13 февраля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ПРАВОСЛАВНЫЙ ЁЖИК И НЕКРЕЩЁНАЯ БЕЛОЧКА


Мы живем в совершенно изумительное время. На наших глазах реализуются в плоть и кровь, становятся реальностью и даже житейской повседневностью такие “чудеса на виражах”, какие совсем недавно были бы уместно лишь на страницах постмодернистских антиутопий В. Пелевина и В. Сорокина: что-то в духе романа последнего “Голубое сало”, где клонируют Толстого и Достоевского, где Хрущев выходит замуж за Сталина, а “патриотический” военно-монашеский орден “ревнителей благочестия” носит выразительное название “землеебы”… В литературе такая “безбрежная” фантазия похвальна – но в жизни… Вспоминаются мрачные слова современного французского философа Ж. Бодрийяра: “поскольку мир бредит, нам остается только переход на бредящую точку зрения”.

…Как говорил Алексашка Меньшиков, “Дело, мин херц, в следующем”. Томский театр юного зрителя представил в Новосибирске спектакль “История о православном ежике” по одноименному рассказу Майи Кучерской, который является совместным проектом трех режиссеров: Алексея Крикливого, Павла Южакова и Дмитрия Егорова. “История о православном ежике”, над которой работал Дмитрий Егоров, является одной из трех театральных вариаций, составляющих спектакль “Песни о Родине”. “Можно сказать, что это история о неправильном понимании православия” – сказал Д. Егоров.
Спектакль станет частью проекта “Песни о Родине”, который объединил два новосибирских театра – “Глобус” и “Первый театр” – и Томский театр юного зрителя. По словам Егорова, этот проект – “общая история о проблемах, которые есть в нашем обществе”. В “Истории о православном ежике” ежик уговорил свою соседку белочку креститься в речке, заранее зная, что она не умеет плавать, и когда белочка утонула во время крещения, ежик заявил, что это чудесно, потому что белочка умерла православной. И весь лес закричал: “Слава Богу!” Проект “Песни о Родине” был представлен зрителям 5 февраля на малой сцене театра “Глобус” в Новосибирске, где он будет представлен и 6 февраля. 4 марта проект представят на сцене Томского областного театра юного зрителя. Зрители увидят три театральные вариации по мотивам современных прозаических произведений. Для постановки режиссеры выбрали рассказы Виктора Пелевина, Дмитрия Глуховского и Майи Кучерской.

Кстати, дирекция Томского театра юного зрителя уже выступила с разъяснениями о постановке спектакля “История о православном ежике”. В официальном сообщении говорится: “Считаем необходимым заявить – Томский ТЮЗ не ставил и не имеет намерения реализовывать постановку такого спектакля как “История о православном ежике”. В пресс-релизе говорится: “Вопрос о том, будет ли представлен спектакль “Песни о Родине” на сцене Томского ТЮЗа, остаётся открытым, поскольку есть целый ряд трудностей, которые следует разрешить. Они касаются, прежде всего, необходимости адаптации спектакля к сценической площадке театра. В любом случае, при решении этого вопроса в частности и в своей деятельности в целом Томский областной театр юного зрителя руководствуется необходимостью неукоснительного и строжайшего соблюдения действующего законодательства”.

Такие “телодвижения” руководства театра не случайны: “православные активисты” нарисовались немедленно. Информация из их рядов идет вполне стандартная: “Мы сделаем все, чтобы не допустить показа этого спектакля в Томске, это ославит город на всю страну”; “Мы будем обращаться в прокуратуру, напишем главе облдепартамента по культуре Павлу Волку; возможно и проведение пикета”. Сообщается и о реакции родителей: последние жалуются, что у многих детей просмотр спектакля обернулся визитами к психотерапевту…

Последнему – охотно верю. И больше того – я бы на месте создателей спектакля четко расписал возрастные ограничения при просмотре. Причем вовсе не только из-за потенциального превращения юных зрителей в пациентов психоневролога, но и по причинам сугубо эстетическим. Ведь перед нами – классический пример изощренного (и весьма талантливого) стеба, художественной провокации а-ля футуризм или дадаизм, постмодернистской амальгамы реального и фэнтэзийного. А такая эстетика – явно не для “малолеток”, тут требуется уже известная интеллектуальная (и психическая) “взрослость”, умение воспринять неоднолинейный авторский замысел. Так что тюзовцы из Западной Сибири, похоже, явно не просчитали варианты обратной связи с аудиторией…

Интересно другое. На память приходит история почти трехсотлетней давности. В XVIII веке великий британский писатель-сатирик Джонатан Свифт (автор “Гулливера”), проживавший в Ирландии англичанин-протестант – написал очень злой и едкий памфлет, в котором предложил… употребить в пищу ирландских детей. Надо сказать, что Свифт, несмотря на свое английское происхождение, был горячим защитником ирландского народа, энергично защищал права простых ирландцев и заслужил искреннее уважение с их стороны. Тем не менее, публикация данного сюрреалистического памфлета вызвала неожиданную реакцию: читатели восприняли издевательский призыв Свифта буквально – и в результате одни с энтузиазмом подхватили каннибальский лозунг, стали ратовать за “беспощадность к этим Пэдди” (уничижительная кличка ирландцев); другие посылали Свифту проклятия как “человеконенавистнику” и “ренегату”. Именно после этой идиотской истории великий сатирик принял фактический обет молчания – последние три года своей жизни он вообще ни с кем не разговаривал: считал, что говорить что-то человечеству при таких условиях просто не имеет смысла… (Впрочем, причина могла быть и в перенесенном писателем инсульте).

Меня не оставляет мысль, что атмосфера вокруг скандальной томской постановки парадоксально напоминает описанный нелепый эпизод из жизни Свифта. Во всяком случае, все социальные сети Рунета уже буквально взорвались эмоциональными комментариями, из которых видно, что томская театральная эскапада воспринимается не как сатира, а как проявление зашкаливающего ультраклерикализма. Часто цитируется фраза из Игоря Талькова: “Родина моя – ты сошла с ума”. Точно по Тютчеву: “Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется”…

И этот момент – показателен. Ведь сюрреалистичность томского театрального перформанса есть бледное отражение многократно большего сюрреализма современного российского мракобесия, уверенно правящего бал на просторах нашей Родины. Ведь чего мы только не насмотрелись за последнее время! И антипедерастическую “охоту с флажками”, и ловлю “Упоротого Лиса”, и войны против Эндрю Ллойда Уэббера с его “Джизас Крайстом”, и анафемы Борису Моисееву, и объявление главным врагом православия Гарри Поттера, и бутылки с “коктейлем Молотова” в окно питерского дома-музея В. Набокова (за “педофильскую” “Лолиту”), и угрозы поджечь Эрмитаж, и даже агрессивное рекламирование якобы грядущей канонизации Ивана Грозного с Распутиным. Разве все это – не пелевинско-сорокинская стилистика в чистом виде? А ведь начиналось это весьма давно – еще на излете 90-х. Именно тогда я впервые встречал певиц из филармонии, которые отказывались петь сочинения И. С. Баха по причине их “неправославности”… Чем не белочка, утонувшая при крещении?

…А отрезюмировать все изложенное хочется весьма здравым советом, который – через соцсети – адресовала всем кликушествующим Тина Канделаки: “Не сводите Россию с ума!”. От себя добавлю: и не тащите всех нас в средневековье – тогда не понадобятся и абсурдистские перформансы про “православных ежиков”.