23 марта 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

НЕ БЫТЬ МАНКУРТАМИ


Воистину, прав был Тютчев: “Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется…”. В данном случае – таким толчком к размышлению послужило начало трансляции нового сериала “Орлова и Александров”. Сразу вспомнилась изумительная деталь: Григорий Александров, идол и икона советского кино – уроженец Среднего Урала! Согласно официальным данным, он родился в семье горнорабочего; по другим сведениям – отец его, Василий Григорьевич Мормоненко, был хозяином большой гостиницы и ресторана “Сибирь”. Согласно семейному преданию, он выкрал из отчего дома невесту (Анфиса Григорьевна происходила из знатного рода сибирских татар). Гриша в двенадцать лет был определен на работу в Екатеринбургский оперный театр: он был рассыльным, помощником бутафора и осветителя, а после победы Советов поступил на курсы режиссёров Рабоче-крестьянского театра при Губнаробразе. Закончил городскую музыкальную школу... То есть, давайте назовем вещи своими именами: один из величайших мастеров нашей отечественной культуры ХХ века – наш земляк, чей старт прямо и непосредственно связан с “третьей столицей”! И этим можно и должно было бы гордиться – если бы не сногсшибательный факт: имя Александрова не увековечено в топонимике города (и области) никак! В самом прямом и унизительном смысле слова…

У нас сегодня стало модным высокопарно рассуждать о “духовных скрепах” и поносить пресловутую “русофобию”. Но вот ситуация для патриотов без кавычек: перед нами – вопиющий пример самой что ни на есть неподдельной русофобии, которая лежит на поверхности и которую не нужно искать, как конфуцианского кота в темной комнате… Причем в ситуации, в которой в абсолютном большинстве стран планеты не было бы ни малейшего повода к появлению такого абсурда! Умом Россию не понять…

Если присмотреться к положению дел в данной сфере, которое является статус-кво в Екатеринбурге и области, быстро выяснится: сей прискорбный случай – не исключение, а правило. Самое элементарное – топонимика города. Чьими именами названы улицы, на которых мы живем и по которым мы ходим? Например, какое отношение к Уралу имели Буденный, Щорс, Шаумян и Пархоменко? Они не только не были местными уроженцами, но и дня не воевали на “брегах Исети”… Или же: какое отношение имел к нашему краю Август Бебель, один из лидеров германской социал-демократии начала ХХ века? Просто “во время оно” была “инициатива свыше” называть улицы именами западных “революционеров”. Так появились не только у нас, но и на всех широтах улицы Карла Либкнехта, Розы Люксембург, Клары Цеткин, Долорес Ибарурри, Георгия Димитрова (принципиально называю только те случаи, которые отражены в екатеринбургской географии). Иногда дело доходило до абсурда: “классика жанра” – появление улиц имени Сакко и Ванцетти. Ну какое они отношение имели не только к Свердловску и Уралу, но и к нашей стране вообще? Напомню: это были итальянские эмигранты в США (анархисты по партийной принадлежности), которые были обвинены в уголовном преступлении (убийстве фабричного кассира) и казнены на электрическом стуле. Современные историки склоняются к тому, что Никколо Сакко действительно был участником преступления, а Бартоломео Ванцетти осудили безвинно… Ядовитость ситуации заключается именно в увековечивании их памяти в СССР: ведь в США они были чуть ли не единственным прецедентом казни анархистов – а в Советском Союзе их расстреливали и гноили в лагерях буквально сотнями тысяч…

И уж совсем гротескным было появление улиц имени Патриса Лумумбы (что не миновало и Свердловск!). Опять-таки вынужден напомнить: конголезский политик Патрис Лумумба не был ни коммунистом, ни социалистом, ни даже левым – симпатантом СССР. Он был нормальным африканским националистом, борцом за независимость Конго (Заира), причем настроенным прозападно, выпускником Сорбонны (таких в Африке называли французским словом “эволюэ” – буквально “развитые”!). После провозглашения независимости Конго он стал первым премьер-министром этой страны – и погиб не от рук колонизаторов (как нагло врали в СССР во всех учебниках и газетах), а стал жертвой вполне “доморощенного” военного переворота, был убит соотечественниками… Просто массовое увековечивание Лумумбы в СССР было одной из тех шумных и нелепых акций, на которые оказалось так богато правление Хрущева…

