26 ноября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

РУССКИЙ С КИТАЙЦЕМ – БРАТЬЯ НАВЕК…


“Русский с китайцем – братья навек”… Люди старшего поколения помнят такую песню, написанную композитором Вано Мурадели на стихи М. Вершинина. Вся она была сплошным непрерывным панегириком дружбе СССР и коммунистического Китая – и каждый пассаж этой написанной на высочайший заказ юбиляции стоит того, чтобы его процитировать. “Крепнет единство народов и рас. Плечи расправил простой человек – Сталин и Мао слушают нас… Слышен на Волге голос Янцзы, видят китайцы сиянье Кремля. Мы не боимся военной грозы – нашу победу славит Земля… В мире прочнее не было уз, в наших колоннах – ликующий май. Это могучий Советский Союз, рядом шагает новый Китай”. А прошло всего несколько быстро пролетевших лет – и сей образчик политического подхалимажа не просто был напрочь забыт: само воспоминание о нем стало опасным… В этой трагикомической истории – все приливы и отливы советско(российско)-китайских отношений. И надо сказать: в архивных публикациях “Уральского рабочего” сия тема – одна из самых репрезентабельных и богато представленных.

“Китайская мелодия” начинает звучать в статьях и заметках “УР” где-то с середины 20-х годов ХХ века – в основном под рубрикой “Национально-освободительное движение против мирового империализма”. Первый ощутимый блок новостей связан с так называемым Северным походом китайской национальной армии против северных милитаристов – группировок мятежных генералов, поделивших между собой Северный Китай и хозяйничавших там почти целое десятилетие. В рядах наступающих на север войск было множество советских “военных советников” (в том числе В. Блюхер) – поэтому “южные” китайцы рассматривались в СССР практически как “свои” (на эту тему есть несколько красноречивых стихов В. Маяковского). Впрочем, иллюзии рассеялись быстро – лидер партии Гоминдан Чан Кайши резко развернул курс в антикоммунистическую сторону, начал репрессии против ставленников Москвы (что вызвало рецидивы гражданской войны – из них наиболее известны Наньчанское восстание и Кантонская коммуна)… Все эти события отразились в ряде публикаций старейшего печатного органа Урала: таковы статьи “Дела китайские, новый план У Пейфу” (05.06.1926), “Верхушка Гоминдана окончательно рвет с коммунистами”, “Кампания за свержение Чан Кайши”, “Накануне войны Нанкина с Уханем” (все – 02.08.1927), “Палачи сознались в убийстве наших товарищей в Кантоне” (23.12.1927), “Все советские учреждения закрыты шанхайскими властями” (20.12.1927). Показательно, однако, что сообщений с фронтов так называемого Великого похода китайской Красной армии против чанкайшистов в середине 30-х гг. в “УР” нет совсем – похоже, такова была инструкция “сверху”: в Москве еще не определились, кому в данном конфликте сочувствовать…

Новый всплеск интереса к китайским делам связан с японской агрессией против Китая. Об этом – статьи “Авантюра японского империализма на Дальнем Востоке” (21.09.1931), “Японская провокация в Северном Китае” (10.07.1937), “Военные действия в Шанхае”, “Китайские летчики сбили 33 японских самолета”, “Высылка белогвардейцев из Кантона” (все – в номере от 22.08.1937). Примечательно, что в годы Великой Отечественной войны в “УР” совсем нет сводок с китайского фронта – несмотря на то, что мы тогда были союзниками. Причин здесь две: с одной стороны, собственные фронтовые дела заслоняли собой все, с другой – именно в первой половине 40-х гг. отношения между Сталиным и Чан Кайши дали резкую трещину…

Наступил 1949 год, Мао Цзэдун в очередной гражданской войне одержал победу над Чан Кайши – и начинается “медовый месяц” альянса между Москвой и Пекином (именно тогда была заказана и написана та приснопамятная песня В. Мурадели). Интонация заметок “УР”, впрочем – достаточно сдержанная: в этом отношении показательны номера от 26.04.1949, 05.05.1955 и 09.09.1958 – в каждом из них напечатаны сразу несколько заметок о КНР. Отсутствие восторженности понятно любому, кто хорошо знает историю: Сталин, а позднее Хрущев позиционировали Китай как своего младшего партнера по “социалистическому лагерю”, “светозарный Мао” с этим категорически не соглашался и сам примерял на себя френч “Отца Народов”. Уже тогда, под сенью льстивых заверений о дружбе – вызревали метастазы грядущего противостояния…

Оно не замедлило вырваться наружу – в середине 60-х гг. Точка невозврата здесь – первая половина марта 1969 года, военные столкновения у полуострова Даманский и озера Жаланаколь. Сотни убитый с обеих сторон, отношения на грани разрыва, ситуация кануна Третьей мировой… В эти дни в “УР” статьи соответствующего содержания помещались ежедневно (с 4 по 18 марта), и лексика публикаций – предельно агрессивная: в таких выражениях в СССР не величали даже “проклятых империалистов”… Этот фразеологический трафарет отныне станет стандартным до самой “перестройки”: очередной пик антикитайской пропаганды приходится на начало 1979 года, на свержение в Камбодже прокитайской “клики Пол Пота” и скандальной февральской войны между Китаем и Вьетнамом – “первой Социалистической войны”, как ее немедленно прозвали в мире (в обеих странах правили коммунисты!). Опять в “УР” – ежедневные статьи с почти истерическими интонациями (первая половина февраля), язвительные карикатуры, горячие “народные” признания солидарности с Ханоем… А потом – все проваливается в никуда! С началом горбачевской эпохи – вся китайская тематика враз исчезает из прессы. Эта выразительная пауза продолжится до “лихих девяностых”, после чего сообщения “из Поднебесной” вновь (очень дозировано) начинают появляться на страницах газеты – в подчеркнуто нейтральных тонах. Чтобы буквально взорваться энтузиазмом и восторженными реляциями на страницах “УР” в дни саммита ШОС в Екатеринбурге 16.06.2009. Не покидает ощущение дежа вю: все возвращается на круги своя – кстати, это исконно китайская философема…