08 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

О СТАЛИНЕ – С ЛЮБОВЬЮ?


Личная жизнь “кинозвезды СССР № 1” Любови Орловой долгое время была покрыта мраком тайны. Сама актриса любила повторять: “Мое творчество известно всем, моя личная жизнь не касается никого!”. Неудивительно, что приватную сферу великой актрисы окружает не только тайна, но и множество домыслов. Это – удел всех “вип-персон”, особенно применительно к кинематографу; подобное положение дел можно считать чуть ли не трафаретным. Но по отношению к Орловой откровенных легенд и выдумок “народилось” и продолжает “плодиться” уж слишком много. Внучатая племянница “звезды” Нонна Юрьевна Голикова призналась: “Я устала от лжи, которая в последнее время часто произносится рядом с именем “Любовь Орлова”.

Эти лживые легенды касаются самых различных аспектов личной жизни актрисы. Самые распространенные штампы: отношения Орловой и Александровой были чисто формальными (брак по расчету с перспективным режиссером); перед каждым фильмом Орлова делала себе “пластику”; артистка постоянно использовала в лентах со своим участием молодых дублерш (чтобы скрыть дефекты кожи на руках); Орлова каждую неделю на выходные летала в Париж и Милан, где затаривалась одеждой и обувью (ее гардероб и косметичка якобы разрослись до таких размеров, что поступающие партии вещей было негде хранить). Все эти “классические утки” легко опровергаются многочисленными свидетельствами родных и близких актрисы.

Но главная тайна жизни Орловой – это ее отношения с “отцом народов”. Именно здесь сосредоточено наибольшее количество домыслов и инсинуаций. И именно в рамках данной “мифологической сферы” произошло то событие, которое и побуждает “взяться за перо”. Речь идет о современном издании в РФ загадочной книги под говорящим названием “О Сталине с любовью”, выпущенной издательством “Яуза-Пресс” в 2015 году в серии “Запретные мемуары” – книги, на которой в качестве автора стоит имя Любови Орловой. Я не оговорился – именно “стоит имя”. Потому что история появления этого сочинения – почти детективная.

“Мы были знакомы с Орловой – писал в предисловии к книге китайский дипломат по фамилии Чжан. – “Я знаю, как в Китае относятся к памяти великих вождей – сказала Орлова – и потому доверяю Вам самое ценное, что есть у меня”. Я посоветовался с моим начальством, запрос был сделан в Пекин, и после одобрения… я принял у Орловой четыре тетради”. Книга под названием “Светлый путь” была выпущена в 1975 году издательством Пекинского университета, предназначалась для научных работников (историков, советологов) и имела гриф секретности (!). Тираж, по китайским меркам, был микроскопическим – 1200 экземпляров. Оригинальная рукопись была утрачена безвозвратно (!!!). Дальнейшее в предисловии к нынешнему российскому изданию описано буквально так: “Один из китайских профессоров, имя которого его внук, передавший нам книгу, просил не называть, скоропостижно скончался в один день с Мао Цзэдуном (родственники считают, что именно весть о кончине Председателя стала причиной смерти профессора). Он не успел вернуть в библиотеку взятые там книги… лишь в 2013 году (! – Д.С.) родственники обратили внимание на пожелтевшую от времени книжечку в простом бумажном переплете. Ознакомившись с ней… они поняли всю важность своей находки”. Таким образом, сей опус и оказался в России…

