука, первым ступившего на австралийскую землю: в его описаниях ощущения британских первопроходцев напоминают страницы фантастических романов, описывающих первую экспедицию человечества на иную планету…

В этом же ключе – и фильм “Мадагаскар. Последняя Гондвана” (“Екатеринбург-ТВ”, вторник, 15.30). Огромный остров или маленький континент – такова постоянная антитеза в определениях Мадагаскара и у ученых, и у аборигенов. Остров откололся от гигантского доисторического материка Гондвана 88 миллионов лет тому назад – и с тех пор также пребывает в состоянии “затерянного мира”. Факт, достойный осмысления: свыше 90% местной флоры и фауны не встречается более нигде на Земле! Среди уникальных эндемичных животных острова – тенреки (зверьки, отдаленно похожие на ежа и землеройку одновременно), виверры (хищные животные, родичи мангуста), зайцегубохомячки (экзотические грызуны), живущие только здесь оригинальные виды пауков, черепах, хамелеонов, летучих мышей… Но, прежде всего – лемуры, колоритные приматы, дальние родственники примитивных обезьян, главная биологическая “эмблема” Мадагаскара. Да и вымершая часть местной фауны – достойна своего Конана Дойла: чего стоили хотя бы гигантский лемур-ленивец (ростом с гориллу), рахонавис (“гибрид” динозавра и птицы) и особенно эпиорнис – гигантская нелетающая “слоновая птица” (до 5 метров высоты), прототип легендарной “птицы Рухх” из “Сказок 1001 ночи”. Кстати, нетронутые яйца этого гиганта до сих пор часто находят на острове – что породило гипотезу о том, что эпиорнисы и сегодня вымерли не до конца, скрываются где-то в труднодоступных лесах… Сама природа Мадагаскара также способна преподнести поразительные сюрпризы – таковы, например скалы “тсинги”, состоящие из огромных массивов тонких “каменных ножей”, острых подобно бритве: попытка ступить на них приведет не только с порче обуви, но и тяжелой (подчас смертельной) травме… Да и сами аборигены острова, мальгаши – народ необычный и загадочный: имея традиционно “африканско-негроидный” облик, они говорят на языке, ближе всего стоящему к языкам Индонезии, Таити или острова Пасхи…

А вот “Мир наизнанку: Латинская Америка” (“4 канал”, вторник, 17.00). Огромный мир на двух континентах, поразительные природные красоты, роскошный пир экзотических растений и животных, сменяющие друг друга захватывающие дух природные ландшафты – от мексиканских пустынь до влажных тропических джунглей Амазонки, от сухого бразильского сертана (саванны) до заснеженных вершин Анд, от бескрайних аргентинских пампасов до суровых каньонов и ледников Патагонии… Но прежде всего – это неповторимый человеческий мир, настоящий “плавильный котел” культур и рас. Почти по известным строкам Пушкина: “Какая смесь одежд и лиц, племен, наречий, состояний!”. Здесь встречались индейцы и испанские конкистадоры, негры-рабы из Африки и эмигранты из Европы (от Ирландии до России), китайские поденщики и непримиримые южане-конфедераты, “унесенные ветром” из поверженного в гражданской войне американского Юга… Так возникали бесчисленные “вариации” национально-расовых смешений – мулаты, метисы, кабокло, парду, самбо, квартероны; так рождались новые нации – мексиканцы, перуанцы, чилийцы, бразильцы, парагвайцы… А в ХХ веке весь этот сверкающий всеми цветами радуги мир изумил планету взрывом интеллектуальной энергии – одарив мировую культуру именами Давида Сикейроса и Фриды Кало, Оскара Нимейера и Эйтора Вилла-Лобоса, Габриэля Гарсия Маркеса и Хулио Кортасара, Хорхе Луиса Борхеса и Пабло Неруды, Марио Варгаса Льосы и Мигеля Карлоса Онетти…

На том же “4 канале” – юбилейный выпуск “Орла или решки”, посвященный финской столице Хельсинки (понедельник, 19.00). Это город, далеко не самый старый в Европе (основан в 1550 году легендарным шведским королем Густавом Вазой) – но его строгий, по-северному сдержанный (и выдержанный в единой архитектурной стилистике) облик хранит память о многих исторических драмах. Почти три века шведского правления, четырехкратный захват русскими войсками (два раза – при Петре), пребывание в составе Российской империи (именно в это время сложилось архитектурное “лицо” Хельсинки), бурные события борьбы за независимость начала ХХ века, обретение государственности в 1917 году, перипетии гражданской войны 1918 года… И – грозные дни советского вторжения во время Зимней войны 1940 года, страшные бомбовые удары сталинской авиации, героизм защитников “линии Маннергейма”. В те дни в СССР даже была заказана и написана пропагандистская песня “Принимай нас, Суоми-красавица”, живописующая “освободительный поход” Красной армии против “белофиннов”. “Суоми-красавица” ответила не только яростным сопротивлением, но и насмешливой издевательской песней, в которой были следующие слова (в русском переводе): “Финляндия, Финляндия… Маннергейма линию мы строили не зря! Злая артиллерия бьет из разных мест – не ходил бы ты, Иван, зимой в карельский лес!.. Урал-река, Урал-река! Здесь устроим Сталину мы отдых на века! С ним отправим злобных комиссаров-дураков, подлых краснофиннов и собак-политруков”. Город и страна устояли, перед ними спасовала железная вооруженная лавина красной империи – стойкая и непреклонная Финляндия стала единственным соседом СССР, которому в “роковые сороковые” не удалось навязать коммунистический режим. А сегодня город – “столица Nokia”, один из центров постиндустриального мира…