19 апреля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

КТО ТАКАЯ КАРМИНА ПРИСТИАНА?


Анонс! Депутат Егор Анисимов (ЛДПР) внес в Госдуму проект “О мерах противодействия санкциям иностранных государств в области культуры”. Согласно документу, прокат и показ кинопродукции, произведенной “в государствах, которые ввели санкции в отношении РФ, не допускается”. При этом для нарушивших запрет граждан России и организаций, зарегистрированных на ее территории, депутат предлагает ввести ответственность в Кодексе об административных правонарушениях: за несоблюдение закона физическим лицам будут грозить штрафы до 2,5 тыс. руб., а юридическим лицам – до 50 тыс. руб. В пояснительной записке к проекту господин Анисимов также отмечает: на российских телеканалах и в кинотеатрах “продолжается прокат (показ) кинофильмов, произведенных в странах, которые ввели санкции в отношении России”, за что авторы кинопродукции “получают соответствующие гонорары”. Эту кинопродукцию “не следует считать антироссийской”, подчеркивает депутат, но “сам факт” получения прибыли от ее проката в России во время введенных санкций “нельзя считать правильным”. “Режиссеры, продюсеры и другие представители, участвующие в реализации на территории России своей кинопродукции, должны отвечать за действия своего правительства или, как минимум, выходить к нему с соответствующими предложениями”, – заявил Анисимов. Депутат от ЛДПР ссылается на ст. 19 “Основ законодательства РФ о культуре”, где закрепляется “право РФ устанавливать особые условия культурной деятельности иностранных граждан”.

“Ну что сказать, ну, что сказать – устроены так люди…”. Обсуждать интеллектуальные, политические и нравственные аспекты сего изумительного предложения – нет ни малейшего смысла. Все ясно как Божий день, и никакие комментарии не требуются – кроме, пожалуй, того, что “народные избранники”, похоже, задались целью воплотить в жизнь самые безумные фантазмы Салтыкова-Щедрина, Пелевина, Сорокина и Пьецуха. Вопрос о практической возможности реализовать “проект” господина Анисимова также лежит за гранью дискуссии – пока существует такая “мелочь”, как Интернет (даже в самом “контролируемом” его варианте). Сколько было уже случаев, когда выносились “высокие” правительственные решения о запрете на показ в России того или иного фильма (“классика жанра” – нашумевшая украинская историческая лента “Молитва о гетмане Мазепе”). И что? Войти в любой поисковик, набрать стандартное словосочетание “смотреть онлайн” или “скачать в торрент” – и мгновенно материализуется известный советский анекдот. “С Урюпинском телефонный разговор можно? – Нет. – А с кем можно? – С Нью-Йорком. – Это Нью-Йорк? – Йес. – Урюпинск можно? – Плиз”.

Поговорить хочется о другом. Закроем глаза и представим себе (чур меня, конечно!), что думцам все же удастся провести в жизнь эту безумную директиву. Собственно, даже фантазировать особо не надо: в СССР так все и было – пусть не в столь идиотски-лобовом варианте. В Советским Союзе практически до самый “перестройки” действовал режим “ограниченного доступа” не только к западной кинематографии, но и к зарубежной литературе (особенно новейшей), и к современной “импортной” музыке, и к изобразительному искусству “неправильных” направлений (это касалось и собственных художников) – я уже не говорю о философии… И к каким же последствиям в духовно-культурной жизни все это приводило?

Называя вещи своими именами – к нарастающему и все более злокачественному процессу провинциализации отечественной культуры. Никаких сенсаций: если перекрыть внешние каналы информации для конкретного социума, его жизнь обретет характерные “островитянские” черты – весь окружающий мир будет восприниматься и оцениваться по меркам собственного “острова” (об этом блестяще и пророчески говорил А. Солженицын в своей Нобелевской лекции). И собственные местечковые “тараканы в голове” начинают восприниматься с преувеличенной “глобальной” значимостью, а действительно важные и выдающиеся феномены пройдут мимо сознания… Если поставить все точки над “и” – такое общество скатывается к вульгарному невежеству, а его духовная жизнь угрожающе примитивизируется или приобретает признаки стагнации и застоя.

В чистом виде все эти черты явила нам история Московской Руси эпохи поздних Рюриковичей. Тогда изоляция от “неправославной” Европы (“нехристей”, как называли европейцев) была тотальной, контакты с ренессансным Западом были сведены к исчезающему минимуму. Результат: отечественная словесность тех времен по сравнению с европейской производит впечатление предельно архаическое. Если на одну чашу весов положить житийную литературу, “Домострой” и “Четьи-Минеи”, а на другую – “Божественную комедию” Данте, “Гаргантюа и Пантагрюэль” Рабле, “Дон Кихот” Сервантеса и “Ромео и Джульетту” Шекспира – сравнивать становится как-то даже неудобно…

Что касается советских времен – есть подлинная потрясающая история, рассказанная писателем Бенедиктом Сарновым. Она как нельзя лучше иллюстрирует ту проблему, о которой идет речь.

…В эпоху хрущевской “оттепели” ряд старейших советских писателей (в том числе – Ф. Панферов) выступили в печати с “крамольной” статьей, в которой призывали отойти от политики культурного изоляционизма и предлагали начинающим литераторам учиться у зарубежных классиков (в частности – английских). Свирепая реакция последовала незамедлительно – один из тогдашних “литературных генералов” (который тогда командовал всем, и чьи сочинения сейчас никто не будет читать даже под угрозой пытки) дал резкую отповедь “еретикам” и на страницах “Правды” заявил: “Еще можно понять стремление учиться у Диккенса и Теккерея, но совершенно недопустимо, чтобы советская литературная молодежь училась у таких чуждых декадентских авторов, как Кармина Пристиана и ее упаднический последователь Ален Роб-Грийе”. Этот пассаж вызвал замешательство в среде литераторов: ну, Роб-Грийе – известный французский писатель ХХ века, а кто такая Кармина Пристиана? В каком веке она жила (или живет)? Откуда она – из Англии, США или (может быть) Австралии? Не знает никто – и никто не смеет в этом признаться… И понеслось: во множестве статей повторялись призывы ни в коем случае не впадать в “низкопоклонство перед Западом” в лице зловредной англичанки (все-таки англичанки!) Кармины Пристианы… При этом – ни один самый маститый “член” не мог назвать ни одного ее сочинения, даже ни одной ее строчки…

А затем – грянул гром. Выяснилось, что никакой Кармины Пристианы в природе не существует: просто стенографистка неправильно расшифровала речь “литературного генерала”. Последний “чуждыми декадентами” обозвал А. Кронина и Дж. Пристли – крупнейших британских прозаиков XX века (кстати – никаких не “декадентов”, мастеров психологической прозы: между прочим, Роб-Грийе не имеет к ним никакого отношения!). Но оглушительно в данной истории не ошибка в стиле “глухого телефона”, а то, что чуть ли не весь Союз писателей поставил себя в позицию приснопамятной гоголевской унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла… И ведь эта ситуация была принципиально невозможна, если бы не существовало “железного занавеса” и тех самых запретительных мер, о которых сейчас хлопочет депутат от ЛДПР.

Поэтому рекомендация здесь может быть одна – ничего не забывать! Ибо, как сказано у Экклезиаста, “нет ничего нового под солнцем… бывает нечто, о чем говорят: “смотри, вот это новое”; но это было уже в веках, бывших прежде нас”.