И нам предлагают в это поверить? Существует “золотое правило разведчика”: если совпадений больше двух – это не совпадения… В деле “обретения мемуаров Орловой” – сплошные “преткновения”, начиная с фамилии дипломата из КНР: людей с фамилией “Чжан” в Китае – как у нас Ивановых и Петровых, а больше никакой конкретизации не сообщается… А дальше – и высочайшее одобрение из окружения “великого кормчего”, и гриф секретности, и демонстративно мизерный тираж, и загадочная утрата рукописи, и безымянный внук умершего от правоверной скорби профессора-маоиста, и внезапное прозрение родственников через 37 лет после находки библиотечной книжонки (Мао умер в 1976 году). Когда литературоведы сталкиваются с таким странным нагромождением “шероховатостей”, они обычно выносят вердикт о подделке. В нашем же случае таковое подозрение тысячекратно усиливается вследствие уж очень “лобовой” идеологической заданности изданной с большим апломбом книги. В редакционном предисловии к ней написано дословно следующее: “Она (Орлова – Д.С.) была лицом великой эпохи и любимой актрисой Сталина. Ходили даже слухи о романе Вождя с Любовью Орловой… Как оказалось, это были не слухи, что подтвердила она сама! Любовь Петровна решилась написать о своих отношениях со Сталиным после того, как его тело вынесли из Мавзолея, а “разоблачение культа личности” переросло в информационную войну против “сталинизма”. Она просто хотела восстановить справедливость и рассказать правду о любимом человеке… Разумеется, эта книга не могла быть опубликована ни в СССР, ни на Западе. Но была страна, сохранившая добрую память о Вожде и рассорившаяся с Кремлем именно из-за клеветы на Сталина. Мемуары Любови Орловой, тайно переданные китайскому дипломату, были изданы в Пекине уже после ее смерти. Лишь сегодня эта книга, наконец, возвращается к русскому читателю. Это – исповедь не только прославленной “звезды” советского кино, но и любящей женщины, наедине с которой Сталин позволял себе сбросить маску Вождя и быть самим собой. Это – честный рассказ о “Светлом пути” легендарной актрисы и всей Советской державы. Это – правда о Сталине и его великой эпохе”. Все ясно? Предельную идеологическую заданность и даже тенденциозность выпускаемой книги никто скрывать и не собирается.

И как при этом быть с легионом совершенно иных свидетельств? Та же Нонна Голикова пишет: “Сталин и Орлова даже знакомы были не очень близко. Изредка встречались на каких-то приемах – не более того. Хотя молва уже в 40-е года приписывала им любовную связь…Эта тема в нашей семье никогда не обсуждалась. Но я сделала для себя очень неожиданное открытие в 1953 году, сразу после смерти Сталина. Мне тогда было 13 лет, нас вывели на школьную линейку и сообщили об этом известия. Мы все рыдали! А потом я пошла ужинать к Орловой и Александрову, и за столом вдруг заговорили на эту тему. И тут Любовь Петровна тихо, но отчетливо произнесла: “Слава Богу, эта сволочь наконец-то сдохла!”. …Позже я поняла, что особых причин любить Сталина у нее никогда не было – ее первого мужа Андрея Берзина репрессировали еще в 20-х годах, в 30-х годах отправили в ссылку сценариста “Веселых ребят” и “Волги-Волги” Николая Эрдмана, в 37-м арестовали оператора всех фильмов Александрова Владимира Нильсена… Она всю жизнь ненавидела Сталина из-за того, что он заставлял жить в страхе и ее саму, и ее ближайшее окружение”.

Главное же – в том, насколько сегодня органично публикация сей, во всех отношении подозрительной (в смысле подлинности) книги ложится “в лузу” нарастающей огосударствленной компании по возвеличиванию сталинизма – просто как патрон в обойму. Это как раз тот самый случай, о котором говорят вольтеровскими словами: если бы его не было, надо было его выдумать… В современной России глорификация сталинизма уже четко кристаллизировалась не только почти в официозную идеологию, но и в инструмент по консолидации населения вокруг неосоветско-имперского проекта. В этом отношении подозрительные “мемуары Орловой” со слишком говорящим названием появились неприлично вовремя…

Совсем показательно, что нигде (даже в Интернете) нет никаких комментариев на выход этого “труда”, имеющего весь “джентльменский набор” подделки – ни критических, ни хвалебных, вообще никаких! Такое становится возможным в том случае, когда потенциальные критики знают: сия круто пропиаренная акция имеет слишком мощную (и хорошо известную) “крышу”. В общем, “народ безмолвствует”… И это молчание – самое красноречивое резюме ко всему происходящему.