16 июня 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ИСПОЛАЭТИ ДЕСПОТА


В православном каноне есть молитва на греческом языке, прославляющая высших церковных иерархов. По-гречески она звучит так: “Исполаэти деспота” (буквально – “слава владыке”). Этот чисто обрядовый момент сегодня приходится вспоминать в совершенно неожиданном и зловещем контексте.

Вот что произошло недавно в нашей хранимой Богом родной стране. В Белгородской области священник отслужил литию с иконой, на которой изображен генералиссимус Иосиф Сталин. Об этом написала газета “Завтра”, главным редактором которой является писатель и основатель консервативного “Изборского клуба” Александр Проханов. Церемония проходила на территории военно-исторического музея-заповедника “Прохоровское поле” (как известно, на Прохоровском поле, расположенном на южном фасе Курской дуги, с 10 по 16 июля 1943 года проходило танковое сражение). Несколько дней назад на Прохоровском поле состоялось награждение лауреатов Прохоровской премии. Как говорится в заметке, на иконе “Богоматерь державная”, изготовленной рыбинскими иконописцами по заказу “Изборского клуба”, Иосиф Сталин изображен в окружении маршалов Победы. “Икона двигалась при огромном скоплении людей среди церквей, часовен, монументов и памятников, посвящённых великой победоносной битве. Сопутствующий иконе афонский иеромонах Афиноген отслужил литию в память павших героев”, – отмечено в публикации. Здесь стоит добавить, что волна возвеличивания Сталина прокатилась по всей России перед Днем Победы.

Такое вот “исполаэти деспота”, причем в самом что ни на есть первоначально-примитивном этимологическом смысле… Разговоров о необходимости привнести Иосифа Виссарионовича в сонм святых было уже немало, и ведутся они не первый год – но чтобы сразу с иконой, и с участием иеромонаха… Это, как говорят подростки – круто! Причем настолько круто, что молчание здесь становится эквивалентным преступлению: делать вид, что ничего не происходит – уже не удастся.

Речь в данном случае – теперь даже не о Сталине! О немыслимых, зашкаливающих количественно и качественно преступлениях последнего написаны буквально пирамиды литературы – и дискуссию об этом можно считать закрытой. Для любого вменяемого человека здесь вообще нет повода для спора – любое, взятое по отдельности документальное свидетельство из истории коллективизации, Большого Террора или реальной истории Великой Отечественной войны (даже одно, а их миллионы!) является достаточным аргументом для того, чтобы квалифицировать “Кобу” как величайшего преступника за всю историю человечества. Для фанатов же (или жертв “зомбиящика”) почвы для дискуссии тоже нет – они просто не слышат рациональных аргументов либо априори не верят им. Здесь мы, что интересно, имеем ситуацию не рационального сознания, а чисто религиозной веры: как высказался в свое время раннехристианский мыслитель Тертуллиан – “Верую, потому что абсурдно”… Поэтому в контексте сногсшибательной белгородской истории говорить имеет смысл не о царственном покойнике, а о ныне здравствующих. Конкретно – о церкви. Поскольку в связи со скандальным молебном на Прохоровском поле сразу возникает ряд болезненных вопросов.

