08 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

МУЗЫКА ГРАЖДАН ВСЕЛЕННОЙ


На следующей неделе главный герой экрана – музыка. И не просто музыка, а современная. И не просто современная, а авангард и постмодернизм. Об этом позаботился канал “Культура”: здесь нас ждет незабываемая встреча с творчеством шести гениальных композиторов нашего времени.

…Кжиштоф Пендерецкий – первый герой нашего повествования. Великий польский музыкант 2-й половины ХХ века, и ныне активно продолжающий свой творческий путь. Родился в польском городе Дембица в семье адвоката. Символическая деталь: среди предков композитора (кроме поляков) были украинцы, немцы и армяне – так даже генеалогия мастера предрекала Пендерецкому ту роль Гражданина мира, которую он несет своей личностью и творчеством… Пройдут годы учебы в родном городе и Кракове – и на рубеже 50-60-х гг. Европе стало ясно: родился гений мирового масштаба. Международное признание, профессорско-преподавательская деятельность в консерваториях Кракова и немецкого Эссена, а также Йельского университета (США); регулярное участие в международных престижных фестивалях современной музыки в Варшаве, Загребе (Хорватия), Донауэшингене (ФРГ)… Его творчество обращено ко всему человечеству, пронизано духом экуменизма: будучи католиком, Пендерецкий часто обращается к православной традиции (в таких сочинениях, как “Утреня” или “Слава святому Даниилу, князю Московскому”). Вообще многие сочинения мастера обращены к русской культуре, интерес к которой у Пендерецкого никогда не ослабевает: в наши дни он работает над ораторией на стихи С. Есенина и “Страстями по Иоанну” (на тексты из Библии, Достоевского и Булгакова). В своем раннем творчестве композитор был убежденным адептом авангардных стилистик – алеаторики и сонористики: этот стиль известен по таким знаменитым сочинениям, как “Флуоресценции”, “Полиморфия”, “Плач по жертвам Хиросимы”. В зрелом и позднем творчестве композитор приходит к неоромантизму и “новой простоте”: так рождаются его восемь симфоний, инструментальные концерты, “Страсти по Луке”, религиозные сочинения, “Польский реквием” (посвященный памяти гданьских докеров, расстрелянных солдатами коммунистической диктатуры). Многие произведения Пендерецкого написаны в расчете на исполнение конкретными великими музыкантами (например, для М. Ростроповича); его музыка звучит во множестве кинолент крупнейших мэтров кинематографа (“Люблю тебя, люблю” Алена Рене, “Экзорцист” Уильяма Фридкина, “Сияние” Стэнли Кубрика, “Катынь” Анджея Вайды, “Остров проклятых” Мартина Скорцезе). Музыка польского маэстро прозвучит во вторник в 17.10, в рубрике “Четыре века инструментального концерта”.

…Имя Альфреда Гарриевича Шнитке, надеюсь, представлять никому не надо. Величайший композитор нашей страны последней трети ХХ века, “Моцарт эпохи постмодерна” (как его называли на Западе), Шнитке еще при жизни был признан классиком. Как и Пендерецкий – гражданин мира по рождению (родился в немецко-еврейской семье, называл себя “русским немцем”) и философии творчества. Открывший целую новую вселенную в звуке, ставший пионером так называемой “полистилистики” (едва ли не классическое выражение эстетики музыкального постмодернизма), получивший высшее признание во всем мире – и постоянно бывший “на подозрении” у советских идеологических “стражей” вкупе с руководством Союза композиторов СССР. Общеизвестна история, как председатель этого Союза Тихон Хренников отрицательно ответил на приглашение Шнитке принять участие в одном из музыкальных фестивалей в Европе – на том основании, что “Шнитке не является советским композитором и не может представлять советскую музыку” (бюрократы от искусства даже не поняли, что сделали Альфреду Гарриевичу комплимент)… Уже его Первая симфония поразила слушателей, показав рождение совершенно нового и поразительного феномена – а впереди были еще 8 симфоний, кончерти гросси, инструментальные концерты (в том числе всемирно знаменитый альтовый), “Гоголь-сюита”, камерные ансамбли, киномузыка, балет “Пер Гюнт”, оперы “Джезуальдо”, “История доктора Иоганна Фауста”, “Жизнь с идиотом”… Его музыка звучит в четверг в 10.10, в рамках IV Международного фестиваля актуальной музыки “Другое пространство”.

