19 апреля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СТИЛЬ ОПРИЧНИКА


У писателя Владимира Сорокина есть скандально знаменитый роман-антиутопия “День опричника”. Слегка перефразируя его название, можно смело утверждать: у истории, которая стала темой нынешней статьи, присутствует коронный “стиль опричника”.

Вот эта история. В Москве “православные активисты” во главе с печально известным Энтео совершили “наезд” на МХАТ имени А. Чехова, что в Камергерском переулке. “Ревнители благочестия” подложили к входу в театр… отрезанную голову свиньи, на которой было написано: “Олегу Табакову”. Энтое и компания явно воодушевлены нашумевшей историей с новосибирским “Тангейзером” (“Таймгейзером”, как назвала на днях оперу телеведущая с “России 1”) и “требуют продолжения банкета”…

А тем временем в офисах у Владимира Кехмана – того самого, которого волевым решением министра культуры В. Мединского назначили директором Новосибирской оперы, дабы “успокоить верующих” – идут обыски: “правильно ориентированному в вопросах веры” администратору инкриминируют хищение в особо крупных размерах – что-то порядка 18 миллиардов рублей (!!!)…

Вот это и есть – стиль опричника! Интересующимся предлагаю перечитать любую серьезную книгу на тему о тех “славных” временах – от трудов классических русских (В. Ключевский, Н. Костомаров, С. Соловьев, А. Лешков) и советских (В. Кобрин, А. Зимин, Б. Флоря) историков до мемуаров немца-опричника Генриха Штадена (есть и такие!). Везде повторяется одна и та же информация: содержание опричнины – сумма насилия и грабежа. И снова мы играем в те же игры… Эта поразительная московская история заставляет задуматься сразу о нескольких смысловых аспектах содеянного, которые выходят далеко за рамки единичного (пусть и отвратительного) инцидента, имеют весьма глубокие историко-культурологические корни.

Прежде всего, просто потрясает, до какой степени в “свинстве на Камергерском” проявляется проклятая, типично российская черта – инверсионность, “хождение по кругу”, постоянное воспроизведение одних и тех же порочных моделей поведения и развития (об этой черте, как о подлинном проклятии российской историософии, в свое время писали великие отечественные мыслители Ю. Лотман и А. Ахиезер). Ведь сочетание новостей о провокации против МХАТ и “деле Кехмана” чуть ли не в деталях напоминает многократно описанную архигротескную коллизию, имевшую место в последние годы правления Александра I – когда “надзирателями над культурой и образованием” были назначены чиновники Магницкий и Рунич. Они устроили в высшей школе настоящий мракобесный шабаш, преследовали всех здравомыслящих профессоров, выступали с идиотскими (зато “православными”!) инициативами – например, требовали доказывать таблицу умножения с помощью Закона Божьего, а на биологии объяснять происхождение рода человеческого от Адама и Евы: по инициативе Магницкого по всем церковным правилам похоронили… анатомический театр Казанского университета – а Рунич вообще требовал все русские высшие школы предать огню, как рассадник “вольтерьянства”. (Помните соответствующий эпизод на эту тему в “Горе от ума”?). И… в конце концов “героическая” деятельность сей “сладкой парочки” оборвалась самым заурядным образом – они попались на особо крупной взятке. Смею заметить: судя по всему, они “засветились” уж слишком в открытую – потому что коррупцией в России никого не удивишь ни тогда, ни теперь. В общем, прямо по Салтыкову-Щедрину: “На патриотизм налегать стали – видимо, проворовались”…

Затем. Рискую повториться, но деятельность “православных” провокаторов и погромщиков – это фашизм. Без всяких кавычек, без всяких “смягчающих” прилагательных. И этот фашизм – в наступлении. Мой недавний пессимистический прогноз полностью подтверждается: каждый свой “локальный” успех (вроде пертурбаций в Новосибирском оперном театре) они немедленно используют как отвоеванный “плацдарм”, с которого атакуют следующую “позицию”. И не надо заблуждаться насчет намерений российских “православных талибов”: отрезанная свиная голова на ступеньках МХАТ с персональной надписью – это тоже из эстетики и стилистики опричнины (помните их отрезанные собачьи головы?); и означает это не что иное, как “черную метку”, стигмату для расправы. А общество стоит по отношению к накатывающейся коричневой опасности явственно в оборонительной позиции – самой проигрышной, самой капитулянтской. При таком положении недалеко и до доморощенного варианта “Хрустальной ночи”…

И здесь подступает третье, и самое главное. Как точно выразился по поводу случившегося комментатор из “Московского комсомольца”, “российские чернорубашечники “действуют так демонстративно, потому что они знают: они – в тренде”. В самую десятку! Но тогда самое время задать вопрос: кто создает им этот самый “тренд”? И здесь вырисовывается абрис самого болезненного аспекта проблемы: “тренд” для “православных” экстремистов идет “сверху”, и только оттуда! Даже за примерами не надо далеко ходить: по поводу новосибирских событий суд не нашел в том “Тангейзере” никакого криминала – а министр культуры совершает акт неприкрытого вмешательства в театральные дела и производит “ротацию кадров”. Как эта история была воспринята в обществе? Однозначно: как откровенное позиционирование власти на стороне совершенно определенной стороны конфликта. Что это, как не поощрение “низовых” погромных инициатив (если не прямое “руководство к действию”)? И еще: видели ли мы хотя бы один резонансный судебный процесс а-ля Pussy Riot над молодцами Энтео (а ведь хулиганских, провокационных и прямо угрожающих акций у них в активе – превеликое множество!)? И не увидим – могу предсказать не хуже Глобы. Почему – ответ на поверхности, и его знают все. И результат – также предсказуем, как наступление дня и ночи. Абсолютно достигнутым на сегодняшний день эффектом можно считать затерроризированность театральных деятелей – потому что последние события являются для каждого из них недвусмысленным сигналом: любая “инициатива” (в эстетическом и тем более идейном смысле) теперь наказуема – через механизм уже почти трафаретно приводимого в действие “православного возмущения” (за которым могут последовать и судебное преследование, и акция грязного шельмования, и снятие с работы, и прямая насильственная агрессия). В этом смысле – фашизм уже одержал в России ощутимую победу (аккурат к наступающему 70-летию Победы над фашизмом!). Опять – лотмановско-ахиезеровская “инверсия…

И еще. Показательно, что на сей раз объектом “акции” персонально стал Олег Табаков – не просто знаменитость и корифей, но еще и фигура статусная, “провластная”, “ни в каких оппозициях не состоявшая”… Это – тоже недвусмысленный сигнал в духе братьев Стругацких: лояльность – не панацея и не “рецепт неприкосновенности”! “Кто тише всех себя ведет, тому больше всех достается” (“Трудно быть богом”).

Чтобы не заканчивать на столь безнадежной ноте, сообщу обнадеживающую новость: московский “Киносоюз” (организация работников кино, альтернативная Союзу кинематографистов) начала компанию по сбору подписей за отставку Мединского. Именно так и надлежит поступать – потому что в российских условиях все решения принимаются “по вертикали”. Следовательно, как в свое время учил Мао Цзэдун, необходимо “вести огонь по штабам”. А всевозможные “энтео” – трусы по натуре: они привыкли действовать только стаей, десять на одного, и исключительно когда знают, что им за это не только ничего не будет – еще и дадут, вспоминая Некрасова, полизать тарелки “с французским лучшим трюфелем” с господского стола…