16 июня 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

С БОЙНЕЙ МУКДЕНСКОЙ, С ТРЕСКОМ ЦУСИМЫ…


Знаменательная и драматическая дата в конце мая прошла мимо сознания большинства россиян: 110-летие несчастной для России Цусимской битвы (27-28 мая 1905 года). В Японии это событие отметили как знаменательную страницу национальной истории – отметили, кстати, сдержанно, с достоинством и без милитаристского психоза. В России Цусиму не помнит никто… А зря: те трагические события при ближайшем рассмотрении оказываются ужасающе актуальными …

…На рубеже XIX и ХХ веков Российская империя стояла перед острой необходимостью системной комплексной модернизации. Здоровые дальновидные силы в российской элите во главе с С. Витте выступали за скорейшее энергичное проведение реформ – и уже проводили свою программу в жизнь, причем успешно. Реакционеры, ультраконсерваторы, адепты традиционализма – бешено сопротивлялись переменам, опираясь на весьма серьезную “крышу”: патроном “антиреформистов” была последняя российская императрица. Сам Николай II, как всегда, колебался в выборе генеральной линии.

И вот завязка трагедии: где-то к 1898 г., под заботливым крылышком Александры Федоровны формируется так называемая “камарилья” – настоящая “мафия консерваторов”, состоящая из представителей высшей аристократии и яростных противников Витте. Учитывая кардинальную роль в нем статс-секретаря А. Безобразова, сей “кружок традиционалистов” получил название “безобразовская клика”. Название – что называется, “говорящее”: воистину, история любит мрачно пошутить… Используя покровительство императрицы, “безобразовцы” добились внушительного влияния на последнего императора и агрессивно продавливали свои “прожекты” – причем отнюдь не бескорыстно: практически все они были замешаны в грязных финансовых махинациях (например, в афере с “Русским лесопромышленным обществом” в Корее, созданным на ссуды из личных средств царской семьи). Квинтэссенцией взглядов “камарильи” стали крылатые слова министра внутренних дел В. Плеве: “Чтобы удержать революцию, нам нужна маленькая победоносная война”. Потрясает это бесподобное “нам”: свои узкокорыстные интересы “безобразовцы” с легкостью ставили выше насущных нужд России…

И тут коварная судьба подбросила Российской империи дьявольский соблазн, своего рода “яблоко Адама” – в лице так называемого “боксерского восстания” 1900 года в Китае. Во главе повстанцев оказались школы кун-фу, имевшие символом поднятый кулак – отсюда и европейское прозвище “боксеры”. Эти китайские традиционалисты и по идеологии, и особенно по действиям поразительно напоминали современных фанатиков ИГИЛ: они шли на Пекин, оставляя за собой груды изуродованных трупов европейцев и китайских христиан. После нескольких убийств иностранных дипломатов 8 стран – Россия, Англия, Франция, Германия, США, Австро-Венгрия, Италия и Япония – организовали совместную интервенцию и разгромили “боксеров”: Российская империя воспользовалась случаем и оккупировала Маньчжурию. И – в ходе этих событий возник конфликт с Японией, также претендовавшей на влияние в тех краях. Николай II в этой ситуации, подталкиваемый “безобразовцами”, резко заявил о своих претензиях не только на Китай и Корею, но и на…саму Японию: с этой минуты в Стране восходящего солнца Россию стали воспринимать как национальную угрозу – с полным на то основанием. В 1904 году Япония решила первой бросить боевую перчатку…

Во всем мире почти все считали, что эта схватка предопределена – в пользу России. В самом деле: уж слишком несопоставимым смотрелся этот “бой Давида с Голиафом”. С одной стороны – огромная милитаризированная империя (с самой большой сухопутной армией мира), с другой – небольшая азиатская островная держава, только в 1868 году начавшая свою модернизацию, драматичную и ослепительную. Антон Павлович Чехов, очень любивший Японию, записал в дневнике: “Жаль красивую восточную страну – Россия раздавит ее железной задницей”. Но… произошло то, чего не ожидал никто: “красивая восточная страна”, вставшая плечом к плечу и спаянная духом Бусидо, “отправила Россию в нокаут”. Модернизированный японский “Давид” сокрушил “консервативно-традиционного” российского “Голиафа”…

