18 сентября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

КАКАЯ ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ ФИЗИКА…


6 и 9 августа в истории человечества – круглые даты, хотя и не самого приятного свойства: ровно 70 лет назад началась эра атомного оружия, ровно 70 лет назад бомбы “Малыш” и “Толстяк” упали на Хиросиму и Нагасаки. Это событие – одно из тех, о которых спорить будут, наверное, вечно: по точному выражению американского историка Сэмуэла Уокера, “споры о целесообразности бомбардировок определенно будут продолжаться”.

Все исследователи давно и предсказуемо поделились на адептов и оппонентов этого акта: сторонники бомбардировок обычно утверждают, что они вызвали капитуляцию Японии, предотвратили массовые потери с обеих сторон при вторжении в Японию. Ведь высадка на остров Кюсю (на котором находится город Нагасаки) планировалась в октябре 1945 года, на главный японский остров Хонсю (Хиросима расположена там) – пятью месяцами позже. Противники бомбардировок утверждают, что они были просто дополнением к уже идущим ожесточенным обычным бомбардировкам и, таким образом, в них не было военной необходимости; что они, в отличие от других методов ведения боевых действий, были аморальны по своей сути и являлись военным преступлением.

Истина, как всегда – посередине. Известны приблизительные оценки американских военных экспертов, оценивавших потенциальные издержки широкомасштабного сухопутно-десантного вторжения на Японские острова. Потери в разных вариантах оценок для США колебались от 40 до 370 тысяч погибших; для Японии аналогичные потери (среди военных и гражданского населения) предполагались в амплитуде до нескольких миллионов человек. Для справки: реальные потери в той войне для Японии равны 2 миллионам, для США – 408 399 человек… При таких прогнозах перспектива быстрого окончания войны (любой ценой!) становилась крайне предпочтительной: так сказать, уж лучше “конец с ужасом”, чем “ужас без конца”… Кроме того, был еще и “фактор Китая”: там за все время войны (Китай отражал японскую агрессию с июля 1937 года) ежемесячно гибло от 100 до 200 тысяч человек – в подавляющем большинстве своем гражданских. Для остальных стран Азии (в зоне японской оккупации), среднее число погибших исчислялось, вероятно, десятками тысяч, однако эта цифра была почти наверняка больше в 1945-м, в частности, в связи с массовой гибелью людей во время ужасного голода во Вьетнаме (да и в британской Индии чудовищный военный голод унес жизни порядка 3, 5 миллионов людей!) Таким образом, каждый месяц продолжения войны в 1945 году, по американским оценкам, привел бы к гибели более 250 тысяч человек… В самой Японии, чья экономика была к тому времени практически полностью разрушена бомбардировками и морской блокадой, тоже во весь рост стоял призрак ужасающей гуманитарной катастрофы, неминуемой в случае затяжки боевых действий: по оценкам японского историка Дайкичи Ирокавы, “непосредственно после поражения, по некоторым оценкам до 10 миллионов человек могли умереть от голода”. Характерно, что участник исторического Токийского судебного процесса (азиатский аналог Нюрнберга), филиппинский судья Дельфин Харанилла сделал следующее заявление: “Использование атомной бомбы было оправдано, так как поставило Японию на колени и завершило ужасную войну. Если бы война продолжалась, и атомная бомба не была бы сброшена – сколько бы еще тысяч и тысяч беспомощных мужчин, женщин и детей погибло бы?”. Совсем показательно, что в 2007 году такой вывод повторил и японский комментатор, военный министр Фумио Кюма – сам уроженец Нагасаки. В связи с общественным возмущением, вызванным его комментарием, Кюма подал в отставку 3 июля 2007 года. Однако высказывание Кюма почти дословно совпадало с высказыванием императора Хирохито в его первой пресс-конференции, данной в Токио в 1975 году. Во время этой пресс-конференции в ответ на вопрос, что он думает о бомбардировке Хиросимы, Хирохито ответил: “Это крайне печально, что атомные бомбы были сброшены, и я сочувствую жителям Хиросимы, но это было неизбежно, поскольку шла война”. Наконец, в статье, опубликованной в британском журнале “Международный обзор общества Красного Креста”, указано, что “при рассмотрении этих событий в свете международных гуманитарных законов, надо учитывать, что во время Второй мировой войны не было закона, соглашения или конвенции или любого другого инструмента, посвященного защите гражданского населения или его собственности”. Например, в Нюрнберге не выдвигали никаких претензий к люфтваффе за варварские действия в небе Герники, Варшавы, Роттердама, английских и советских городов… Да и японское командование, провозгласившее стратегию “тотальной войны” (и ответственное за ряд чудовищных преступлений на оккупированных территориях – например, за резню в Нанкине и Маниле) безусловно спровоцировало именно такие действия, которые были предприняты в последний месяц той ужасной войны. Наконец, сегодня известно, что Япония в 1945 году тоже делала атомную бомбу – и вряд ли бы испытала хоть какие-нибудь колебания насчет ее применения, если бы сумела довести дело до конца…

