26 ноября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СМЕХ СКВОЗЬ СЛЁЗЫ, АБСУРДИЗМ И САМОПОЗНАНИЕ


Сегодня гость нашей рубрики – Наталья Владимировна Иванова, актриса Академического театра драмы, стипендиат губернатора Свердловской области за лучшую разработку игрового спектакля для детей “Крылатые верблюды, или вобла в очках”. О книгах, которые помогают ей в жизни и творчестве, она рассказывает читателям “УР”:

“Мои читательские пристрастия весьма многообразны, и те книги, которые я сейчас читаю, можно разделить на три группы. Во-первых, это вся русская сатира Постсеребряного века: М. Зощенко, А. Аверченко, романная дилогия И. Ильфа и Е. Петрова об Остапе Бендере. Что поражает в этой литературе? То, что она, будучи невероятно, можно сказать, хрестоматийно смешной – рассказывает о вещах совершенно страшных. Так сказать, смех не только сквозь слезы – сквозь ощущение шока… Вспомните Аверченко, его “12 ножей в спину революции”, где с виртуозной сатирической интонацией описана воплотившаяся российская жуть, восторжествовавший апокалипсис – и заканчивается произведение натуральным рыданием: “За что они так Россию?”. Это притом, повторяю, что великий сатирик реализует присущую ему стилистику просто филигранно – достаточно вспомнить сюрреалистическую сцену, изображающую Ленина и Троцкого в качестве семейной пары (причем Ленин играет роль капризной и истеричной жены!). А у Зощенко? Читая его рассказы, буквально конвульсируешь в хохоте – а дочитав до конца, вдруг понимаешь: писатель заглянул в бездну. Причем в бездну чисто “нашу”, доморощенную, и притом многократно предсказанную: зловещее пророчество Д. Мережковского сбылось, и “грядущий хам” явился собственной персоной… Что же касается Ильфа и Петрова… Как хотите, но знаменитая “сладкая парочка” советских сатириков написала вещь абсолютно антисоветскую! Ведь кто такой Остап Бендер? Говоря понятиями советского “новояза” – “асоциальный элемент”, жулик, аферист. Такие типажи в рамках литературы СССР просто обязаны были быть трафаретно отрицательными персонажами – а с Бендером этого не происходит! Более того: Великий Комбинатор – самый живой, полнокровный и человечный персонаж не только в романе, но, пожалуй, и во всей советской литературе! Последняя стандартно грешила схематизмом и плакатностью образов, “черно-белой” дуальностью оценок, элементами назидательности и морализаторства (о чем едко писал В. Набоков). Бендер демонстративно “выламывается” из этой эстетики – кстати, сам этот образ есть некий римейк из древнеримской традиции “плутовского романа” (в “Мастере и Маргарите” данная линия нашла свое выражение в образах Коровьева и Бегемота). В общем, за привычным фасадом популярнейшего литературного произведения скрывается интереснейший “второй план”…

Во-вторых, сегодня “мой” писатель – Андрей Платонов. “Чевенгур”, “Котлован”, “Река Потудань”… Физически переживаемое ощущение фатального абсурдизма российской жизни – через который при этом “прорастают” ростки добра. Вспомните коллизию “Потудани” – когда искалеченный солдат-фронтовик, неспособный более к интимной жизни, из великой любви к жене находит ей любовника! Излом, возможный только в ХХ веке… Или финальная смерть Дванова в “Чевенгуре” – смерть, которой герой попирает невозможную жизнь! Так умирал шекспировский Отелло…

И, наконец – книги о самопознании. Популярные работы А. Свияша “Улыбнись, пока не поздно!”, “Как быть, когда все не так, как хочется”, “Открытое подсознание”, “Начни жизнь заново”. И еще чтение о великих православных старцах ХХ века – Николае Гурьянове, Иоанне Крестьянкине, Гаврииле Ургебадзе. Духовное очищение, постоянное стремление к преодолению нравственной энтропии, самосовершенствование – это то, что необходимо всем людям, что помогает мне в жизни и профессиональной деятельности…”