19 апреля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ПЕРВЫЙ ГЕНОЦИД ХХ ВЕКА


Ежегодно 24 апреля мир отмечает трагическую и скорбную дату – День памяти геноцида армянского народа, происшедшего в 1915 году. В нынешнем апреле той трагедии исполняется 100 лет. Страшной дате было посвящено недавнее выступление Папы Римского Франциска, который сказал: “Наше человечество пережило в прошлом веке три небывалые трагедии: первая, которую считают первым геноцидом ХХ века, нанесла удар по армянскому народу, первой христианской нации Земли, вместе с католическими и православными религиозными деятелями, ассирийцами, халдеями и греками. Были убиты епископы, священники, женщины, мужчины, старики и даже беззащитные дети и больные. Две другие трагедии принесли нацизм и сталинизм. Человечество не в силах перестать проливать кровь невинных”.

…Геноцид армян, Мец Егерн, Большое Несчастье… Эта ужасающая историческая катастрофа – особенная в длинном ряду преступлений против человечества, на которые оказался так богат свихнувшийся ХХ век. Нельзя сказать, что геноцидов не было ранее – отнюдь: было и истребление индейцев Вест-Индии испанскими конкистадорами, и страшная взаимная польско-украинская резня времен восстания Богдана Хмельницкого, и геноцидальные действия турецких карателей при подавлении восстаний в Греции и Болгарии, и геноцид народа гереро германскими колонизаторами в Намибии в 1904 году. Однако, при всей кошмарности и преступности всех перечисленных злодеяний – они совершались как бы “реактивно”, в логике войны, и чаще всего в ответ на вооруженные выступления того или иного народа против поработителей. Ужас 1915 года имел совсем другую логику.

Надо отметить, что – в отличие от практически всех предыдущих примеров – в Западной (Турецкой) Армении не было никакого массового повстанческого движения. Были оппозиционные партии “Гнчак” (“Колокол”) и “Дашнакцутюн” (Армянская революционная федерация), которые вели чисто политическую борьбу, не прибегая к оружию. И были так называемые “армянские фидаины” – малочисленные радикальные формирования, которые вели вооруженную борьбу, зачастую прибегая к террористическим действиям. Кстати, первая массовая резня армян произошла еще в 90-х гг. XIX века, по приказу султана-тирана Абдул-Хамида (до 300 000 жертв) – и поводом были как раз выступления фидаинов… О масштабе действий радикалов лучше всего говорят следующие цифры: во время Балканской войны 1912 года (Турция против союза Болгарии, Сербии, Греции и Черногории) национальный герой Армении Зоровар (полководец) Андраник сформировал в рамках болгарской армии армянский добровольческий отряд численностью примерно в 2-3 тысячи человек. Потом формирование аналогичной численности (тоже под командованием Андраника) будет воевать в русской армии в Первую мировую войну. И при этом в обеих войнах в армии Османской империи служили десятки тысяч армян – и служили абсолютно лояльно, воевали под турецкими знаменами, соблюдали присягу, и никаких намеков на саботаж или дезертирство!

Кроме того, был и еще одни знаменательный момент. В 1908 году в Турции произошла буржуазная революция, и к власти пришли так называемые “младотурки” – команда реформаторов, стремившаяся модернизировать страну (программа которую впоследствии реализовал Мустафа Кемаль Ататюрк – в те годы также примыкавший к младотуркам). Эта программа не была чужда западным армянам, они с энтузиазмом включились в практику реформ – искренне надеясь, что в этой новой Турции найдется место и им, и таким образом армянскому народу удастся завоевать достойные права и свободы. Именно это младотурок никто не ждал такого чудовищного удара. А дело было в том, что младотурки исповедовали идеологию пантюркизма – концепции, согласно которой турецкий народ должен был объединить вокруг себя все тюркские народы Евразии (полная калька с российского имперского панславизма!). При такой раскладке армянам – народу, не имеющему никакого отношения к тюркам, и к тому же христианскому – не оставалось никаких шансов. Так что это было “убийство по Достоевскому” – по теории…

