23 мая 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

САГА О “МОЛОДОЙ ГВАРДИИ”


Повышенный интерес к анонсируемому сериалу “Молодая гвардия” (режиссер Леонид Пляскин) был гарантирован изначально. Все-таки история подпольной организации вчерашних школьников в оккупированном гитлеровцами Краснодоне – одна из самых не только волнующих, но и загадочных. В советские времена все читали нашумевший роман А. Фадеева о молодогвардейцах, но… сейчас уже хорошо известно – получивший громкую славу и Ленинскую премию фадеевский роман не имеет почти ничего общего с суровой исторической реальностью (уже не говоря, что написание романа прямо курировалось Сталиным, и последний просто диктовал писателю концепцию и даже сюжетные ходы). А режиссер нового фильма уже на старте заявил: “Сериал “Молодая гвардия” – это не экранизация известного романа; это история, основанная на документально подтвержденных фактах, о группе краснодонских партизан-подростков, бесстрашно действовавших в родном городе, оккупированном фашистами в 1942 году”. “Документально подтвержденные факты” – это, знаете ли, лучший пиар… Кроме того, хотели создатели ленты того или нет, но никуда не денешься от соревнования с культовым фильмом Сергея Герасимова 1948 года. В общем, сериал 2015 года ждали с нарастающим интересом. А вот результат – явно разочаровал большинство кинозрителей: отзывы в критике и блогосфере в подавляющем числе – совершенно не комплиментарные. В чем же дело? Попробуем последовательно разложить все “плюсы” и “минусы”.

Сказать, что произошел откровенный провал – нельзя: у новой кинематографической “реинкарнации” “саги о Молодой гвардии” есть позитивные стороны. Во-первых, актерская игра – достаточно качественная и “креативная”, особенно для сериала (по сравнению с поистине ужасающей “планкой антикачества”, ставшей “фирменным знаком” огромного количества сериальной продукции). Особенно отрадно, что это качество демонстрируют совсем молодые актеры, фактически дебютанты “фабрики грез” (стоит, например, отметить впечатляющий и нестандартный образ, созданный Юрием Борисовым в образе Сергея Тюленина). Кроме того, картине присущ завидный “драйв” и выверенная архитектоника: в течение 12 серий создатели ленты “держат темп” и не дают ослабнуть зрительскому напряжению (что вовсе не является шаблоном в отечественных сериалах!).

Наконец, есть и отрадные концептуальные моменты. Так, немцы в фильме не выглядят сборищем нечеловеческих монстров – по сравнению с фильмом Герасимова: в последнем достаточно посмотреть на лица оккупантов (заботливо подобранные режиссером и запечатленные камерой) – можно подумать, что режиссер снимал экранизацию “Войны миров” Г. Уэллса, сюжет о нашествии инопланетян… У Л. Пляскина гитлеровцы – это зло, но зло, носителями которого являются все-таки люди, с присущими им человеческими чертами: таков, например, запоминающийся образ эсэсовского полковника Ренатуса (Марцин Руй) – меломана, эстета и убийцы… Да и сами молодогвардейцы – не идеальные “рыцари без страха и упрека”: их поведение разъедает имманентная для сталинского общества подозрительность, они могут быть жестокими и к врагу, и друг к другу… Наконец, сильная сторона ленты – откровенный и резкий показ проблемы коллаборционизма. Почти все злодейства на экране (включая финальную казнь молодогвардейцев) совершают не немцы, а “полицаи” – донские казаки и украинцы. И делают они это не из холуйской преданности оккупантам: все они в свое время пострадали от “большевиков”, а зло порождает зло. Кульминации это достигает в образе командира полицаев Соликовского – законченного палача и садиста: красные убили всю его семью, и в его сознании произошел страшный сдвиг. Теперь он свирепо мстит всем, кто имеет хоть какое-то отношение к “краснопузым”, и уже не может остановиться, теряя человеческий облик… Но – на этом “плюсы” заканчиваются, начинаются “минусы”. И их, увы, больше.