В этот же день и в это же время, в рамках того же проекта мы услышим музыку и еще одного величайшего отечественного музыканта эпохи постмодерна – Эдисона Денисова. Его тоже называли “Моцартом ХХ века” – разумеется, за рубежом: как сказал Христос, “пророку нет славы в своем отечестве”… Денисову выпала уникальная и печальная “честь” – удостоиться персональной репрессии со стороны советского идеологического истэблишмента: в 1979 году он оказался в числе так называемой “хренниковской семерки” – группы композиторов, подвергшихся уничтожающей критике со стороны Тихона Хренникова и попавших в “черный список” (вместе с Денисовым эту чашу испили Александр Кнайфель, Вячеслав Артемов, Софья Губайдулина, Елена Фирсова, Дмитрий Смирнов и Виктор Суслин – все ярчайшие творческие личности, подлинные Прометеи современной музыки). До самой “перестройки” музыка Денисова не исполнялась в СССР – а в мире ее хорошо знали и любили. Только на излете существования Советского Союза к нам вернулись его “Солнце инков” и виолончельный концерт, симфонии и камерно-инструментальные сочинения, “Живопись” и “Эпитафия”, опера “Пена дней” и балет “Исповедь”…

А в среду фестиваль “Другое пространство” (и тоже в 17.10) познакомит нас с двумя блистательно одаренными композиторами из Великобритании, чьи имена пока практически неизвестны у нас даже специалистам. Это Джонатан Харви и Джон Тавенер. Джонатан Харви (1939-2012) – композитор, работавший в эстетики авангарда и поставангарда, также принадлежащий не только свей родной стране, но и всей западной культуре (несколько лет провел в США, работал в Институте исследования и координации акустики и музыки в Париже). Харви обращался к священным текстам и музыкальным традициям Запада, Ближнего и Дальнего Востока; писал музыку на стихи Ли Бо, Рабиндраната Тагора, Джерарда Мэнли Хопкинса (классик английской философской поэзии ХХ века). Уильяма Йейтса (корифей новой ирландской поэзии, нобелевский лауреат по литературе). Что касается Джона Тавенера (1944-2013), то это был еще один замечательный творец, чье искусство перешагивало границы и объединяло миры. Композитор-мистик, он сознательно принял православие (его крестил замечательный священник и философ, митрополит Сурожский Антоний Блум) – с целью метафизически объять общехристианское наследие. Композитор обращался в своем творчестве к самым различным источникам: суфийской музыке, коптскому искусству (копты – христиане Египта, сохраняющие древневосточную христианскую традицию), иудаике, индуистским мотивам, искусству американских индейцев...

И еще одно яркое имя, также мало известное в России даже музыкантам – Антон Батагов (пятница, 17.20, также в рамках фестиваля “Другое пространство”). Это наш современник, родившийся в 1965 году. Его концертные выступления и записи каждый раз становились знаковыми событиями, обсуждаемыми и аудиторией, и прессой. Они радикально меняют привычные представления о слушательском опыте, о традициях восприятия и даже о самих основах музыкального искусства (критика писала: “Батагов за роялем рисует целые миры… он переворачивает наши представления о музыке”). Духовной основой сочинений Батагова конца 90-х – начала 2000-х годов стала буддийская философия и практика. Он создал ряд масштабных произведений, которые фактически представляют собой новый, ранее не существовавший жанр, соединяющий древние буддийские тексты в их традиционном молитвенном исполнении с постмодернистской техникой композиции и практикой современного инструментального музицирования. Еще один из когорты творцов – граждан мира…