18 сентября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“СДЕЛАЙТЕ МНЕ СВЯТО!”


Министр культуры России Владимир Мединский сделал заявление, беспрецедентное даже на фоне всей его предыдущей (и крайне одиозной) карьеры. “Главный куратор культуры” нашей страны настаивает на запрете критики мифов о героях Великой Отечественной войны. По его словам, эти мифы нельзя критиковать вне зависимости от того, соответствуют они исторической действительности или нет. Такое заявление министр культуры сделал в интервью “Российской газете” и добавил: “Думаю, что к эпическим советским героям – и к молодогвардейцам, и панфиловцам, и к Зое (Космодемьянской – Д.С.) надо относиться, как в церкви относятся к канонизированным святым. Это моя человеческая и гражданская позиция. А любая попытка поковыряться в том, за что Ульяне Громовой фашисты вырезали звезду на спине – должна быть табуирована. Эта самая мученическая звезда на спине – и есть ответ всем нынешним “правдоискателям-надомникам” на все их гнусненькие вопросы”. В общем, как съязвил в свое время известный “перестроечный” журналист Леонид Баткин – “сделайте мне свято!”.

Это – Рубикон. Это – качественное новое состояние российской официальной пропаганды. Речь даже не идет о невозможном лексиконе “министра культуры”, который для него не является чем то из ряда вон выходящим – достаточно вспомнить потрясший всех недавний пассаж Мединского насчет “рашки-говняшки”. Главное – содержание: если ранее апология исторических мифов и фальсификаций шла под соусом “не знаем” или “это неправда”, то сегодня устами одного из главных идеологов сегодняшней России декларируется – мы знаем, что это неправда, и настаиваем на этой неправде! Мы – апологеты неправды! Нам нужна не правда истории, а угодная нам (то есть – фальсификаторам) версия: мы прекрасно знаем, что она лжива – и будем тиражировать эту ложь, и запретим любые попытки узнать настоящее положение дел! Такого не было никогда не только в тоталитарной практике “Страны Советов” – такое по степени наглости немыслимо даже в контексте крутейших антиутопий Дж. Оруэлла… Российский независимый историк Марк Солонин точно отметил: “Подходы Мединского принципиально отличаются от подходов советской пропаганды и сближаются с известным подходом нацистов: первая настаивала на неуклонном соответствии действий “своей” стороны нравственным нормам, Мединский же утверждает, что “любое преступление, которое совершили “наши”, перестает быть преступлением, потому что это наши, связанные с нами родственными “кровно-сицилианскими” узами”. Последнее – типичное язычество, так называемая “готтентотская мораль” (выражение прославленного поэта и философа Владимира Соловьева). Что-то в духе дикаря-готтентота, который на вопрос европейского миссионера о понимании добра и зла ответил: “Добро – когда я увожу у соседа корову и насилую его жену; зло – когда он уводит у меня корову и насилует мою жену”…

Во всех религиозных системах ложь почитается как один из самых страшных грехов (это к вопросу о “псевдорелигиозной” аргументации Мединского!). В православии (и вообще в христианстве) лжесвидетельство – смертный грех, упоминаемый в Декалоге Моисея. В психологии известно: ложь есть первый признак манипуляции, которая разрушает психику и личность не только жертвы манипулятора, но и самого манипулятора (потому что последний с определенного момента сам начинает верить в собственное вранье – и тем самым теряет возможность элементарной связи с реальностью!). История Советского Союза (как и любой тоталитарной системы) – это история сплошной, тотальной и “многоэтажной” лжи, когда одна ложь громоздилась на другую и подпиралась третьей: причем не лгать власть предержащие уже не могли – потому что “прорыв правды” на любом, даже самом малозначительном участке приводил к обрушению всей конструкции. В те годы великий артист и писатель Василий Шукшин писал: “Вся Россия покрылась ложью, как коростой. Ложь – во спасение, ложь – искупление вины, ложь – достижение цели, ложь – карьера, благополучие, ордена, квартира… Ложь, ложь, ложь!”. И именно тогда, как удар в набат, прозвучал призыв Солженицына: “Жить не по лжи!”. Деятели культуры понимали: выстроенная до небес “вавилонская башня” дезинформации себя и своего народа становится уже физически опасной для страны (классический пример фатальной ошибки, основанной на вере в собственный бред – вторжение в Афганистан). И именно с ниспровержения лжи, с прорыва информационной самоизоляции – начиналась “перестройка”. В этом был мощный пафос очищения от скверны – который дал стране и народу сильнейший позитивный импульс, за счет которого мы до сих пор избегаем скатывания к “северокорейскому” состоянию. Хотя таким, как Мединский, именно это представляется идеалом и “пунктом Омега”…

А применительно к Великой Отечественной войне (и шире – всей Второй мировой) проблема “лгать или не лгать” – вообще центральная. Потому что ни об одном эпизоде отечественной истории официоз не нагромоздил такие Хеопсовы пирамиды лжи, как о той войне. Причина на поверхности: в тираниях действует жесткое уголовное правило: “опущенный пахан – уже не пахан” (или как у Киплинга: “Акела промахнулся – значит, он мертвый волк”). Начало войны для Сталина было не просто неудачным, а катастрофическим; да и далее просчетов, поражений и провалов в 1941-1945 гг. было столько, что аналогов не наберется за всю историю России. И цена победы оказалась хуже любого поражения: астрономические потери СССР эквивалентны тяжелейшей демографической катастрофе. Преступлений в той войне режим совершил столько (в том числе – против собственного народа), что самое минимальное раскрытие правды об этом стало бы приговором режиму и его главарю. Наконец, выиграли войну благодаря колоссальной безвозмездной помощи союзников – а после победы сразу с ними рассорились… Сказать обо всем этом правду – означало политическое харакири: следовательно, пришлось сочинять “виртуальную историю” для внутреннего пользования (“за бугром” все знают, врать бесполезно) – ту самую сталинскую “фолкхистори”, которую сегодня господин Мединский защищает собственной грудью…

Самое поразительное, что правда о той войне – патриотичнее и монументальнее любого “фальсификата”! Вот вам факт: в сентябре 1941 года у литовской деревни Рассеняй три танкиста (их имена мы до сих пор не знаем), экипаж танка “КВ” – 8 часов дрались против всей немецкой 4-й танковой группы! Один советский танк против 800 немецких! Когда в конце концов советские танкисты погибли (сгорели в танке), командующий 4-й танковой группой генерал Эрих Гепнер велел похоронить их с воинскими почестями, провел всю свою армию мимо их могилы (все отдавали честь) и призвал своих солдат брать пример с такого доблестного противника… Вот кому надо ставить памятники, вот в честь кого надлежит называть улицы и площади! Мы, повторяю, за 70 лет не удосужились узнать их имена – и, возможно, они числятся в “без вести пропавших”… Прав был Виктор Суворов: советскую власть все время тянуло на туфту…

Стоит вспомнить мудрость прославленного австрийского философа Карла Поппера (бежавшего от Гитлера в Англию): наука начинается там, где можно отвергнуть версию. Этой мысли вторит императив крупнейшего британского историка ХХ века Джеймса Робина Коллингвуда: любые теории и концепции должны быть пересмотрены и отвергнуты в одночасье, если найден хотя бы один документ или вещественное оказательство, проливающие иной свет на понимание происшедшего (или обнаружено свидетельство, на которое раньше не обращали внимание). Кроме того, потуги господ мединских иллюзорны и смехотворны хотя бы потому, что существует Интернет (и, благодаря последнему, распространение независимой информации невозможно остановить). Самообман – лучший способ обмануть себя, но не мир…