18 сентября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

КНИГИ О БОЛЕЗНЯХ СОВРЕМЕННОГО МИРА


Сергей Вадимович Фельдман – редактор редакционно-издательского отдела Гуманитарного университета. Наш сегодняшний собеседник – человек предельно “актуализированный”, его интересы постоянно направлены на сложные и “больные” проблемы современного мира.

“Что я сейчас читаю? Книги Леонида Млечина “Кто взорвал Америку” (2002 г.) и “Исламское государство”: они посвящены страшной проблеме исламистского терроризма. Полагаю, что данные книги полезно было бы прочесть всем: у нас принято сочувствовать этой публике... Млечин на фактах показывает лицо режимов С. Хусейна и М. Каддафи и во внутренней, и во внешней политике (в частности, как спонсоров террора). Когда существовал Варшавский договор, он способствовал и деньгами и оружием для поддержки террористов. Особенно ГДР: там отсиживались и палестинцы, и Баадер с Ульрикой Майнхоф, “красные” немецкие леваки... “Документы из архива министерства госбезопасности ГДР не оставляют сомнений: социалистические страны всегда поддерживали международный терроризм. Причем это решение принималось на совещании руководителей спецслужб социалистического лагеря под руководством председателя КГБ Юрия Андропова” (“Кто взорвал Америку”, стр. 170). Особую помощь оказывали самому жуткому боевику, Карлосу Ильичу Рамиресу (Шакалу), который колесил по всей Европе, оставляя кровавый след. Как замечает Млечин, “самой удобной точкой (для Рамиреса) считался Восточный Берлин”. Шакал всегда был готов оказать взаимную услугу: так, он получил от румынской “Секуритате” для своей группы дом в Бухаресте, деньги и паспорта. А в скором времени трое бежавших от Чаушеску оппозиционера получили от Шакала посылки с бомбами… Когда же у Млечина читаешь о Ираке, перед нами предстает не просто тирания, но, если можно так выразиться, глумливо-террористическое государство. Понимаешь, насколько варварской является сама политическая культура этой страны. Например, во время “прославленной” революции 14 июля 1958 года, после захвата Багдада военными под руководством Абдель Керим Касема – началась совершенно средневековая расправа с прежней властью. Партийный деятель КПСС Карен Брутенц вспоминает: “Привязанное вверх ногами к хвосту осла тело ненавистного правителя Нури Саида целый день таскали по улицам Багдада, голова его билась о камни мостовых”. 8 февраля 1963 года свергли самого Касема: по воспоминаниям молодого в то время дипломата Геннадия Слепенкова, это выглядело так. “Показали казнь Касема по ТВ. Подошел солдат, вытащил из-за пояса нож, и стал разрезать бывшему вождю рот до самых ушей. Совершив это страшное действо, солдат, схватившись за обе челюсти Касема, разорвал ему рот пошире и стал плевать внутрь”. Именно с этого времени началось возвышение Саддама Хусейна, которое через череду нескольких переворотов привело его к власти. Интересно, что Саддам периодически, постоянно и в больших количествах истреблял коммунистов. В мае 1978 года, например, он запретил иракскую компартию – назвав коммунистов “иностранными агентами”; была большая резня. Можно было бы упомянуть и о геноциде курдов, и об обнаруженных массовых захоронениях детей… Но руководство СССР это не смущало: они поставили на Саддама и дружили с ним пару десятилетий...

И еще книга “Горбачев” (серия “Великие россияне”, книга вышла в 2015 году в Санкт-Петербурге.). В ней – биографии всех правителей СССР от Сталина до Горбачева (кроме Черненко). Главное в книге о “Горби” – информация о том, какое чудовищное сопротивление номенклатуры ему приходилось преодолевать: “Советские чиновники до последнего противостояли любым радикальным переменам в экономике” (цитата). И еще настоящий диагноз от Млечина: “Перестройка выявила слабость отечественной интеллектуальной мысли. Слишком поздно осознали, что политическая и экономическая система реального советского социализма вовсе не подлежала реформированию… Горбачеву и его команде предстояло идти нехожеными тропами: никто еще не выбирался из тоталитарной системы собственными силами. Михаил Сергеевич еще долго искал ответы в трудах Ленина, надеясь отыскать там доказательства возможности существования “рыночного социализма с человеческим лицом”, терял драгоценное историческое время”.