В те дни многие вспомнили, как за 10 лет до того прекрасный поэт и философ Владимир Соловьев написал стихи: “О Русь! Забудь былую славу! Орел двуглавый сокрушен, и желтым детям на забаву даны клочки твоих знамен”. Такое пророчество было у всех на устах, когда бездарный генерал А. Куропаткин (командующий русскими войсками в Маньчжурии) картинно отправился на фронт с целым “вернисажем” икон. Эти иконы сегодня хранятся в Музее военной истории в Токио – вот те самые “клочки знамен”, данные на “забаву желтым детям”…

А Цусима – кульминация и кровавая точка той трагедии. В истории этой битвы многие детали смотрятся просто мистически. Русский флот под командованием адмирала З. Рождественского (еще одной клинической бездарности!) шел на помощь погибающему Порт-Артуру, совершая почти кругосветное плавание. Плыли с сентября 1904 по май 1905 гг. (!!!), плыли, утеряв всякое подобие внезапности: уже пал Порт-Артур, уже армия Куропаткина разгромлена под Мукденом – а “аргонавты” (как назвали сами себя участники того похода) плыли… в никуда. Пока не приплыли к Цусимскому проливу, где их уже ждал с флотом блистательно одаренный японский адмирал Хэйхатиро Того. Именно он в начале сражения провел головокружительный маневр, в результате которого японский флот быстро развернулся в линию и начал натуральный расстрел “аргонавтов”. Русские бронебойные снаряды не причиняли японским кораблям ощутимого вреда – зато японцы били по кораблям врага снарядами на основе селитры: разрываясь, они давали температуру доменной печи – у людей мгновенно выгорали легкие… И еще мистическая деталь: адмирал Того весь бой стоял на капитанском мостике, посреди рвущихся снарядов – и не получил ни царапины; Рождественский укрывался в бронированной рубке – и ее разворотило первым же попаданием, российский командующий получил тяжелое ранение и не мог управлять боем…

К исходу второго дня битвы все было кончено. Погибло 5045 и попало в плен 6016 русских против 113 погибших японцев (!), последние потеряли всего три небольших корабля (один просто в горячке боя налетел на другой) – а русский флот был уничтожен практически полностью. Такого разгрома военно-морские силы России не несли еще никогда: по количеству потерь Цусиму превзошел лишь печально знаменитый Таллиннский переход 1941 года…

И – вспоминается пророческое замечание А. Солженицына о том, что “поражения бывают целительнее побед: после побед хочется новых побед, а поражения заставляют думать”. Именно “с бойней Мукденской, с треском Цусимы” (строчка из Маяковского) пришло к России понимание необходимости радикального разрыва с традиционализмом; именно после Цусимы состоялись и всероссийская политическая стачка, и манифест 17 октября, и рождение парламентаризма, и возникновение политических партий. Другое дело, что Николай II в очередной раз “сдал экзамен по истории на двойку” и спустя 10 лет втравил страну в новую войну – на сей раз мировую. Чем это закончилось для империи для императорской фамилии – общеизвестно… Самое поразительное, что “формула Солженицына” справедлива и для Японии, “захотевшей новых побед”: именно с Цусимы ведет отсчет агрессивный японский милитаризм и стремление к завоевательному империализму – приведшее Японию к Мидуэю и Сайпану, заливу Лейте и Окинаве, сожжению Токио американской авиацией в ходе операции “Митингхаус” и атомным ударам по Хиросиме и Нагасаки, катастрофе Квантунской армии и капитуляции на борту линкора “Миссури”… А переболев искусом милитаризма – Япония совершила свое “чудо” и стала той великой страной, которую мы знаем сегодня! Красноречивый урок истории – в том числе и для нас, сегодняшних…