Прежде всего, если по сравнению с трафаретным уровнем сериалов нынешняя “Молодая гвардия” смотрится выигрышно – то конкуренции с фильмом Герасимова она все же не выдерживает. Все-таки там был великий режиссер, там дебютировали будущие звезды советского кино – Инна Макарова, Нонна Мордюкова, Сергей Гурзо, Георгий Юматов, Вячеслав Тихонов, Людмила Шагалова, Сергей Бондарчук, Клара Лучко… Пусть в герасимовском фильме правила бал несколько напыщенная “сталинская” эстетика, пусть буквально “хлещущий из ушей” героев декларативный “советский патриотизм” сегодня смотрится с откровенным архаическим привкусом – но, тем не менее, фильм Герасимова был настоящим произведением искусства, созданным “по гамбургскому счету” (чего о ленте Пляскина не скажешь!).

Затем. Многие моменты происходящего на экране вызывают откровенное недоумение. Скажем, чуть ли не все герои ленты безукоризненно говорят по-немецки, не испытывая никакого языкового барьера по отношению к вторгнувшимся чужакам (это – в Краснодоне? в шахтерской глубинке? в сталинскую эпоху?). Кроме того, сама трактовка образов сплошь и рядом выглядит не просто эксцентрично, но чуть ли не вызывающе: такова, к примеру, Ульяна Громова (в исполнении Ирины Горбачевой), которая смотрится откровенной “хабалкой”. Но своего пика недоумение достигает, когда на экране появляется “Любушка”, Любка Шевцова – ее играет молодая драматическая актриса Катерина Шпица (из московского Государственного музыкального театра национального искусства). Надо отдать ей должное – артистка делает все уверенно и профессионально, но сам образ… Эта новая Любка Шевцова виртуозно выступает в импровизированном немецком варьете, поет и разговаривает на “языке избранной расы” не хуже Марлен Дитрих, фонтанирует сексапильностью, грамотно “разводит на интим” развесивших уши “фашистов”, с легкостью раздевается почти до стриптиза – а в качестве разведчицы действует как новая советская Мата Хари… Вынужден напомнить читателю: дело происходило в маленьком рабочем поселке в Донбассе, и молодогвардейцы были вчерашними провинциальными школьниками, воспитанными в специфических условиях советской глубинки времен “культа личности” (почти все члены “Молодой гвардии” родились в районе 1925 года). Откуда историческая Шевцова могла всего этого набраться? Ее амплуа “артистки” не могло выходить за рамки школьной самодеятельности – а “акулой разведки” ни она, ни кто-либо из ее коллег не были по определению. Между прочим, гестапо потому и не могло столь долго выйти на след организации, что молодогвардейцы были наивными энтузиастами-дилетантами – а с этой публикой германская контрразведка дело иметь не привыкла…

И напоследок. Хотя анонсировалось “создание фильма на основе документально подтвержденных фактов” – именно в этом есть сильное сомнение, нарастающее ближе к финалу. Все-таки основные биографические детали большинства героев краснодонской трагедии известны и многократно описаны – и они демонстративно попираются в сценарии. Так, в сериале при попытке задержания погибают Анатолий Ковалев и Жора Арутюнянц – а в реальности последний даже не был арестован и дожил до 1973 года. Что касается Ковалева, то он, как известно, бежал во время отправки на казнь и пропал без вести: по некоторым данным, полуслепого и безумного человека, называвшего себя этим именем, встречали в одной из послевоенных психиатрических клиник… Наконец, у Пляскина допущена та же неточность, что и у Герасимова – все молодогвардейцы в финале вместе отправляются к роковой шахте: в исторической реальности Олега Кошевого и Любовь Шевцову не сбрасывали в шурф, а расстреляли – и не в Краснодоне, а в соседних Ровеньках, спустя несколько дней… Мелочь, конечно – но уж если было широковещательно заявлено о “документальном соответствии”… А “на выходе” – все же неудача. Произведение искусства оценивают не по намерениям и декларациям, а по конечному эстетическому результату – а он получился художественно невразумительным (и исторически некорректным).