18 сентября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“КОГДА ЧИТАЕШЬ КЛАССИКУ – СЛОВНО ОКУНАЕШЬСЯ В СЕГОДНЯШНИЕ ПРОБЛЕМЫ”


Наш сегодняшний собеседник – Станислав Евгеньевич Кушнерев, и собеседник он – весьма интересный. В прошлом – военный моряк, впоследствии долгие годы проработавший в правоохранительных органах; сегодня он – на пенсии. И еще Святослав Евгеньевич – поэт-любитель (к слову, очень талантливый!). Книжные пристрастия нашего нынешнего гостя выдают в нем человека пытливого, ищущего, знающего толк в сокровищах мировой культуры.

“Мои книги на сегодня… Это, прежде всего – классика! Когда соприкасаешься с сокровищами классической литературы – испытываешь ни с чем не сравнимое чувство не только красоты, но еще и актуальности. Можно даже так сказать: когда читаешь классику –словно окунаешься в сегодняшние проблемы! Это потрясает: с одной стороны, выходит, что эти проблемы – вечные; с другой – начинаешь воспринимать авторов прошлого немного как пророков…

Вот поэт, который занимает мое воображение больше всего – Джордж Гордон Байрон. Принципиально пишу полное имя, без ретуши – он того заслуживает! В свое время (в юности) я читал его как-то отстраненно, “по-школьному) – а сейчас понимаю: такую литературу необходимо осознавать уже с позиции некоего жизненного опыта, приобретая определенную зрелость… Вот его драма “Каин”, которую читаю сегодня. Библейские мотивы, книга Бытия, известная всем притча о первом убийце – но как все повернуто! Каин у Байрона прежде всего – первый нонконформист. Все вокруг него – Адам, Ева, Авель, сестра, жена – существуют в режиме “необсуждения”; они принимают окружающий их мир как аксиому – тем более, что эта “аксиома” задана Всевышним. А Каин – задает страшные вопросы! Почему я непременно должен чтить всю эту иерархию? Справедлива ли она? Ему говорят: ты обязан Еве жизнью – а он отвечает: “Но ведь – и смертью!”. И на каком-то моменте восприятия понимаешь: в таких вот “проклятых вопросов” начинается собственно человеческое в человеке! Потому что жить в заданном нерассуждающем режиме, пожизненно реализовывать какую-то заложенную в тебя программу – это умеет и муравей…

А байроновская поэма “Дон Жуан”, которую я тоже сейчас читаю? Что ни глава, раздел даже строфа – и взрываются все стереотипы! Перечитайте то место, где Байрон весьма некомплиментарно описывает нашего национального героя фельдмаршала Суворова. Сперва до небес взлетает привычное патриотическое чувство (как же, английские поэт-романтик назвал Суворова “кровавым паяцем!”) – а потом прозреваешь вечную толстовскую истину: война не бывает “красивой” и “позитивной”, она всегда – мерзость; и ее паладины – “кровавые паяцы”, и никак иначе!.. А как вам место с характеристикой придворного поэта: “За сытный пудинг с царского стола стал антиякобинцем образцовым – и пел султана, раз велел султан”. Никого из нынешних не напоминает?

И еще – “Портрет Дориана Грея” Оскара Уайльда. (Видите, меня все время тянет на англичан!). Сложнейшая философская вещь, произведение-ребус, где “морским узлом” связаны этические и эстетические коллизии (в частности, проблема бренности жизни и вечности Прекрасного)… А из современного – воспоминания Фаины Раневской. Понимаю, почему она так долго внутренне сопротивлялась “мемуаристике” – точно определила ситуацию: “Боюсь написать жалобную книгу”. Но ее афоризмы – это на уровне самых блестящих образцов жанра (может быть – Ларошфуко или Монтеня)! Как вам: “Под самым роскошным павлиньим хвостом скрывается обыкновенная куриная ж…па – так что поменьше пафоса, господа”. Прямо по мудрости древних греков – “Юмор исправляет то, что исказил пафос”…