28 декабря 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

Я СТАР, Я ДАЖЕ СУПЕРСТАР…


Сразу несколько “новостей с полей” – и одно оглушительней другого. “Центр Сталина” открыли в день рождения генералиссимуса пензенские коммунисты, сообщил агентству “Интерфакс” первый секретарь обкома КПРФ Георгий Камнев. По словам последнего, “цель создания центра – популяризация и актуализация тех практик, которые применялись в сталинские времена и которые актуальны и сейчас”. Одновременно в Москве активисты возложили 3 тысячи гвоздик к могиле Сталина: лидер коммунистов Г. Зюганов, пребывая в эйфории от вышеописанных событий, расчувствовался – “Вы видите – наступила сталинская весна! Нынешнее время востребовало Сталина, его великие идеи и победные дела”. Наконец… Депутат Госдумы Валерий Рашкин (КПРФ) намерен предложить московским властям вынести на обсуждение вопрос об установке в Москве памятника Леониду Брежневу. По словам Рашкина, в день рождения Брежнева, 19 декабря, “огромное количество людей в нашей стране с теплотой в сердце вспоминали этого удивительного человека и выдающегося политического деятеля, масштабы личности которого становятся особенно очевидны в наше время”. Он напомнил, что в следующем году исполнится 110 лет со дня рождения “самого легендарного и любимого народом советского генсека”. То, что в Москве нет памятника Леониду Брежневу, по мнению Рашкина – “чудовищная историческая несправедливость”. Парламентарий обратил внимание, что именно в годы правления Брежнева, по его словам, происходило развитие страны во всех сферах жизни общества. Рашкин также предлагает открыть в Москве музей Брежнева на базе экспозиции, которая представлена в этом году в выставочном зале Государственного архива... Уже нет никаких сомнений: тоталитарная реставрация “вышла на полную проектную мощность” – хотя бы по политическому калибру персонажей, выступающих с подобными предложениями. И, хочешь не хочешь, а приходится реагировать и комментировать.

Начнем с пензенской инициативы (и всего сопутствующего ей). Здесь самое показательное – пассаж насчет “актуализации сталинских практик” (и востребованности последних, если следовать духу и букве выступления Зюганова). Уважаемые читатели: надо ли кому-нибудь объяснять, что означали собой эти самые “практики”? Кто еще не читал “Архипелаг ГУЛАГ” А. Солженицына и “Колымские рассказы” Варлама Шаламова, “Крутой маршрут” Евгении Гинзбург и “Путь” Ольги Адамовой-Слиозберг – а также “Факультет ненужных вещей” Ю. Домбровского, “Жизнь и судьбу” В. Гроссмана, “Дом на набережной” Ю. Трифонова? И еще – труды Дмитрия Волкогонова, Джеффри Хоскинга, Роберта Такера, “Век лагерей” Ж. Котека и П. Ригуло, “Черную книгу коммунизма”?.. А ведь таких – множество. Сегодня сталинизм имеет две социальные ниши: зомбированные “фанаты” (их, кстати – меньшинство) и десятки миллионов “манкуртов” и “овощей”-недорослей, которые не то что ничего не читают, а скоро забудут азбуку… При таком положении дел можно и “впаривать” что угодно, и массовые акции с красными гвоздиками организовывать. Да что там гвоздики – в той же Пензе во время открытия “Центра Сталина” опять бабушки-старушки (“богомолки-комсомолки”) с иконой “святого” Кобы перед камерами дефилировали… Но это уже в нынешней России – едва ли не тривиально. А вот насчет Леонида Ильича – это уже гораздо интереснее и “свежее”. “Самый легендарный и любимый народом советский генсек” – это сильно сказано. Что ж, поговорим о “самом любимом и легендарном”.

