4 марта 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СОВЕТИЧИ


“Осанна суперстар” из Государственной Думы! Исполать вам – умудренные мужи, не дающие всем нам погрязнуть в постыдной скуке! Уж сто раз давал себе зарок не реагировать на очередные колоритные думские пассажи – ан нет, не получается. Вот и сегодня приходится браться за перо – поскольку то, что прозвучало в парламентской трибуны, требует непременного анализа.

“Героем дня” стал Геннадий Андреевич Зюганов – пламенный ленинец-сталинец, несгибаемый борец за позавчерашние идеалы, подлинный мастодонт российской политики (исключая Жириновского, никому еще не удавалось “продержаться на плаву” в течение такого длительного времени, как Геннадию Андреичу!). И чем же он порадовал нас сегодня?

Чтобы не было никаких недомолвок – включаю “прямую речь” коммуниста № 1 России. “Действия Запада – это попытка не просто переложить с больной головы на здоровую, а снова реанимировать фашизм и нацизм, которые сейчас выступают главным орудием против России. Фашизм снова поднят на щит в качестве орудия против всего светлого и чистого, что есть в этом мире: инициатором такого возрождения нацизма являются США”. “Были две очень интересные выставки (посвященные Дому Романовых и Дому Рюриковичей), я считаю, там было очень много интересного и полезного. А теперь наступает эпоха, я ее назвал “советичи” (!!! – Д.С.). А еще предлагается убрать из школ Солженицына и вернуть изучение советских авторов Шолохова и Симонова.

Это демарш – просто замечательный. И замечателен он не чем-то позитивным (это тут, как говорят в Одессе, “не стояло”), и не своей “идейностью” (с ней давно все ясно) – но исключительно масштабом саморазоблачения. За такой политический стриптиз на глазах всей страны лидеру КПРФ в ножки надо поклониться…

…После крушения Варшавского пакта и распада СССР большинство коммунистических партий данного региона претерпели эволюцию в сторону социал-демократии, превратились в нормальные европейские партии левого толка. С КПРФ произошло иное: наследница КПСС “мутировала” в сторону национал-социализма, и Зюганов как лидер принимал в этом процессе самое непосредственное участие. Помнится, как в 1993 году, ближе к той приснопамятной октябрьской “малой гражданской войне”, Зюганов в печати выступил с изумительным заявлением: “Философской платформой партии считать теорию этногенеза Льва Гумилева” (!). Тогда, в поразившем страну смертельном напряжении, это потрясающее сальто-мортале никем не было замечено и отрецензировано – а жаль… Вынужден напомнить, что идеологической основой гумилевского учения являются крайнее, чуть ли не клиническое антизападничество и антисемитизм; кроме того, наследие Гумилева в целом восходит к евразийству – учению, породившему в культуре Русского Зарубежья основы русского фашизма (да и само евразийство идейно и теоретически было близко к той части консервативной европейской философии, которая, говоря словами Томаса Манна, стала “идейным суфлером” немецкого нацизма). Впоследствии Зюганов о такой философской “экзотике” никогда больше не вспоминал – но и не дезавуировал свою посылку…

Впрочем, то, что пришло в теоретическом багаже КПРФ на смену “гумилевщине”, было не менее красноречивым. Гражданин Зюганов (господином его называть как-то не политкорректно, товарищем – не хочется) ударился в неумеренный патриотизм (точно по язвительной констатации польского правозащитника Адама Михника: “Патриотизм – последнее прибежище коммунистов и негодяев”), стал блокироваться с самыми ультраправыми политическими партиями. И – оказывать демонстративные знаки уважения церкви, выступать чуть ли ни в качестве хранителя “исконных духовных ценностей русского народа”. Если учесть, что на знаменах российских коммунистов и в политических приоритетах Зюганова по-прежнему продолжают красоваться Ленин и Сталин – все происходящее смотрится как чудовищный пир эклектики, надругательство над основами элементарной логики. Но… для истории мирового коммунизма такое положение вещей – абсолютная норма. Напомню, что и официальная идеология СССР была такой невероятной идейной мешаниной, что известный российско-американский мыслитель М. Эпштейн даже назвал ее… первым проявлением культуры постмодерна. Чего там только не было намешано: и элементы классического марксизма, и целые идейные пласты русского народничества, и осколки ряда западноевропейских учений (например, классической британской политэкономии), и даже обрывки философии русского космизма и учения Николая Федорова об “общем деле” (а начиная со сталинской эпохи – и откровенный великодержавный шовинизм).

При этом – ни в одном выступлении Зюганова и его коллег по партии никогда не прозвучало ничего даже отдаленно похожего на покаяние. За чудовищные преступления перед своим народом, за самые жуткие акты геноцида, за ГУЛАГ и Голодомор, за истребление миллионов людей далеко не только в России – в Испании, Восточной Европе, Юго-Восточной Азии, Анголе, Мозамбике, Эфиопии… Везде, где коммунизм приходил к власти, миру было явлено одно: террор, насилие, тирания. нищета, репрессии, развал экономики – и смерть, смерть, смерть… Еще раз подчеркиваю: коммунисты РФ не каялись никогда – напротив, всегда агрессивно отрицали свои преступления и обвиняли своих обличителей во “лжи”. И, при этом – активно позиционировали себя как “новую партию”, якобы не связанную с позорными страницами прошлого.

И вот – нынешние парламентские спичи Зюганова недвусмысленно свидетельствуют: ничего нового под луной! Ибо самое интересное в приведенных словах лидера КПРФ – как раз то, что не только продолжают исповедоваться идеи “времен Очаковских и покоренья Крыма”, но и аргументация осталась вызывающе знакомая. Единственный изыск – лингвистический: с изумительной “кликухой” “Советичи” есть все шансы войти в историю (словечко, кстати – с откровенным славянофильским оттенком!)… Все остальное – узнаваемо, как первые звуки михалковского гимна: запретить Солженицына, заменить его на Шолохова и Симонова! Автора “ГУЛАГа” коммунисты всегда утробно ненавидели; да и в нынешних коммуно-патриотических кругах стало правилом хорошего тона поносить Солженицына, обвинять его в “русофобии”. Осталось только дождаться, когда коммунисты открытым текстом обзовут Александра Исаевича “проституткой” и “агентом ЦРУ”: именно такие стигматы наклеивала на писателя брежневская пропаганда… Что же касается обвинений “Запада” в “фашизме”, то это – тоже постоянный рефрен позднесоветской печати: такой ярлык “во время оно” стабильно приклеивали к целым странам (например, к Израилю), да и в адрес Америки нет-нет да и прокатывались… При этом – в упор не замечая фашизма в собственной стране. Ведь сталинский режим был законченной формой русского фашизма (об этом все – в трудах Н. Бердяева), а сегодня не заметить коричневого оттенка в российской политической жизни может только дальтоник…

И не надо обманывать себя. За Солженицыным непременно последуют Булгаков и Пастернак, Цветаева и Мандельштам, Довлатов и Войнович, Шаламов и Бродский (про зарубежных авторов – уже не говорю!). Относительная свобода получения независимой информации и возврат народу целых пластов украденной у него отечественной и мировой культуры – это единственное, что у нас не было отнято из завоеваний эпохи эфемерной российской демократии конца ХХ века. На это сейчас “советичи” и покушаются. И еще хорошо, если взамен нам подсунут Шолохова и Симонова, а не очередные “Малую землю”, “Возрождение” и “Целину”… Поэтому низко поклонимся Геннадию Андреевичу Зюганову – за то, что он честно предупредил нас всех о своих намерениях и связанных с ними возможных социокультурных катастрофах.