19 апреля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ЛИТЕРАТУРА НЕСЁТ В СЕБЕ ВЗРЫВЧАТУЮ СИЛУ


Печальное известие пришло из Германии – для всех, кому не безразличны ценности и судьбы мировой литературы. Умер Гюнтер Грасс – замечательный мастер с поистине ренессансными дарованиями: писатель, скульптор, художник, график, лауреат Нобелевской премии по литературе 1999 года.

Бывают в истории культуры личности, которые не только создают непреходящие духовные ценности, но и одновременно становятся настоящими “возмутителями спокойствия” – “взрывают повседневность” собственной нонконформистской позицией. Подчас они шокируют “законопослушного” обывателя, подчас вызывают на себя раздражение “человека-массы” (если воспользоваться диагностически точным названием культовой книги испанского философа Х. Ортеги-и-Гассета), подвергаются “общественному порицанию”. И только потом это самое “общество” понимает: эти несносные “возмутители спокойствия” были нравственными целителями, их шокирующая эпатажность – сродни психологическому и духовному скальпелю. Сократ, Макиавелли, Юм, Чаадаев, Ницше, Шестов… В этом парадоксальном и славном ряду и Гюнтер Грасс.

Он родился в “вольном городе Данциге” (ныне Гданьск, Польша). По воспоминаниям самого писателя, приведённым в так называемой “Данцигской трилогии” (романы “Жестяной барабан”, “Кошки-мышки” и “Собачьи годы”), его родители занимались торговлей. Отец писателя – немец, мать происходила из народа кашубов (поморские славяне, в XIII веке покоренные германскими феодалами в ходе “Дранг нах остен”: сегодня живут в Польше, сохраняя этническую и культурную самобытность). Так что в жилах классика немецкой литературы ХХ века текла славянская кровь.

Во время Второй мировой войны пятнадцатилетний Гюнтер был призван (вместе со своими одноклассниками) в обслугу зенитной батареи, затем отбыл трудовую повинность – и в ноябре 1944 года был зачислен в 10-ю танковую дивизию СС, в составе которой принял участие в сражении с советскими войсками в апреле 1945 года, был ранен (причем сам не сделал ни единого выстрела!). На этом война для Грасса, к счастью, закончилась – он сдался в плен к наступающим американским войскам и провел в плену до 1946 года Впоследствии, уже будучи маститым писателем, Грасс шокировал литературную общественность своими воспоминаниями о той самой 10-й танковой дивизии: по его словам, то, что он там наблюдал, не имело ничего общего с расхожим штампом о “кровавых эсэсовцах”. “Это была обычная фронтовая часть, и она просто воевала” – заметил писатель (что тоже вызвало бурю). Справедливости ради надо заметить: Гюнтер Грасс был абсолютно прав, если принять во внимание, что он наблюдал войска СС образца последних месяцев войны. В это время “гвардия Черного Солнца” (как любили себя называть члены “Ваффен СС”) пополнялась ополченцами, матросами, а то и просто мобилизованными мальчишками – каким тогда был и сам Гюнтер…

А потом – была невероятная и бьющая через край жизнь Художника. Работал каменотесом (что очень пригодилось в будущей профессии скульптора), учился скульптуре и живописи в Академии искусств в Дюссельдорфе (ФРГ) и в Высшей школе изобразительного искусства в Западном Берлине. Жил в Париже, Западном Берлине, Вестфалии и Шлезвиг-Гольштейне; дважды был женат, в конец 50-х гг. активно участвовал в выставках (как художник и скульптор) и в это же время начал пробовать себя как литератор (в стилистике абсурдизма). И – блистательный успех 1959 года: выход в свет книги “Жестяной барабан”, первой части “Данцигской трилогии”. За этот роман он получил премию объединения “Группа 47”, к которой он сам принадлежал с 1957 года. В романе реальные исторические события конфронтируют с сюрреалистически-гротескным образным языком Грасса. Стиль, в котором написан роман “Жестяной барабан”, стал “фирменным” стилем Гюнтера Грасса – писателя. После выхода “Жестяного барабана” Гюнтер Грасс получил мировую известность: впервые после Второй мировой войны немецкий писатель завоевал международное признание. В 1979 году роман был экранизирован прославленным режиссёром Фолькером Шлендорфом. Фильм “Жестяной барабан” получил главный приз Каннского фестиваля – Золотую пальмовую ветвь – в 1979 году, а также “Оскара” в номинации “Лучший иностранный фильм”.

