16 октября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

НАС ВЫРАСТИЛ СТАЛИН…


Интересная у нас все-таки страна! Недавно Государственная Дума приняла весьма редкое в своей нынешней практике вполне здравомыслящее и актуальное постановление – о противодействии реабилитации сталинизма. А тем временем социологи бьют тревогу – процент россиян, позитивно относящихся к Сталину, уже перевалил за 52%. Так что наше страшное прошлое явно гонится за нами – впору вспомнить первый, скандально знаменитый текст “михалковского” гимна и повторить: “Нас вырастил Сталин”… В данном контексте крайне интересно окунуться в архивы “Уральского рабочего” и посмотреть, как феномен сталинизма отражался в публикациях старейшего печатного органа Среднего Урала. Вырисовывающаяся картина получается интересной, впечатляющей и… печальной. Потому что в ней, как в магическом кристалле, отражается очень невеселая “акварель”, живописующая положение “свободной прессы” в “Стране Советов”.

…Первые годы пребывания “Хозяина” (как сразу стали называть Сталина) на “ледяном троне” (как назвал сталинскую власть писатель Александр Бушков) – отражаются на страницах “УР” пока еще весьма “умеренной стилистикой”: время всеобщего “психического заражения” еще не наступило. Только отдельными штрихами на пожелтевших архивных страницах прорисовывается абрис формирующейся абсолютной единоличной власти Вождя. Вот в номере от 18.05.1928 – речь Сталина по поводу пресловутого “Шахтинского дела”. Вот в номере от 04.04.1930 – сдержанно-велеречивый, истинно “монарший” ответ Сталина колхозникам (в ответ на их верноподданническое приветствие). Вот в газете от 16.03.1933 Вождь и Учитель “бросает лозунг в массы”. А с середины 30-х годов все маски сброшены: “культ личности” кристаллизовался, и уже нет никакой необходимости чего-либо стесняться. В номере от 09.09.1935 “участники велопробега” шлют пламенные заверения Иосифу Виссарионовичу в своей вечной любви и преданности, клянутся лучше и интенсивней работать мускулатурой (стилистика – буквально цитата из “Золотого теленка”!). Номер от 11.07.1937 – статьи под выразительными названиями “Великая сталинская забота” и “Спасибо родному Сталину”. А потом – как выразился Солженицын, “Архипелаг каменеет”, и тональность приобретает “заунывное звучание”. Из года в год – одна и та же стилистика постоянных славославий; 9 мая и 7 ноября обязательно на первой странице “УР” появляется большой портрет “Кобы” с очень официальной напыщенной статьей, полной самовозвеличивания Владыки. 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1953 годы…

А вот дальше – облом! На властный Олимп прорывается “лысый Никита”, и налаженная система дает сбой. Не только интересно, но даже комически-занимательно читать архивные номера в промежутке между смертью Сталина и ХХ съездом КПСС: газетные архивы дают исчерпывающую картину натуральных конвульсий власти и подвластной ей прессы – физически чувствуется, как судорожно мечется “истэблишмент”, еще не определившись, что конкретно он будет врать народу. В номере от 09.05.1953 – программная речь о Великой Победе героя войны, маршала бронетанковых войск С. Богданова: в ней еще есть пассаж о Сталине. Номер от 07.11.1954 – доклад “Вперед к коммунизму”: упоминание о Сталине в докладе есть, но предельно, вызывающе маленькое. Похоже, уже пошли соответствующие инструкции “сверху”… А вот уже в номере от 07.11.1953 товарищ Ворошилов произносит огромную речь – и в ней имя товарища Сталина не упоминается ни разу!

Ровно через год, в тот же день на страницах “УР” – новый праздничный доклад (на сей раз его делает член Моссовета М. Сабуров): и снова в тексте Сталина нет! Нет его в циклопической по размерам речи маршала И. Конева на праздновании Дня Победы в номере от 10.05.1955 – даже возвращение в тематику войны уже идет без упоминания о генералиссимусе… Но самое интересное наступает впоследствии – уже после ХХ съезда. Вернее – не наступает. Потому что с того самого памятного года любая тематика, связанная с каким-либо осмыслением сталинистского феномена, со страниц “УР” испаряется фатально – до самого конца СССР. О потрясшем страну “секретном докладе” Хрущева – ничего: газета почти демонстративно и многократно обращается к не имевшему никаких исторических последствий январскому пленуму партии (например, номер от 03.03.1955), но о самом съезде – молчание! Вообще материалы о ХХ съезде (без упоминания того главного, что произошло на нем) в “УР” появляются только ближе к концу года (номер от 20.10.1955). Грандиозные духовные сдвиги “оттепели”, творческое осмысление “шестидесятниками” народной трагедии в годы Большого Террора – в прессу не попадают. О драматическом пленуме 1957 года, о попытке сталинистского реванша на нем со стороны “антипартийной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова” – ничего: только в номере от 05.07.1957 появляется короткая статья – “одобрямс” действиям Хрущева со стороны “партийного актива Свердловска”. В дальнейшем же – на эту тему вообще опускается “занавес молчания”. На всю брежневскую эпоху, на эпоху “сиятельных трупов” (Андропова – Черненко), но и на “перестроечные” номера тоже. Даже номера, вышедшие в драматические дни августа 1991 и октября 1993 гг. – описывают сполохи гражданской войны в столице без всякой связи со сталинизмом. Фактически данная тема “реанимируется” только в публикациях “нулевых”, уже ближе к современности. И не стоит винить в этом газету! “Уральский рабочий” в данном случае разделял общую судьбу всей официальной советской прессы – а она существовала в жестких тисках государственно-партийной цензуры, дававшей вполне определенные “ценные указания”. И потому – общественная жизнь и “печатный станок” существовали практически в “параллельных вселенных”. По этому поводу так и подмывает вспомнить сатирические строки И. Бродского: “Холуй трясется. Раб хохочет. Палач свою секиру точит… Старуха чешет мертвый бок. Се вид Отечества, лубок. Пускай художник, паразит, другой пейзаж изобразит”.