29 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ЧТО ПОЛОЖЕНО БЫКУ, НЕ ПОЛОЖЕНО ЮПИТЕРУ


Древние греки говорили: что положено Юпитеру, не положено быку. Применительно к корифеям духовной культуры данную мудрость можно было бы произнести “в инверсии”: что положено “быку”, то не положено Юпитеру…

Это – об Олеге Павловиче Табакове. Точнее – о громкой и, будем откровенны, некрасивой истории, в которой прославленный артист оказался “в эпицентре”. Речь, разумеется, идет о высказывании О. Табакова в адрес украинцев как “непросветленной нации” и о представителях украинской художественной культуры, которые якобы “всегда занимают вторую или третью позицию после русских”. Неприкрытый великодержавный шовинизм данного высказывания настолько “бил в глаза”, что вызвал настоящий скандал. Интернет буквально взорвался самыми резкими сентенциями на данную тему; отзывы целого ряда деятелей культуры (и украинской, и русской) были настолько нелицеприятными, что артисту пришлось публично извиняться. Впрочем, и извинение оказалось предельно двусмысленным: О. Табаков оправдывал свои слова “незнанием того, что у него берут интервью” (а вне интервью – так можно?); сослался на наличие у него “друзей на Украине” (как будто это оправдывает совершенную бестактность!), обвинил комментаторов в “выдергивании его слов из контекста” и даже в “провокации”. И объявил о том, что считает русскую и украинскую культуру чем-то единым – тем самым отказав украинской художественной классике в существовании. В общем, “извинения” фактически обернулись новыми оскорблениями…

В этой весьма “дурно пахнущей” истории, как представляется, присутствует некий “чемодан с двойным дном”. Потому что здесь, помимо морального аспекта (полагаю, не требующего комментариев), присутствуют еще аспекты фактологический, историософский и культурологический. А при распутывании сего странноватого “клубка” – возникает ощущение совершеннейшей фантасмагории. Впрочем, все по порядку.

Насчет фактологии высказывания – пояснения требуются только для тех, кто “не в теме”. Говорить о “второсортности” и “третьесортности” украинской художественной культуры, отказывать ей в самобытности и даже чуть ли не в существовании – для этого нужно забыть Артемия Белобоцкого и Ивана Величковского, Феофана Прокоповича и Стефана Яворского, Петра Могилу и Николая Дилецкого, Василия Пашкевича и Максима Березовского, Артемия Веделя и Дмитрия Бортнянского, Григория Сковороду и Тараса Шевченко, Ивана Котляревского и Михаила Коцюбинского, Ивана Франко и Лесю Украинку, Андрея Винниченко и Лину Костенко, Николая Лысенко и Бориса Лятошинского, Виталия Губаренко и Мирослава Скорика, Александра Довженко и Леся Курбаса, Михаила Грушевского и Пантелеймона Кулиша, Белу Руденко и Анатолия Соловьяненко… Самое скверное, что нашумевшее высказывание О. Табакова четко выстроено по той самой матрице, по которой структурируются все ксенофобские “мыслепостроения” в нашей стране (и в “верхах”, и в “низах”): “ниспровержению” подвергаются не политические системы (которые по определению могут быть объектом для критики) и даже не конкретные политики (никто из которых не безгрешен), а народы, цивилизации, культуры, расы… То есть – по кондовому первобытному принципу коллективной ответственности. Опять-таки повторюсь: что присуще мышлению “быков”, не допустимо для “Юпитера”…

Продолжая “анализ ситуации”, необходимо отметить крайне архаическую “методологическую базу” табаковского высказывания в плане культурологическом. Суть в том, что в истории изучения культур существовало два антагонистических подхода – этноцентризм и культурный релятивизм. Если совсем попросту, то первый подход исходит из априорного утверждения о превосходстве “своей” культуры” над “чужой”. В крайнем выражении это нашло воплощение в идейных концепциях Третьего рейха о “варварских культурах” и “культуре истинных арийцев”; но в более смягченном виде это свойственно любым формам национал-шовинизма – по такой схеме в Новое время европейцы всех неевропейцев считали “варварами” и “туземцами”. Второй же подход признает принципиальную самоценность каждой культуры. Вряд ли надо объяснять, что в современном мире этноцентризм считается не только безнадежной архаикой, но и “дурным тоном”. Тем более странно получить такую эскападу из уст одного из самых культовых фигур отечественной культуры…

В историософском же плане – в демарше О. Табакова явственно присутствует отзвук одиозной концепции “Большого Брата” (или, если угодно совершить “отсылку к Киплингу” – теории “бремени белого человека”). Если совсем конкретно – снисходительно-пренебрежительного отношения к “культурам малых стран”. Надо сказать, что эта (весьма постыдная) установка имеет в нашей стране прискорбно широкое распространение, в том числе и в среде интеллигенции. Получается, что если нация “не великодержавна” – она и в культурном отношении должна быть “второ- и третьестепенной”… Нет нужды доказывать, что такая постановка вопроса (опять-таки достаточно обычная для прошлых веков, для эпохи господства этноцентризма), была анахронизмом даже для XIX века, когда на художественный Олимп взошли поляк Ф Шопен и датчанин Г. Х. Андерсен, чех А. Дворжак и норвежец Э. Григ, румын М. Эминеску и швед А. Стриндберг. Тем более нелепо и даже преступно тиражировать эту замшелую идею в век мультикультурализма и “прорыва в лидеры” многих бывших стран “мировой периферии”. Как можно проповедовать дискриминационную платформу в адрес “малых стран” в то время, когда признанным фактом мировой культуры становятся латиноамериканский литературный феномен и японская “Школа утренней звезды”, мексиканские муралисты и нигерийская литературная школа, классическое грузинское кино и “Турецкая музыкальная пятерка”? Кстати, в свое время объектом такой же снисходительной культурной дискриминации была и Россия – до Чайковского и Достоевского, до Серебряного века и “Русских сезонов” С. Дягилева русскую культуру на Западе тоже почитали за “провинциальную экзотику”. О чем Олег Павлович Табаков должен быть осведомлен исчерпывающе…

А вот должен ли? Самое поразительное во всей описываемой коллизии – то, что в эскападе знаменитого артиста и режиссера присутствуют не только одиозная идеология и сомнительное (с точки зрения этики) “расставление акцентов”, но и… элементарное невежество. Так, в качестве примера “украинской литературной второсортности” Табаков приводит… Элизу Ожешко. Ну ведь даже студенту любого литфака известно, что Ожешко – писательница не украинская, а польская (с белорусскими корнями), и к тому же никакая не “второсортная” – классик национальной литературы Польши, ее даже выдвигали на Нобелевскую премию… Вот это – как?

И тут в голову закрадывается “еретическая” мысль. А что если Олег Павлович просто издевается? Что, если он произвел блестящую стилизацию под типаж мышления “люмпена”, провокативно озвучив все штампы и шаблоны современного российского маргинального мышления? Что-то в духе Джонатана Свифта, в свое время написавшего издевательский фельетон о пользе употребления в пищу ирландских детей… Ведь Табаков – великий артист, что ему стоит играючи организовать некий парадоксальный театрализованный “хеппининг”, спародировав популярный ныне псевдопатриотический бренд “а-ля Задорнов”? Тогда все идеально ложится “в лузу”: и демонстративная искусствоведческая безграмотность, и тиражирование методологической архаики, и вульгарный шовинизм, и этическое “нереноме”, и просто элементарная бестактность… Как хочется верить, что все это – утонченная “постмодернистская” игра! Потому что в противном случае – придется признать “падении Юпитера”, и от этого становится невыразимо печально…