28 декабря 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ОПРЕДЕЛЯЛО ЛИ БЫТИЕ СОЗНАНИЕ У БРАКОДЕЛОВ?


Бракоделы… Это словечко – типично советский неологизм: оно вошло в наш язык именно в советский период отечественной истории. Хотя само явление – не имманентно советское и даже не сугубо российское: еще классик американского менеджмента Фредерик Тейлор и “русский Тейлор”, прославленный отечественный ученый Алексей Гастев (расстрелянный в 1937 году) – изучали характерное явление “рестрикционизм”, под которым понималась некачественная работа или “работа спустя рукава”. И все-таки – именно для СССР данное явление стало, если хотите, одной из главных “цивилизационных меток”.

Тема “бракодельства”, некачественной работы, халтуры всех мастей – одна из центральных в публикациях “Уральского рабочего” на всем протяжении существования газеты. Можно сказать даже так: данная тема – одна из самых “глобальных” в “УР” по количеству опубликованных материалов. Буквально с самых первых послереволюционных лет и до “постперестроечных” времен – как идефикс, как навязчивый рефрен повторяется один и тот же мотив с вариациями на тему “производственного брака”, безобразной работы, всякого рода “обломов” на рабочем месте. Можно брать “навскидку” буквально любой номер в любом месяце любого года – и не прогадаете: у вас обязательно будет “улов” (и немаленький) по интересующей тематике. Иногда частота публикаций редеет (например, во время партийных съездов или юбилеев “вождей”), но в целом “плотность материала” бьет все рекорды. И еще: стилистика и тональность статей на всем протяжении “Советской власти” отличается завидным постоянством и какой-то абсолютной монотонностью. Это – довольно редкий случай для практики “УР”: обычно каждая эпоха придает публикациям свой неповторимый оттенок. Здесь – не то: меняются времена Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Андропова, Горбачева, даже Ельцина; мелькают “почти былинные времена” Большого Террора, Великой Отечественной войны, “оттепели”, “застоя”, перестройки” – а интонация словно застыла. “Борьба с лодырями и разгильдяями” (30.06.1920), “Несчастные случаи растут” (04.04.1926), “Встречают, чем ворота затворяют” (07.07.1927), “Бестолковая рационализация” (12.05.1927), “Гниет лесоматериал” (08.08.1928), “Сила тракторов тратится впустую” (12.05.1931), “Случная компания под угрозой срыва” (07.07.1932), “В Ревде пренебрегают сельским хозяйством” (09.09.1939), “Сорняки душат картофель” (18.07.1943), “В Сухоложье срывают заготовку кормов” (17.07.1947), “Даже о семенах не позаботились” (07.05.1950), “Училище осталось без буфета” (16.06.1956), “Агрегат в бурьяне” (08.06.1974), “Приезжайте, поищем шайбу…” (10.08.1978), “Стреноженный дизайн” (16.06.1988)… Даже стиль почти не модифицируется – только сталинская эпоха дает какие-то знакомые “обертоны, вроде заголовков “Каленым железом вытравить ставку на поздний сев” (12.05.1931) или “Последыши врагов орудуют на сплаве” (17.07.1937), а также характерных жупелов (обвинение халтурщиков в… оппортунизме!). Чем дальше читаешь, тем больше проникаешься чувством, схожим с паническим: меняются годы, сферы экономики и жизнедеятельности, география “неблагополучных сигналов” (в публикациях упоминаются Ревда, Серов, Сухой Лог, Качканар, да и сам областной центр) – а проблема только увеличивается. Перед глазами возникает поистине сюрреалистический пейзаж: Его Величества Халтура как главное содержание целой цивилизации… И вспоминается огромный пласт анекдотов на эту тему – в духе истории, когда на международной выставке нашли кучу дерьма и стали выяснять, чья это работа. Представитель СССР говорит: “Это не наше. У нас на любое говно ставят знак качества”.

Есть и еще один момент, едва ли не самый показательный. Подход к сей болезненной проблеме с годами не меняется – констатация “беды” и своего рода “взывание к совести работника”. Забавно, что при этом оказывается намертво забыта фундаментальная максима ленинского “истмата”: бытие определяет сознание. И никто из авторов публикаций ни разу не попытался применить ее к конкретике собственного материала, не задал сакраментальный вопрос: определяет ли бытие сознание у бракодела? Фактически это вывело бы на кардинальное размышление о природе советского “рестрикционизма” – размышление, ни разу не прозвучавшее на страницах “УР”.

…А. Солженицын выводил феномен тотальной всепоглощающей “совковой” халтуры из практики ГУЛАГа: там “работа спустя рукава” была элементарным способом выжить, избежать “истребления через труд”. По мысли писателя, такая практика просачивалась на “волю” через прилагерный мир, тысячами нитей связывавший советский быт с лагерным. Это размышление абсолютно верно, но не достаточно для понимания данного феномена – более того, объяснение последнего даже необязательно связывать исключительно с ГУЛАГом. Просто в психологии существует так называемая “модель В. Вруума – Ф. Йеттон”, или теория ожидания: согласно последней, ожидание вознаграждения может быть мотивацией к деятельности при наличии высокой вероятности получения вознаграждения. Если же ожидания не оправдываются – происходит обрушение не только конкретной мотивации (работа за обещанную сегодня награду), но и мотивации вообще, по любому поводу. Что-то в духе осла, которого заставляют идти в гору за подвешенной на спиннинге морковкой: если на горе морковку ослу не скормят, он не пойдет больше никуда… Вся история СССР была таким “движением за морковкой” – что-то в духе анекдотного объяснения понятия “горизонты коммунизма”: горизонт – это “прямая линия, которая при приближении к ней постоянно отодвигается”… Не случайно в СССР была популярна горькая хохма (восхищавшая в свое время Р. Рейгана): “Мне делают вид, что платят – я делаю вид, что работаю”. Нет стимулов – нет и хорошей работы: вот вам и вся матрица появления всепроникающей халтуры… Да и сам тип советской нерыночной экономики формировал именно такое отношение к труду и его конечному результату…

А сегодня в газете обсуждается уже новая грань старой проблемы – например, в виде проблемы изготовления фиктивного сыра из пальмового масла (“Аннушка уже разлила” – 30.07.2015). Это, конечно, уже не “бракодельство”, а умышленная (причем официально санкционированная) подделка – но разве от этого что-либо меняется?..