В мирное время младотурки, возможно, не решились бы на резню такого масштаба – но помогла чрезвычайная обстановка Первой мировой войны, которая “все спишет”. Подробности – тысячекратно описаны, и они леденят кровь: армян убивали десятками тысяч, вырезая целые города и районы. Когда русская армия вошла в город Ван, только на улицах города и в пригородах нашли 50 000 трупов. У города Муша река Евфрат вспучилась от крови так, что омыла кровавой пеной железнодорожный мост через реку… С особой тщательностью уничтожался цвет нации – политики, духовенство, интеллигенция: великий армянский композитор Комитас, наблюдая это, сошел с ума… В ряде мест население поднималось на “восстания самообороны” (с вилами и охотничьими ружьями против пушек и пулеметов!) – и здесь зачистка была стопроцентной, резали поголовно. Единственны счастливый случай спасения – легендарная оборона на горе Муса-даг, где несколько тысяч отчаянно оборонявшихся армян были спасены французской военной эскадрой (эти события стали сюжетом романа австрийского писателя Франца Верфеля “40 дней Муса-дага”). Сотни тысяч людей под конвоем гнали через пустыни Малой Азии в направлении Сирии – и во время этого марша смерти смертность достигала 90%. Но и на конечном пункте назначения спасения не было: арабы пытались укрывать армян, но и здесь свирепствовали каратели (помимо армян, истребляли всех ближневосточных христиан – ассирийцев, халдеев, мелькитов, яковитов, православных и католиков). В сирийском городе Дер-Зор было вырезано порядка 200 тысяч “репатриантов”, из их черепов сложили сохранившуюся до наших дней башню. Поэт Виктор Александров позднее напишет: “Расскажи, дудук, про геноцид нам, по турецких палачей позор, как рубили головы младенцам, и как шли армяне на Дер-Зор”… Сколько тогда погибло людей? Официальная цифра жертв геноцида 1915 года – 1,5 миллиона человек. Но сюда нужно прибавить всех убитых христиан (одних ассирийцев – полмиллиона); кроме того, акты антиармянского геноцида имели место и в 1918-м (200 000 человек), и в 1921-1922 гг. (еще полмиллиона жертв).

Ужас той резни – не только в пролитой крови и в “разрушении армянского очага” (выражение современных армянских историков: Западная Армения была историческим центром средневековой армянской государственности). Главное – что та трагедия фактически продолжается и доныне. Во-первых, она не получила должной правовой оценки – и тем создала угрожающий прецедент (сделавший возможным, к слову, и сталинизм, и нацизм). Гитлер прямо заявлял: “Если младотуркам было можно, то почему мне нельзя?”. А во-вторых, те события вбили кровавый клин не только между турками (которые до сих пор не признают геноцид 1915 года) и армянами (для последних тот геноцид стал настоящим “ментальным шрамом” и национальным идефиксом), но и между армянами и азербайджанцами – последние в Армении идентифицируются с турками. Кровавые бойни в Сумгаите и Баку, Карабахская война, преступления в Ходжалы и Мараге – все это родом оттуда…

Именно поэтому многие деятели современной культуры – и турки, и армяне – выступают за национальное примирение: среди них – выдающийся армянский журналист из Турции Грант Динк и гениальный турецкий писатель, лауреат Нобелевской премии Орхан Памук. “Армяно-турецкие отношения необходимо извлечь из бездонного колодца глубиной в 1915 метров!” – призывал Грант Динк, замечая, что нельзя жить только местью. Увы – Динка убил турецкий неофашист, а Памук из-за преследования властей был вынужден на несколько лет эмигрировать из страны. Это значит – пир ненависти продолжается, голос разума не услышан, и зловещее дыхание “Большого Несчастья” по-прежнему веет над многострадальной землей…