19 апреля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

КАРТИНА – ПЕСНЯ БЕЗ СЛОВ…


“Картина – песня без слов”: такой афоризм принадлежит замечательному русскому художнику Константину Федоровичу Юону… Эти слова как нельзя лучше характеризуют самую лучшую часть предстоящих на следующей неделе телепередач. На уже стандартном фоне серости и трафарета, который демонстрируют чуть ли не все каналы, класс содержательности и изыска показывает “Культура”. Из всех проектов петербургского канала (каждый из которых по-своему интересен) мы сегодня выберем несколько, посвященных шедеврам и знаменитым персоналиям изобразительного искусства.

…Документальный фильм “Нефертити” (среда, 23.00). Встреча с известным с детства – и неизвестным; с феноменом, который постигаешь всю жизнь – и который все равно остается неразгаданным. В фантастическом романе Станислава Лема есть следующий эпизод: амбициозный ученый решил вывести универсальную формулу прекрасного. Он потратил титанические усилия – и вывел такую формулу; заложил ее в компьютер – и машина выдала реализацию универсального уравнения. Это был… идеально нарисованный круг. А рядом на столе ученого стояла репродукция бюста прекрасной египетской царицы… И ученый, поняв, что потерпел фиаско, сжег результаты напрасного труда…

Нефертити – уникальна и как историческая личность, и как факт искусства. Она была царевной древневосточного государства Митанни, располагавшегося на территории современной Сирии. Митаннийцы были народом кавказского происхождения, их язык был близок… языку современных чеченцев! Вот такие неожиданные нити протягиваются из современности к знакомому всем с детства историческому персонажу… Настоящее имя прекрасной кавказской принцессы нам неизвестно: слово “Нефертити” в переводе с древнеегипетского означает “Пришла самая прекрасная”. Несомненно, красота и какая-то особая одухотворенность этой женщины поразила египтян при первой встрече с ней… Она вышла замуж за фараона Аменхотепа IV – и с этого момента получила билет в Вечность. Ибо ее муж недолго носил прежнее имя: вскоре он возьмет себе имя “Эхнатон” (Угодный Солнцу) – и венценосная супружеская пара войдет в историю в совершенно особом ореоле.

Эхнатон и Нефертити задумали и реализовали немыслимое, неслыханное еще в анналах бытия человечества: отринули старое язычество и – впервые в истории! – воздвигли алтарь единобожия. За несколько столетий до Библии! “Проповедь с трона” (как назвал их подвиг о. Александр Мень) была предельно драматичной, проходила при яростном сопротивлении адептов прошлого – и после смерти Его и Ее трагически оборвалась: жрецы быстро вернули все на круги своя и предали имена коронованных новаторов проклятию… Но дерзновенная попытка Эхнатона и Нефертити не прошла даром для мировой культуры: во-первых, первый опыт монотеизма послужил путеводной звездой для последующих пророков и мыслителей, а во-вторых…

Эхнатон и Нефертити хотели создать новый стиль в искусстве – не напыщенно-монументальный (как ранее в Древнем Египте), а как бы “гуманизированный”. Где бы их царственные портреты были не вознесены над людьми в облике богов, а явили бы себя в истинно человеческом измерении и красоте. Это тоже было впервые в истории – и такое искусство было создано! И самый высочайший шедевр такого нового стиля – прославленный скульптурный портрет “Прекраснейшей”, обнаруженный в 1912 году германским археологом Людвигом Борхардтом в мастерской древнеегипетского скульптора Тутмоса в городе Эль-Амарне. Совсем показательно и символично, что мы знаем даже автора этого величайшего скульптурного шедевра – едва ли не первого индивидуального портрета в истории искусства…

…Документальный фильм “Гюстав Курбе” (вторник, 23.00). Вновь перед нами – жизнь прекрасная и трагическая; жизнь похожая на “странные и страшные рисунки” (выражение, сказанное по другому поводу П. Чайковским) – и великая бессмертная слава в памяти человеческой.

