9 мая 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ИИСУС ИЛЬИЧ ЛЕНИН (ХРИСТОС)


22 апреля, в очередной день рождения Ильича, повязывая галстуки очередным реликтовым пионерам, Геннадий Андреевич Зюганов сравнил Ленина с… Иисусом Христом. Буквально так, без всяких недомолвок. Как говорится – “что говорить, когда говорить нечего”… Впрочем, юбиляру бы это понравилось: у Ленина в одной из работ есть следующая бесподобная цитата – “Сойдет и такое идиотское слово, как “большевик”. Тоже дословно.

Первая реакция – шокинг. Какие сложились отношения у восторжествовавшего в России коммунизма с христианством – даже ничего разъяснять не требуется. Достаточно сходить в ближайший храм и послушать ектению, где упоминаются “все новомученики и исповедники, в земле Российской просиявшие”. “Новомученики”, для совсем беспамятных или невежественных – это православные (да и все остальные), убитые и замученные большевиками. А отношение Ленина к Тому, с кем посмел его сравнить Геннадий Андреевич – зафиксировано Владимиром Ильичем собственноручно. В “Философских тетрадях” Ленин конспектирует Гегеля, оставляя на полях свои “соображения на тему”. В одном месте классик немецкого идеализма что-то пишет о Боге – и на полях остается чеканная ленинская мысль: “Бога ему жалко – сволочь идеалистическая!”. Если кто-то подозревает автора этих строк в сгущении красок – милости просим в полное собрание сочинений Вождя Мирового Пролетариата. Найдите “Философские тетради”, перечитайте, убедитесь во всем сами…

Впрочем, любой идиотизм необходимо осмыслять – хотя бы до того, пока он не превратился в официоз и трафарет. Как представляется, за изумительной зюгановской эскападой стоят, как минимум, три культурологические предпосылки.

Прежде всего, взаимоотношения коммунизма с христианством (и шире – с религией) – вовсе не такие элементарные, как может показаться на основании анализа недавних трагических реалий отечественной истории. Религиозные ереси, сопровождающие христианство с первых веков его существования, постоянно содержали ощутимый коммунистический привкус (впоследствии такое же положение будет характерно и для ислама). Примеры такого средневекового “еретического коммунизма” дают нам и свирепый флорентинец Савонарола, и английский ересиарх XIV века Джон Болл, участник восстания Уота Тайлера (он проповедовал так: “Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто был дворянином?”); и персидские маздакиты, и Томас Мюнцер – один из наирадикальнейших руководителей Великой крестьянской войны в Германии в XVI веке (он, кстати, был священником – и он же был одной из самых почитаемых фигур в советской историософской мифологии!). Наконец, не забыть бы и Иоанна Лейденского – жестокого фанатика, основателя Мюнстерской коммуны, структурировавшего в немецком Мюнстере один из первых в Европе тоталитарных режимов. Последнее особо показательно: даже на старте коммунизм без тоталитаризма существовать не мог… А если вас занесет в штат Нью-Йорк – найдите небольшой городок Онайда и непременно побывайте в нем, это того стоит. Потому что только в Онайде можно посетить музей со сногсшибательным названием: “История коммунизма в США” (!!!). Суть в том, что именно здесь секта религиозных фанатиков-коммунистов в начале XIX века сформировала замкнутую общину, полностью контролировавшую город – натуральную КНДР в миниатюре. Конец этой мини-утопии был тоже абсолютно трафаретным: экономически община должна была выживать самостоятельно, поэтому пришлось собственную молодежь послать учиться в Гарвард и Йель. Когда выпускники массово вернулись в город – коммунизму там быстро настала “финита ля комедия”…

