6 ноября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ПЛАЧ ПО “ЗОЛОТОЙ МАСКЕ”


Театральную Россию потряс скандал, разворачивающийся вокруг престижной премии “Золотая маска”. Против нее выступил ряд видных и знаковых деятелей отечественного театра: это придало конфликту звучание, далеко выходящее за рамки обычных для театральной жизни конфликтов.

Активную фазу противостояния с “Золотой маской” предпринял режиссер Кирилл Серебренников, который на минувшей неделе публично отказался выдвигать свои спектакли на премию. Худрук “Гоголь-центра” считает неприемлемым участвовать в выдвижении своих спектаклей на престижную премию из-за того, что те, кто будет их оценивать, писали доносы на самого режиссера и коллектив театра. “При всем большущем уважении к Марии Ревякиной (гендиректор премии) лично и к ее важному делу я из соображений гигиены не хочу, чтоб мои спектакли смотрели, оценивали люди, которые написали на меня и театр, в котором я служу, множество подлых доносов и пасквилей” (режиссер имеет в виду в первую очередь Капитолину Кокшенову – одного из членов экспертного совета). Резко высказался режиссер и о театральных критиках: “Им, нынешним экспертам, смотреть мои спектакли и спектакли театра, который им глубоко ненавистен, тоже невозможно. Это они неоднократно заявляли. Поэтому чисто технически я лично и спектакли “Гоголь-центра” не участвуют в мероприятиях фестиваля “Золотая маска”. Спасибо за внимание”. Ранее подобный демарш совершил и театральный режиссер Константин Богомолов. Он заявил, что увидев состав рабочей группы сформированной Союзом театральных деятелей (СТД) и Министерством культуры РФ для выработки предложений о перспективах развития премии и фестиваля, решил отказаться от гонки за “Маску”. “Тогда я написал, что мне с “маской” этой не по пути. Среди прочих, мягко сказать, неадекватных персон, находящихся отныне в большинстве, там есть, например, не просто неадекватность, а дичь”, – отметил он. Также один из самых провокационных петербургских режиссеров, ученик Льва Додина, создатель питерского “Театра post” Дмитрий Волкострелов считает, что ему, как и другой прогрессивной части театральной плеяды, не о чем говорить с теми, кто не считается с современным искусством. “Мои оппоненты сражаются не со мной, а с самим фактом существования современного искусства. Я не могу поддержать разговор с человеком, который считает, что “Черный квадрат” Малевича – это досадная оплошность... Это позиция людей, которые живут в своем вымышленном мире и не хотят признавать мир реальный. Они имеют право на свою позицию, но и я не обязан их переубеждать. У нас нет точек пересечения, нет пространства для диалога”, – так считает Д. Волкострелов.

Аналогичную критику в адрес Минкульта высказал и глава СТД Александр Калягин – в открытом письме к министру культуры РФ. В нем рассказывается об инициативе Минкульта провести общественные слушания, посвященные “Золотой Маске”. Как глава Союза театральных деятелей Калягин отмечает, что решение министерства весьма странное, так как именно СТД является основателем премии. Калягин в частности, заявил: “На одном из недавних публичных мероприятий первый заместитель Министра культуры, говоря о театральном фестивале “Золотая Маска” сказал буквально следующее: “…есть некий театральный фестиваль, который из года в год системно поддерживает постановки, которые очевидно противоречат нравственным нормам, очевидно провоцируют общество, очевидно содержат элементы русофобии, презрение к истории нашей страны, и сознательно выходят за нравственные рамки” (все формулировки принадлежат первому замминистра культуры Владимиру Аристархову: о “русофобии” режиссеров высказался также небезызвестный своими специфическими взглядами артист Николай Бурляев – Д.С.). Отмечу, не было названо ни одного спектакля из числа номинантов и лауреатов премии, ни одного постановщика или исполнителя, чье творчество содержит “элементы русофобии”, “презрения к нашей истории” и т. д. Это лишило нас возможности оспорить эти серьезные, но бездоказательные обвинения в установленном порядке”. Впрочем, спустя некоторое время Калягин “поменял фронт” на 180% и даже призвал “мятежных режиссеров”… покаяться и “смирить гордыню” (!).

