16 октября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СЕМЕЙНЫЕ ТАЙНЫ КАК ИЕРОГЛИФ ИСТОРИИ


Аркадий Григорьевич Гуревич – ветеран Великой Отечественной войны, полковник в отставке, участник грандиозного исторического сражения за освобождение Белоруссии в 1944 году, активист военно-патриотического воспитания молодежи в Екатеринбурге и Свердловской области, поэт и композитор, победитель литературного Лермонтовского конкурса. И – очень интересный собеседник. Сегодня он рассказывает о книгах, которые стали его “настольным чтением” в последнее время, и чем они его заинтересовали.

“История – что называется, мой конек. Меня всегда интересовали исторические судьбы России: ведь, по справедливому замечанию Льва Николаевича Толстого, если ты стреляешь в прошлое из пистолета – оно выстрелит в тебя из пушки… Поэтому те книги, которые сейчас находятся в “прицеле” моего читательского внимания – это исторические исследования. Но при этом сегодня так сложилось, что эти труды имеют интересный и своеобразный ракурс: это – семейные тайны. История через призму частной жизни ее героев – правителей и творческих гениев. Так сказать, “тайны мадридского двора”… А если серьезно, то здесь – эффект “всеобщего в единичном”: ведь приватная жизнь публичного человека – это своего рода иероглиф Большой Истории…

Прежде всего – это книга Владлена Балязнина “Тайны дома Романовых”. Чрезвычайно интересный образец научного исследования целой исторической эпохи посредством обращения к семейной жизни царей, императоров и императриц! Причем книга охватывает все 300 с небольшим лет правления династии – от судьбоносного Земского собора 1613 года (приведшего Романовых к высшей власти) до марта 1917-го, до отречения Николая II. В книге – множество интереснейших подробностей, практически незнакомых широкому читателю. Как вам, например, такая деталь: настоящая и полная фамилия царственного рода – Жеребцовы-Кобылины-Кошкины-Захарьины-Юрьевы-Романовы! А все потому, что полулегендарного родоначальника рода звали Олфер Жеребец, его сына – Иван Жеребец, а сына последнего – Андрей Иванович Кобыла. Последний был великим боярином и членом Боярской думы Московского княжества в княжение великого князя Симеона Гордого (старшего сына Ивана Калиты и дяди Дмитрия Донского). У этого самого Андрея Кобылы было три сына: Федор Кошка, Семен Жеребец и Иван Елка. От последнего пошли Хрущевы (включая, что интересно, и Никиту Сергеича!), от Семена Жеребца – Шереметевы, а от Федора Кошки – Романовы! Между прочим, именно поэтому в свое время поэт Максимилиан Волошин написал о воцарении Романовых в 1613 году: “Когда отродье Кошки и Кобылы Пожарский царствовать привел…”. А еще в книге В. Балязина приводится много интересных аргументов в пользу известной легенды о том, что в 1825 году Александр I сымитировал собственную смерть, а сам отрекся от престола и ушел в божьи странники – став небезызвестным старцем Федором Кузьмичем…

А еще я сейчас читаю дневник Софью Андреевны Толстой – жены “яснополянского гуру”, как его назвала Валерия Новодворская. Тоже огромный пласт интереснейших сведений, никогда не попадающих в “официальные сводки”. Там самое главное – подробные рассказы о постоянных встречах Толстого с самыми разнообразными людьми всех сословий, которые нескончаемым потоком шли в Ясную Поляну: все – для того, чтобы повидаться с живым классиком и духовной совестью России, посоветоваться о чем-то своем, получить мудрое напутствие… Создается впечатление, что у семьи Толстых вообще не было уединения: все время – гости, ходоки, делегации… Это, естественно, создавало трудности (и даже “семейные кризисы”), но это – неизбежная плата за ту высоту духа, на которую поднял себя Лев Николаевич. Наверное, не так уж неправы были его индийские единомышленники (например, Вивекананда), которые считали: у гуру не должно быть семьи…”.