Так началась громкая слава Гюнтера Грасса. И одновременно – его тернистый путь “возмутителя спокойствия”. Уже второй роман писателя, “Кошшки-мышки”, вызвал скандал (из-за описанных там откровенных сцен): министр работы и здравоохранения земли Гессен сделал запрос в федеральные органы надзора о проверке романа как имеющего аморальное содержание (после последовавших протестов общественности и других писателей запрос был отозван). Но Грасс эпатировал общественность не только книгами, но и собственными публицистическими высказываниями. Так, в 1990 году он высказался против объединения ФРГ и ГДР – из-за опасения “возрождения германского милитаризма” (подлинные слова писателя). В 2006 году последовал новый громкий скандал – в связи с вышеописанными военными страницами биографии писателя (служба в СС). Наконец, 8 апреля 2012 года Израиль объявил Гюнтера Грасса персоной нон грата за обнародование стихотворения под названием “То, что должно быть сказано”, в котором тот резко критиковал Израиль за угрозу превентивной войны в отношении Ирана. В связи с данным скандалом Грасс пояснил, что к Израилю в целом он испытывает глубокую симпатию и его ошибка состоит в том, что он писал про Израиль в целом, а не про нынешнее израильское правительство. Он заявил, что не встал на сторону Ирана, а призывал международное сообщество контролировать обе стороны конфликта, и выразил удивление тому, что, хотя он получил много писем поддержки и одобрения его позиции, немецкая пресса посчитала возможным дать высказаться только его критикам. Это при том, что антисемитом Грасс не был никогда – это подтвердил экс-посол Израиля в ФРГ Ави Примор (последний критиковал упомянутые стихи, но счел действия собственного правительства чрезмерными). Кстати, еврейская община Германии в этой ситуации тоже защищала и оправдывала писателя…

И еще одна резонансная социальная акция, сделавшая имя Гюнтера Грасса знаменитым. 13 декабря 2005 года “мэтр из Данцига” выступил с открытым письмом в защиту гениального турецкого писателя Орхана Памука, подвергшегося преследованиям на родине из-за собственной нонконформистской позиции в защиту армян. Вместе с Грассом это письмо подписали еще несколько живых литературных классиков ХХ века: Жозе Сагамагу (Португалия), Габриэль Гарсия Маркес (Колумбия), Умберто Эко (Италия), Карлос Фуэнтес (Мексика), Хуан Гойтисоло (Испания), Джон Аптайк (США) и Марио Варгас Льоса (Перу).

Последние годы жизни Грасс жил в Любеке – там же находится его литературный и живописный архив. Актом мировой признания художественных заслуг Грасса стало присуждение ему Нобелевской премии по литературе. В своей Нобелевской лекции мастер произнес слова, звучащие сегодня как завещание: “Подобно тому, как Нобелевская премия, если отвлечься от всякой ее торжественности, покоится на открытии динамита, который, как и другие порождения человеческого мозга – будь то расщепление атома или также удостоенная премии расшифровка генов, – принес миру радости и горести, так и литература несет в себе взрывчатую силу, даже если вызванные ею взрывы становятся событием не сразу, а, так сказать, под лупой времени и изменяют мир, воспринимаясь и как благодеяние, и как повод для причитаний, – и все во имя рода человеческого”.