Кроме того, остается самое общеизвестное: массовое присутствие в названиях наших улиц крайне одиозных большевистских деятелей. Среди них – много, так сказать, “местночтимых святых” (пардон за кощунство!); причем заслуги большинства из них даже на региональном уровне – крайне сомнительны. Скажем, вряд ли кто-нибудь сможет членораздельно изложить выдающуюся роль в истории нашего края таких фигурантов, как Крауль, Вилонов, Викулов или Савва Белых… А вот роль Малышева, Вайнера, Хохрякова и Толмачева – хорошо известна! Малышев (он же “Ванька Длинный”, экс-уголовник) – прославился жестокими карательными акциями против уральских рабочих: в ходе одной из них его и убили… А Вайнер, Толмачев и Хохряков имели самое прямо и непосредственное отношение к трагедии Ипатьевского дома (Хохряков к тому же собственноручно убил в Тобольске архиерея Гермогена, пытавшегося спасти царскую семью). Хорошо бы вспомнить об этом на очередных “царских днях”…

С другой стороны – если посмотреть чисто екатеринбургские реалии, быстро выяснится: история с памятью (вернее, отсутствием оной) Григория Александрова – не исключение, а печальное правило. Вот совершенно поверхностный и неполный список тех, кто стопроцентно реально прославил Екатеринбург – и в честь кого нет улиц, и кому не поставлены памятники. Композиторы Маркиан Фролов и Виктор Трамбицкий – основатели Уральской консерватории. А также их высокоталантливые коллеги, заложившие основы местной композиторской школы – Геральд Топорков, Вячеслав Щелоков, Сергей Белоглазов… Сергей Столярский – основоположник Свердловского музыкального лицея, великий скрипичный педагог, учитель Д. Ойстраха (умер в Свердловске в 1944 году). Великие дирижеры Марк Паверман и Александр Фридлендер – люди-легенды, без которых немыслимо представить музыкальную жизнь Урала. Прославившие наш город знаменитые архитекторы Михаил Малахов и Константин Бабыкин. Гениальный трагический поэт Борис Рыжий. Прекрасные поэты, чья биография была неразрывно связана со Средним Уралом – Людмила Татьяничева и Игорь Тарабукин. Выдающийся поэт, ученый и переводчик Виктор Рутминский. Гениальные артисты – С. Дыбчо, А. Маренич, Г. Кугушев, Б. Коринтели, Н. Энгель-Утина. Подвижник изучения горнозаводского края – историк, краевед, этнограф, библиограф, педагог, географ Наркиз Чупин. А также его коллеги, создатели и подвижники Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ) – О. Клер, А. Миславский, В. Обреимов, П. Рудановский, Л. Сабанеев, Л. Иосса. Уникальный самородок уральской земли – художник, ювелир и камнерез Алексей Денисов-Уральский. Посетившие наш город великие ученые – А. Гумбольдт и П. Паллас. Выдающиеся меценаты – Агафуровы и Поклевские-Козелл… Кроме того, нелишне напомнить, что у нас нет памятников Ф. Решетникову, Д. Мамину-Сибиряку, геологу А. Карпинскому…

Наконец – “на закуску”. Не все помнят, что в свое время в нашем городе творил величайший скульптор русского Серебряного века – Степан Эрьзя, “русский Роден”. И его “Скульптура освобожденному труду” красовалась на площади 1905 года – на том самом месте, где сейчас стоит абсолютно трафаретный и безликий Ильич. А скульптура Эрьзи, шедевр русского пластического модерна – выброшена в городской пруд, и лежит там на дне уже несколько десятилетий. Где, на каких широтах еще можно встретить такое отношение к собственному культурному наследию??? Вот вам и все наши “духовные скрепы”, во всей красе… Так, может быть, все же не будем манкуртами?