…Ни над одним лидером СССР так не смеялись и не издевались, как над Брежневым. Он был на Олимпе почти 18 лет – и все это время его личность, его политика, его конкретные практические шаги и даже манера общения подвергались тотальному народному осмеянию. Причем смех смеху – рознь: в западных странах тоже многих политиков делали объектом “юмора и сатиры”. Но там – другое: когда журналисты рисовали карикатуры на М. Тэтчер, Ф. Рузвельта, Франца-Йозефа Штрауса (последний даже издал целый альбом шаржей на себя самого!) – это был именно беззлобный “позитивный” юмор, и притом совершенно безопасный для авторов, элементарно реализующих свое конституционное право на свободу слова. В СССР (как и сегодня!) насмешка над “первым лицом” был чревата самыми серьезными вещами – исключением из вуза, увольнением с работы, вручением “желтого билета” (для забывчивых: это запрет на профессию!”), а то и “черным воронком”, “зоной” и психушкой. И все равно – народ смеялся над “любимым и легендарным”! Лучшее тому свидетельство – гомерическое количество анекдотов, героем которых был Леонид Ильич. Тогда не было Интернета, не было свободных СМИ (как нет и сегодня!), телевизор все так же заслуживал почетное прозвище “зомбиящика”… И анекдоты выступали в качестве “альтернативного” канала информации – реализуя эту потенцию на все 100%. В самые “развитЫе” (или застойные?) годы – рождалось по 50-100 анекдотов в день! Сейчас они изданы – и несколько томов антибрежневского” народного творчества являются самым лучшим памятником эпохе: они настолько выпукло репрезентируют время, что могут служить прекрасным историческим документом. Так что товарищ Рашкин со своей “статУей” мог бы и не налегаться…

При Брежневе “происходило развитие во всех сферах жизни общества”? Тот, кто это сказал – либо абсолютно бессовестный человек, либо манкурт. “За кадром” остается чудовищный товарный дефицит, отсутствие самых элементарных (с точки зрения развитого общества, разумеется) предметов народного потребления, пустые прилавки магазинов, женская одежда из кримплена (обивочного материала для мебели, консервирующего все мыслимые и немыслимые запахи), “колбасные” поезда из провинции в столицу, позорно низкий уровень культуры обслуживания, тотальное зашкаливавшее хамство, отсутствие современных средств связи и коммуникации. А в социально-политической сфере – засилье цензуры, преследования диссидентов, рак как главная причина смертности среди деятелей искусства (из-за постоянных стрессов вследствие “контактов” с проверяющими органами), “третья эмиграция” (то есть – бегство двух миллионов самых талантливых “за бугор”), сращивание властных органов с мафией, “экспорт революции” в “третий мир” (несколько раз ставивший планету на грань ядерной войны), балансирование на грани самоубийственного столкновения с Китаем, танки на улицах Праги, вторжение в “Афган”… И “там, наверху” – вельможное сборище геронтократов: средний возраст членов брежневского Политбюро составлял 75 (!) лет… Тоталитаризм с выпавшими зубами и запашком дома престарелых – так назвал тот СССР польский правозащитник Адам Михник. Тогда в ходу был рискованный анекдот: “Самое страшное половое преступление в СССР – введение молодого члена в Политбюро”.

И еще. Брежневская эпоха – время крушения идеалов. “Во время оно” в пресловутый коммунизм не верили уже не только обычные “советские люди”, но даже и “работники идеологического фронта” – педагоги “политдисциплин”, пропагандисты, партийные работники. Просто чтобы не прослыть идиотами… Они “насиловали мозги” слушателям по обязанности, как лояльные государственные служащие, как “винтики и колесики” режима – но в “узком кругу” рассуждали так же, как и все остальные, иллюзий не питали… И даже более того: по точному сарказму Б. Ельцина, они разглагольствовали о “загнивании Запада” – и тут же стремились именно туда “позагнивать”… Двоемыслие и фарисейство – вот истинные иероглифы эпохи “развитОго социализма” (он же “застой”): именно тогда программировался распад СССР… А если нужен памятник “чушке Ильичу Второму” (прозвище, данное нашему герою Солженицыным), то позвольте предложить “авторский проект”. Дряхлый генсек должен быть изображен перед зеркалом, увешанный до пупа орденами, возле раскладушки (как тогда шутили – “Кто там лезет в Мавзолей с раскладушкою своей?”). И “прямая речь” на постаменте: “Товарищи, про меня говорят, что я уже стар. Это правда: я стар, я стар, я даже суперстар”…