08 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ОТ КУРУКШЕТРЫ ДО ГИПЕРБОЛОИДА


“Изюминкой” репертуара предстоящей теленедели станут три художественных сериала, снятых по знаменитым произведениям мировой литературы. Исходя из критериев содержания и качественности, их можно “развести” по трем “номинациям”: “самый экзотический”, “самый талантливый”, “самый проблематичный”.

“Экзотическую” нишу уверенно займет индийский сериал “Махабхарата” (“4 канал”, понедельник-вторник, четверг-пятница, все – в 12.00). Снятый режиссером Сиддхартхом Кумаром Тивери, это фильм – совершенно не “болливудский”, свободный от навязших в зубах штампов индийских мелодрам (с их непременными песнями, танцами и слезоточивыми эффектами). Вот характерный отзыв на картину президента Международной ассоциации восточной психологии, доктора философии, кандидата психологических наук Рами Блект: “Махабхарата” меня очень вдохновила. И это здорово, что есть такие фильмы, сделанные в Индии, которые вдохновляют. Не попса, которая выпущена и ориентирована на западных развращенных людей. Этот сериал выпущен на основе древних истинных арийских культурных и духовных ценностей”. Но главное здесь, разумеется – обращение к грандиозной литературной первооснове.

“Махабхарата” – уникальное явление в мировой литературе. Это, пожалуй, самый колоссальный по объему памятник словесности за всю историю человечества – полный текст произведения состоит из… более чем 60 томов! Создавался этот титанический свод сказаний почти полтора тысячелетия: начало его создания датируется рубежом 2-го и 1-го тысячелетий до нашей эры (в Индии авторство цикла приписывается легендарному мудрецу Вьясе), окончательный вид произведение приобрело примерно к V веку нашей эры. Сюжет – архетипичен: история о смертельной кровной вражде двух родов аристократов – Пандавов и Кауравов, завершившейся грандиозным “Армагеддоном”, гигантской гиперболизированной битвой на поле Курукшетра (само название “Махабхарата” можно перевести как “Великая битва индийцев”: самоназвание Индии – Бхарат). Эта битва подается как почти космический поединок сил света и тьмы, завершающийся победой “правильной” стороны (ее олицетворяют Пандавы). На этот “скелет” нанизывается множество привходящих и вставных сюжетов (например, другое великое индийское сказание – “Рамаяна”, послужившая Пушкину сюжетной основой для написания “Руслана и Людмилы”). Жанрово “Махабхарата” также уникальна: в ней сочетаются черты эпоса, житийной литературы, философского и религиозного трактата (составной частью “Махабхараты” является “Бхагават-гита” – священная книга кришнаизма, “Евангелие Индии”). Этот грандиознейший памятник стал основой всей древней и средневековой литературы не только Индии, но и многих стран Южной и Юго-Восточной Азии (например, Мьянмы и Таиланда). В произведении ставятся сложнейшие, не теряющие актуальности и сегодня нравственные проблемы, а их решение отличается сложным “нелинейным” характером: например, “правильные” Пандавы во время битвы совершают ряд безнравственных поступков, а один из их главных антагонистов, благородный витязь Карна по сюжету является сводным братом Пандавов (и знает об этом), но во имя долга вынужден сражаться против них (и жертвовать собой). В восточной (и не только) теософии идеи “Махабхараты” стали восприниматься иносказательно: согласно этой духовной традиции, “Курукшетрой” сегодня является “тонкоматериальный” мир эмоций и желаний, которые довлеют над человеческим умом и для дальнейшего эволюционного раскрытия обязательно должны быть взяты под сознательный контроль… В 1989 году великий английский режиссер Питер Брук осуществил гениальную театральную постановку “Махабхараты”, ставшую классической: тем более интересно увидеть нынешнюю индийскую экранизацию.