Впрочем, не менее вески и аргументы противоположной стороны. Так, великий французский писатель и философ, нобелевский лауреат Альбер Камю назвал августовские ядерные удары “фундаментальной аморальностью” и заявил (в статье, посвященной этому событию): “Механизированная цивилизация только что достигла конечной степени варварства. В недалеком будущем нам придется выбирать между массовым самоубийством и разумным использованием научных достижений… Это не должно быть просто молитвой; это должно стать приказом, который придет снизу вверх, от рядовых граждан к правительствам – сделать твердый выбор между адом и разумом”. В числе критиков бомбардировок были Лео Сциллард и Альберт Эйнштейн, которые ранее сами инициировали начало работ по производству атомного оружия; позднее, в мае 1945 года, письмо к Г. Трумэну с протестом против применения созданного оружия отправила группа ученых из “Манхэттенского проекта” во главе с Джеймсом Франком. Что совсем интересно, противниками применения новосозданных бомб были генерал Дуглас Макартур и адмирал Честер Нимиц – главные военачальники США на тихоокеанском театре военных действий, основные победители Страны Восходящего солнца. Японские юристы в 1963 году констатировали: “Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки причинили настолько крайние и массовые страдания, что они действительно нарушили основные узаконенные принципы ведения войны”. Не все знают, что в 1946 году Национальный Совет церквей США принес официальное покаяние за акции 6 и 9 августа 1945 года как “морально незащитимые”. Есть и совсем парадоксальная позиция индийского судьи Радхабинода Пала (участника Токийского процесса) о том, что “раз такие преступления, как “развязывание агрессивной войны” и “преступления против мира и человечности” были определены союзниками лишь после войны, то их нельзя применять к деяниям, совершенным до их формулирования”.

Вот такое “скрещивание точек зрения”. Самое же поразительное – в том, что, по точным словам японского политика Коити Кидо (советника императора Хирохито), “страх после бомбардировок сильно испугал человечество, показал всю абсурдность и бессмысленность войны, снизил градус агрессивности в международных отношениях. Парадокс заключается в том, что создававшееся для Третьей мировой войны оружие не дало ей разгореться, спасло миллиарды жизней”. И последнее: по преданию, создатель “Малыша” и “Толстяка” Р. Оппенгеймер во время первого испытания в Аламогордо произнес: “Какая замечательная физика!”. Но ведь примерно так думали все создатели ядерного оружия во всех странах – и В. Гейзенберг, и Отто Ган, и Курчатов, и Манфред фон Арденне (помогавший Курчатову создавать бомбу для Сталина)! Увы – нравственное осмысление содеянного приходило уже “задним числом”, после того, как “замечательная физика” оборачивалась кровью и слезами…