Первый из них – касается института святости (в том виде, в каком он стремительно формируется в нынешнем российском православии). Все-таки святость – это определенное состояние души и столь же определенное поведение, суть которого сводится к духовному подвигу во имя и славу Божью (если я не прав, пусть меня поправят!). В такой “стандарт” явно не входят убийства – хотя бы потому, что они прямо недвусмысленно (на уровне текстуальном) запрещены в Писании, в Декалоге Моисеевом и в Нагорной проповеди. Запрещены вообще, без всяких оговорок! И этот момент (не могущий быть ревизован, поскольку речь идет о письменных текстах главной сакральной книги христианства) имел в свое время множество любопытных последствий. Например, в императорской России солдат (то есть, людей, нарушивших заповеди Божии по приказу собственного государства) на три года не допускали к причастию! На основании канона св. Василия Великого – одного из “великих каппадокийцев”, главных отцов православной церкви. При этом – и в православии, и в католичестве в средние века неоднократно канонизировали королей и князей (то есть – людей, по определению занимавшихся убийствами)! Примеры общеизвестны: у нас это – Александр Невский (сжигавший города во время страшной Неврюевой рати и выкалывавший глаза мятежным новгородцам), ярославский князь Федор Черный (согласно летописи – сжегший город Переславль-Залесский, а также подозреваемый в убийстве ребенка!), а также ряд церковных иерархов XVII века, “засветившихся” на геноциде старообрядцев… Но это все-таки – средневековье, на это можно “делать скидку”: кстати, именно поэтому (в значительной степени) протестантизм вообще отверг институт поклонения святым. Как с этим сейчас? И можно ли представить себе ситуацию, когда верующий прикладывается к иконе с изображением многократного убийцы? (“Верую, потому что абсурдно”!). И какие это будут иметь последствия для спасения души?

Второй, и главный вопрос – если хотите, “организационный”. Для тех, кто “не в теме” – маленькая справка: в РПЦ существует жесткая дисциплина и абсолютный принцип “скалярной цепи” (полного и не терпящего отклонений подчинения нижестоящих вышестоящим). Конкретно – даже для того, чтобы дать безобидное интервью светской газете (на совершенно отвлеченные темы), священник обязан получить благословение архиерея: в противном случае батюшке грозит “прещение в богослужении”, ссылка в отдаленную местность или отправка в монастырь “простым монахом”. Этот момент сразу проливает свет на некоторые характерные детали экстравагантной белгородской истории – и одновременно ставит ряд новых “неудобных” вопросов.

В самом деле: кто и по чьему заказу писал ту скандальную икону с генералиссимусом? И откуда нарисовался “афонский иеромонах Афиноген”? (Тут совсем интересно именно его афонское происхождение, анонсированное газетой “Завтра”: что, Афонский монастырь уже прославляет Сталина?). Ведь все происшедшее, по идее, возможно только при одном изумительном обстоятельстве: если товарищ Сталин уже причислен к лику святых, и именно Русской Православной церковью! Тогда – извольте ответить на один вопрос: когда эта канонизация состоялась? Конкретно – в каком году, какого числа? И где соответствующие документы, где обязательное в таких случаях послание патриархии? Наконец, кто из высших иерархов принимал участие в данном решении? А если всего этого нет – акцию на Белгородчине нужно квалифицировать совершенно однозначно: как вопиющий акт богохульства, и никак иначе. И, кстати, как знаменитое “оскорбление чувств верующих”.

Вся эта грязная история заставляет сделать следующий нелицеприятный вывод. Либо в РПЦ царит невероятный бардак и “партизанщина” (а может быть – даже фактический раскол!): ведь если конкретные иконописцы и иеромонахи позволяют себе подобную самодеятельность, не освященную авторитетом церкви – это, согласитесь, ситуация совершенно экстраординарная (честно сказать, я именно в эту версию не верю!)… Либо – все происходящее негласно поддерживается руководством церкви. Кстати, в русской истории такие прецеденты были: так, в храме села Тазово (под Курском) есть икона, на которой изображен… Лев Толстой в аду – и написана она была за несколько лет до официального анафемствования великого писателя, и Синод никак не воспротивился …

Вот это уже – натуральная катастрофа. Причем в первую очередь – для самой церкви. Потому что если Сталин “вползет” в храм (в любом качестве) – это будет иметь однозначное последствие: такую церковь покинут все, у кого осталась способность мыслить и нравственное чувство. В такой церкви останется только “быдл-класс”, неграмотный плебс и люди с иррациональным складом психики. Хотелось бы спросить: неужели церкви нужен такой финал?