В номинации “Самый талантливый сериал” – претендент определяется без дискуссий: это фильм режиссера Михаила Швейцера “Мертвые души” по Гоголю (“Обл-ТВ”, вторник – пятница, 11.25). Это – классика в самом наиполнейшем смысле слова. Изысканная и интеллигентная режиссура, великолепная музыка А. Шнитке (впоследствии композитор на основе саундтрека к фильму создал свою “Гоголь-сюиту”), плеяда отмеченных печатью мастерства актерских работ (А. Калягин – Чичиков, В. Невинный – Собакевич, В. Золотухин – капитан Копейкин, В. Шаповалов – Ноздрев). Блестящая находка создателей ленты – введение в действие комментатора в лице самого Гоголя, в прекрасном исполнении А. Трофимова. Даже в маленьких ролях – россыпь шедевров (например, у И. Макаровой): чего стоит хотя бы дуэт Дамы-просто-приятной и Дамы-приятной-во-всех-отношениях в исполнении Л. Федосеевой-Шукшиной и И. Чуриковой! Но и не только этим запоминается швейцеровская картина.

“О Гоголе же надо вообще умолчать. Этот русскоязычный мистик был абсолютно одинок, ни на кого не повлиял, ни с кем не пересекся. Он создал говорящий паноптикум России, паноптикум, озаренный безмятежным светом безумия”. Так парадоксально охарактеризовать “великого писателя земли Русской” художник, поэт и теоретик искусства Алексей Смирнов (фон Раух). Действительно, Гоголь – как никто другой в нашей литературе – сумел “с саркастической улыбкой” заглянуть в бездну. Его “Мертвые души” – это не “критический реализм”, не сатира на крепостное право (как привыкли подавать в школьном курсе), а страшная притча о гибели человеческого в человеке. “И до какой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек! мог так измениться! И похоже это на правду? Все похоже на правду, все может статься с человеком” – вот ключевые слова к пониманию этого поразительного произведения, с умыслом названного автором “поэмой”. И именно этот состояние потрясения от такого чудовищного открытия – кардинальное в экранизации. Ведь калягинский Чичиков – не просто авантюрист: его вояж сродни “пришествию Антихриста”, вводящего всех в соблазн… А Манилов с женой (Ю. Богатырев и Л. Удовиченко)? Очаровательная пара, буквально захлебывающаяся от любви к друг другу – и в то же время, глядя на них, понимаешь предостережение В. Белинского: не дай Бог встретиться с такими по жизни… Тут и Ноздрев с его “снесенной башней”, доходящий в кураже до граней бесовства; и Коробочка (в колоритном исполнении Тамары Носовой) – “микс” тупости, скаредности и сексуальной озабоченности… Наконец, Плюшкин как кульминация расчеловечивания – в поистине “космологическом” исполнении И. Смоктуновского: актер всегда потрясающе реализует именно экзистенциальные роли, на грани реальности… Но и “страждущий народ” – нисколько не лучше: взять что вечно пьяного Селифана, что бестолковых до кретинизма “дядей” Митяя и Миняя… А в финале, в разговоре со своими персонажами – Гоголь произносит страшную в своей актуальности фразу: “Еще падет на голову автора обвинение со стороны так называемых патриотов”. И несется Русь-тройка – куда? Не дает ответа…

А “самым проблематичным” надлежит признать сериал “Крах инженера Гарина”, поставленный Леонидом Квинихидзе в 1973 году по известному фантастическому роману А. Н. Толстого (“Культура”, понедельник – четверг, 21.50). Несмотря на наличие качественных актерских работ (Олег Борисов – инженер Гарин, Нонна Терентьева – Зоя Монроз, Александр Белявский – Шельга, Ефим Копелян – Гастон Леклер “Утиный Нос”), удачи не получилось. Прежде всего – потому, что сценарист Сергей Потепалов настолько радикально переделал сюжет толстовского “Гиперболоида”, что от него фактически остались “рожки да ножки” – что не пошло на пользу художественной убедительности. Не случайно данная киноверсия романа снискала низкие оценки и зрителей, и критиков (опубликованная в свое время в журнале “Советский экран” рецензия носила беспощадное название – “Крах режиссёра Квинихидзе”). Тем не менее – и этот далеко не “звездный” фильм имеет право на зрительский интерес.