18 сентября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

КАК ОТДЫХАЛИ В “СОВКЕ”


Летний отдых – святое дело! Для всех людей мира каждый год наступала благословенная пора “уик-энда” – и СССР не был исключением. Совершенно естественно, что пресса не могла обойти эту животрепещущую тему – и в “Уральском рабочем” рубрика, посвященная различным вариациям на тему “Отдых и отпуск летом”, была постоянной. Казалось бы, что тут может быть особенного для исследователя архивов? Только констатации происходившего, и ничего более… Но социологи, социальные психологи, культурологи, да и историки – знают: отдых – важнейшая составляющая общественного бытия человечества. Оттого, в каких социокультурных, организационных и поведенческих формах походит досуг человека – выстраивается картина сущностных показателей общества; и нее случайно в зарубежной науке характеристики отдыха, гигиены и отношения к последним входят в модели познания фундаментальных черт той или иной цивилизации (не меньше!). Поэтому за скупыми сообщениями на пожелтевших от времени номерах “УР” выстраивается картина чрезвычайно интересная, дающая обильную пищу для размышлений и способная пролить свет на многие любопытные стороны жизни в СССР (и в первые годы постсоветской России).

Прежде всего, стандартным и постоянно действующим информационный блок “УР” на данную тему становится только ближе к “хрущевским” годам: до этого времени сообщения “отпускной” тематики редки и отрывочны. Уже интересно: когда тоталитарный режим “на пике”, он диктует совершенно определенную тематику и не дает населению “расслабляться”… Но совсем показательно, что данная информационная сфера предельно и резко “истончается” в период пребывания у власти Андропова – Черненко. Дело в том, что большая часть публикаций об “отдыхе граждан” падает на июль-август: в выпусках газеты за эти месяцы такие материалы выходили примерно раз в 2-3 дня, причем всегда на последних страницах номера (обычно – 3-я или 4-я страницы). Кстати, эти статьи никогда не бывают многословными и никогда не занимают большую печатную площадь… В 1983-1984 гг. даже такой объем “скукоживается”, и можно пролистать номера за все летние месяцы, не найдя никакой, даже самой привычной информации… Это при том, что все остальные информационные блоки не урезаны, а внешнеполитический блок – даже заметно расширен. Тогда страна резко подошла к кризисному рубежу, и сфера “частной жизни” оказалась задвинута “до лучших времен” …

И вот тут мы подходим к самому интересному. Философам, психологам и культурологам известно: у человека есть такая важнейшая индивидуальная ценность как Поле личной автономии (ПЛА). То есть – некая приватная зона, где “чужие не ходят”. ПЛА – завоевание культуры Нового времени, возникшая впервые в античности и постепенно вызревавшая в средневеково-ренессансном культурном континууме: в России она властно заявила о себе после петровских реформ и стала имманентной для дворянской, городской и интеллигентской субкультур. Любой режим, культивирующий несвободу – обязательно покушается на ПЛА: это – хрестоматия для социолога. И уже далеко не вчера исследователи (например, российский философ Игорь Яковенко) сделали фундаментальный вывод: в формах отдыха и досуга людей в позднесоветскую эпоху четко прослеживается устойчивое структурирование бытовых форм, отстаивающих то самое Поле личной автономии, выключающих человека из тисков “внешней”, навязываемой “социализации по-советски”. В этом смысле тема “летнего отпуска” приобретала звучание, далеко выходящее за “прикладные” рамки – на уровне “коллективного бессознательного” здесь реализовывалось невозможное в тех условиях в других социальных сферах стремление к свободе…

И публикации “УР” в этом отношении дают картину весьма показательную. Тематика сообщений довольно однотипна: большинство публикаций – об отдыхе на “малой родине”, в уральском “ландшафте”. Либо речь идет о “лагерной” форме релаксации (близкой и понятной тому социуму): “Новый пионерский лагерь” (20.07.1955), “Лагерь в Крутихе” (15.08.1956), “Дни активного отдыха” (27.07.1977). Но большая часть статей – об индивидуальном или “малогрупповом” туризме: это как раз те формы “уик-энда”, в которых советский человек “выключался из коллектива” и структурировал типичные атрибуты своего “внерабочего” бытия – костерок, ушица, шашлык, походы по горам, сплав, даже некое кладоискательство (не случайно обо всем этом – так много сюжетов у бардов!). Таковы материалы “Вернувшись из далеких походов” (09.07.1955), “Неугомонное племя туристов” (10.07.1960), “На лодке по уральским рекам” (24.08.1960), “Секрет бодрости” (08.08.1970). “Барьеры у озера” (05.07.1973), “Клады Шалинского леса” (02.08.1973), “А что там за горой” (13.08.1977), “Маршруты начинаются в “Хрустальной” (10.08.1980)… Публикаций на тему более дальних (в частности, “южных” маршрутов – немного, например “На теплоходе по Волге” (01.07.1964),“Хороша страна Болгария” (23.08.1973), материалы из Карачаево-Черкесии (05.07.1967). Что показательно, “критическая” струя о недостатках сервиса – совсем “эфемерна” (редкий пример – статья “Испорченный отдых” от 05.07.1955).

И совсем своеобразное впечатление оставляют статьи “перестроечной” и “постперестроечной” эпох. Тут, с одной стороны, в материалах начинают проскальзывать сообщения о каких-то новых “коммерческих” формах досуга (“Кедр” начинает действовать” – 07.07.1987); с другой – появляются немыслимые ранее “проблемные” публикации (типа статей “Аэрофлот улучшает сервис” от 10.08.2005 или “Детский отдых опасен для здоровья” от 20.08.2005). Здесь можно прочитать и о совершенно новых “импортных” маршрутах, непривычной ранее географии для “релакса” (3-я страница номера от 25.08.2007 полностью посвящена Чехии), и о каких-то “экзотических” аспектах внутри отечественных возможностей (“Край староверов и лесов” – 08.08.2009). Сменился цвет времени…