С другой стороны, коммунизм – это тоже религия, причём самая что ни на есть настоящая. На этом моменте обычно не заостряют внимание, но данный вывод был уже достаточно давно сделан двумя крупнейшими протестантскими философами ХХ века – немцем Паулем Тиллихом и американцем Райнхольдом Нибуром. Оба мыслителя, независимо друг от друга, в своих трудах “Теология культуры” (П. Тиллих) и “Христос и культура” (Р. Нибур) отметили: советская идеологическая система обладает всеми чертами религии, и притом откровенно скопирована с “библейской матрицы” (разумеется, в искажённо-перевёрнутом виде). Идея Бога – коммунизм, в который надо верить, не рассуждая (“Бог” здесь явно “конфуцианско-буддийский”, безличный – в отличие от библейского личностного Бога); “классики марксизма” как пророки и “герои революции” как святые мученики (показательно, как Фидель Кастро устроил в Гаване настоящую кумирню-реликварий с главным предметом поклонения – отрезанными руками Эрнесто Че Гевары, а французский писатель Андрэ Жид назвал Николая Островского “вашим коммунистическим Иисусом Христом”), вождь как Мессия (Ленин, Сталин, Мао и прочие чаушески); своего рода “Троица” – в СССР её состав менялся четырежды: Маркс-Ленин-Троцкий, Маркс-Ленин-Сталин, Маркс-СТАЛИН-Ленин, Маркс-Энгельс-Ленин (при Сталине за цитирование Энгельса давали… 10 лет! Просто надо было спасать “Троицу” – ни Хрущёв, ни Брежнев на членство в ней не тянули...). Продолжая аналогию, философы отмечали наличие характерных ритуалов, прямо воспроизводящих церковную обрядность (демонстрация – крестный ход, партийный съезд – богослужение, знамя – хоругвь, портреты вождей – иконы), “святого писания” (труды “классиков марксизма” и вождей), борьбы с еретиками (с “оппортунизмом”); наконец, самое кричащее – мумифицирование “отцов-основателей” (“святые мощи”!) и возведение им мавзолеев практически во всех коммунистических столицах (московский мавзолей работы А. Щусева почти в деталях воспроизводит пирамиду цивилизаций доколумбовой Америки; есть даже версия, что со сторон Щусева это было хорошо спрятанным сарказмом – архитектор прекрасно знал, что в Мексике такие пирамиды использовались, в частности, для ... ритуального каннибализма!). Последнее – чистой воды язычество (и вообще коммунизм, как и фашизм культурологически есть ренессанс неоязычества, о чём в своё время говорил в Нобелевской лекции А. Солженицын); по поводу же поклонения коммунистическим “мощам” сохранилась даже анекдотическая (но вполне реальная!) история. При строительстве мавзолея на Красной площади повредили канализацию, и из-под мавзолея потекло... ну, понятно что. Узнав об этом, арестованный глава Русской Православной церкви патриарх Тихон изрёк: “По мощам и елей!”. Теперь понятно, почему тоталитарный режим с такой яростью преследовал любую религию (как и сегодня преследуют на Кубе, в Китае и КНДР)? Перед нами просто банальное выживание конкурента из схожей “экологической ниши”: так поступали адепты всех восторжествовавших религий в истории...

Наконец, остается последнее – примитивный конформизм и продажность, следование политической моде и желание “быть в тренде”. Применительно к коммунизму – вполне по Булгакову: “тоже мне, бином Ньютона!”. И еще – типично “совковая” эклектика. Достаточно вспомнить, что ленинизм так далеко отходил от классического марксизма, что настоящие марксисты первого поколения вообще отказывали Ленину в праве носить это имя. У Ленина вообще гораздо больше было “местного” элемента – идей русских народников и вульгарно понятых концептов “философии русского космизма”, а также теоретического наследия все тех же средневековых коммунистов-еретиков… При Сталине же добавился и самый кондовый великодержавный шовинизм – причем весь этот “интеллектуальный винегрет” сосуществовал друг с другом, без всяких намеков на следование элементарной логике. Внедрять в сознание “толпы” это можно было только сугубо схоластическим путем – и не случайно итальянский философ Луиджи Пелликани назвал ортодоксальный марксизм “разновидностью склеротической светской теологии, жёсткие догмы которой абсолютны и обязательны для верующих”. Так что опыт есть: при желании можно убийцу и богоборца Ленина объявить хоть Всевышним – при целенаправленной компании в СМИ “пипл” все скушает…