Три виднейших театральных деятеля, теснейшим образом связанные с историей “Маски” – Г. Тараторкин, К. Райкин и И. Костолевский – выступили с резкой отповедью Бурляеву и Аристархову (кстати, последний – бизнесмен по профессии – в театрах никогда замечен не был!). В их обращении, в частности, сказано: “Театральные люди знают: в России нет более мощного “отборочного” и подъемного механизма талантов. Кого ни вспомни – от Евгения Гришковца до Ксении Раппопорт, от Николая Коляды до Дмитрия Крымова, от Дмитрия Чернякова до Татьяны Багановой, от взлета Мариинского театра в середине 1990-х до взлета Вахтанговского театра в 2010-х – все “высвечено” чуть не впервые или действительно впервые “Золотой Маской” (и фестивалем, и премией). Все живое и лучшее в современном театре России – хоть чем-то да обязано ей. В списке – величественный “Вишневый сад” Льва Додина; “Рассказы Шукшина” Алвиса Херманиса и Театра наций; нежнейший “Захудалый род” Сергея Женовача по семейной эпопее Н. С. Лескова; “Евгений Онегин” и “Дядя Ваня” Римаса Туминаса… Кем надо быть, чтоб не чувствовать деятельной любви к стране в этих спектаклях (при условии, конечно, что смотрел хоть что-то) и во всей “масочной” системе поиска, отбора, предъявления лучшего столице, гастролей в регионах? Как можно “администрировать” и судить национальный фестиваль, устройства которого явно не знаешь? Как вообще можно рулить культурой с такими данными?” Впрочем, и противоположная сторона нашла своих адвокатов: так, актриса новосибирского театра “Красный факел” Дарья Емельянова поддержала консерваторов и обвинила режиссера Тимофея Кулябина (осуществившего в Новосибирске экспериментальную постановку оперы “Евгений Онегин”) в… богохульстве.

А вот и кульминация: группа критиков (93 человека) обратилась к Александру Калягину с требованием распустить экспертов, сформировавших совет, присуждающий некогда самую престижную в России театральную премию. Авторы обращения добиваются формирования нового экспертного совета, который, по их мнению, не будет вызывать подозрений в идеологической тенденциозности и предвзятости. Один из “подписантов” – Лариса Барыкина, театральный критик из Екатеринбурга и человек, которого в “третьей столице” представлять не надо. Вот ее мнение о некоторых аспектах кризиса: “Мы все помним одиозность публикаций Кокшеновой – как она громила пьесу Олжаса Жанайдарова “Душа подушки”, или ее высказывания по поводу оперы “Тангейзер” у Тимофея Кулябина: это вообще за гранью… Еще не приступив к работе, она уже сказала, что “хватить давать премии Кириллу Серебренникову”. При том, что на самом деле его спектакль (даже не он сам) лишь однажды был лауреатом “Золотой маски”. Это ложь и нарушение всех этических принципов… Что касается федерального Минкульта, то пока насаждаемая им идеология напоминает нам приснопамятные советские времена: запрещение спектаклей, снятие режиссеров, насаждение одиозных экспертов”.

И, как представляется, этот вердикт – окончательный. Ибо – если отвлечься от стандартного для любой театральной жизни кипения амбиций (се ля ви!) – то перед нами последствия давно накопившегося “напряжения между полюсами”. На одном из них – творчество (которое по определению неподконтрольно!), на другом – попытки “управлять культурой” (именно в том, худшем смысле слова, которое вкладывалось в это словосочетание в СССР!). А это – несовместимо. Или художественная культура (которая, как предупреждал еще великий патриот и радетель за родную духовность академик Д. Лихачев, живет своей собственной жизнью), или вечный искус “контролировать всех и вся”. И поэтому в споре между художниками (пусть провокативными) и теми, кто разглагольствует о “русофобии” и “богохульстве” – все-таки хочется встать на сторону первых…