Курбе – крупнейший французский живописец XIX века, считается одним из завершителей романтизма и основателей реализма в живописи. Сын обеспеченных родителей (владельцев виноградников), он должен был стать семинаристом – но, по преданию, так “грешил” в юности, что в семинарии ему отказывались отпускать грехи (!). Потом – трудный путь живописца, борьба с “академистами”, неизменное служение реалистической музе, шумный успех в артистических салонах, сближение с анархистами, написание шедевров, статус живого классика – и участие в Парижской Коммуне: Курбе управлял при ней общественными музеями, был комиссаром по культуре и лично руководил низвержением Вандомской колонны (знаменитый памятник Наполеону на площади Конкорд). А затем – крах Коммуны; полгода, проведенные в тюрьме – и решение суда: взыскать с Курбе стоимость сумму по восстановлению Вандомской колонны. Необходимость продать мастерскую, эмиграция в Швейцарию, нищета – и смерть. И – бессмертие как творца.

Курбе принадлежат слова, звучащие как манифест: “Живопись заключается в представлении вещей, которые художник может увидеть и коснуться… Я твёрдо придерживаюсь взглядов, что живопись — предельно конкретное искусство и может заключаться лишь в изображении реальных, данных нам вещей”. Этого принципа художник придерживался последовательно и даже экстравагантно: так, им написана картина, признанная самой скандальной за всю историю живописи – “Происхождение мира” (на ней крупным планом была изображена интимная женская часть тела). Когда это полотно было выставлено на вернисаже, и его там увидел император Наполеон III – у монарха сдали нервы, и он ударил картину хлыстом…

…Документальный фильм “Мир искусства Зинаиды Серебряковой” (среда, 18.15). Встреча с еще одной, поразительно обаятельной и светлой творческой личностью: Серебрякова – мастер Серебряного века, участница художественного объединения “Мир искусства”, одна из первых русских женщин, вошедших в историю живописи. Она принадлежала к знаменитой семье Бенуа - Лансере, подарившей России и миру многих выдающихся деятелей культуры и искусства (отпрыском этого рода по материнской линии был, например, великий британский актер Питер Устинов). Она создала совершенно неповторимый (и очень “женский”) стиль в своих портретных работах – хрупкий, женственный, с легким налетом целомудренной эротики. Ей суждена была долгая и насыщенная жизнь: Серебряный век, “мирискусничество”, революция, отказ перейти на модную тогда футуристическую манеру, эмиграция, оторванность от семьи и детей, видное положение в культуре Русского Зарубежья, африканские творческие поездки – и нежданная возможность посетить родину в годы хрущевской “оттепели”, где ее творчество получило внезапную и горячую популярность…

И – еще одна документальная лента: “Жар-птица Ивана Билибина” (четверг, 13.20). Билибин – еще один из “богатырей” Серебряного века и Русского Зарубежья, еще один великий “мирискусник”. Художник, книжный иллюстратор и театральный оформитель, Билибин прославился и в станковой живописи, и в рисунке, и в театре. Картины “Марья Моревна”, “Василиса Прекрасная”, “Баба Яга”, “Красный всадник”, “Алконост”, “Остров Буян”, “Суд во время Русской Правды”; панно в Нижегородском банке, в советском посольстве в Париже, в Ольшанской церкви Успения Пресвятой Богородице (Прага); эскизы декораций к “Снегурочке”, “Борису Годунову”, “Руслану и Людмиле”, “Князю Игорю”, “Царской невесте”, “Садко”; книжные иллюстрации к сказкам А. Пушкина и русским народным сказкам – вот далеко не полный перечень шедевров Билибина. Искусствоведы заговорят о неповторимом “билибинском стиле”, воплотившем в себе поэтику сказки и лубка, орнамента и плаката. А смерть свою художник нашел в блокадном Ленинграде – и погребен в братской могиле профессоров Академии художеств…