08 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СУИЦИД КАК “ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ”


Как говорится – ни дня без сенсаций… Протоиерей о. Димитрий Смирнов, уже прославившийся целым каскадом скандальных заявлений, вновь “отличился”. В интервью изданию “Лента.ру” священнослужитель, назначенный председателем патриаршей комиссии по вопросам семьи (!), назвал самоубийство “последовательным решением” для атеистов, так как “их жизнь бессмысленна”. “Потому что нет смысла “жить, учиться и бороться”, если после смерти только лопух вырастет. Уж лучше сразу в гроб. Но этого же нет? Значит, атеисты это не настоящие. Боятся чего-то” (это – прямая речь отца Димитрия). Естественно, данное сильное заявление вызвало реакцию, прямо скажем, не комплиментарную – и “отцу протопопу” пришлось объясниться. Однако если вы думаете, что “пастырь добрый” хоть как-то “смикшировал” свою позицию – вы слишком хорошо о нем думаете! Несмотря на сокрушительную критику в свой адрес, о. Димитрий не отказался от своих слов про суицид атеистов. В эфире “Русской службы новостей” священнослужитель пояснил свою позицию. “Это не мое выражение, об этом говорит великий русский писатель (Ф. М. Достоевский – прим. РСН), что нормальный, логически устроенный атеист должен застрелиться, потому что смысла в его жизни нет”.

Здесь можно поставить много вопросов – даже очень много. Причем отнюдь не только интеллектуальных… Начиная с того, что в РФ законодательно запрещена пропаганда суицида – нарушение этого постановления должно караться вмешательством прокуратуры и уголовной ответственностью. Забавно, что депутаты и правоохранители сегодня стандартно ищут “суицидальную пропаганду” в каких-то косвенных ее проявлениях – например, в сюжетах произведений искусства, в биографиях гениев прошлого… Но вот перед нами – совершенно “лобовая” пропаганда, безапелляционное заявление “на публику”, прямой призыв к определенным действиям, обращенный ко всему населению России. Причем из уст не кого-нибудь, а священника (что уже запредельно!), да еще назначенного патриархией заниматься проблемами семьи (!!!)… Плюс – грубейшее и вызывающее нарушение Конституции России как светского государства. Вот, что называется, “вопрос для Хрюши и Степашки”: потащат отца Димитрия в прокуратуру или нет, как вы думаете? Кстати, в патриархии реакция на сей скандальный демарш был крайне вялым: там слова Смирнова о суицидах атеистов назвали “частным мнением”. Руководитель пресс-службы патриарха Московского и всея Руси, отец Александр Волков заявил радиостанции “Говорит Москва”, что “данное высказывание не отражает официального отношения церкви к атеизму”. И все…

Происшедшее – досадная случайность, единичный эксцесс? Но практически одновременно с демаршем о. Д. Смирнова другой известный “провокатор”, о. Всеволод Чаплин вновь “изрек хулу”. В эфире радиостанции “Эхо Москвы” он выразил надежду (!), что “скоро в России закончится мирная и комфортная жизнь”. По его мнению, такое течение жизни вредит обществу. “Никто не пойдет умирать за рынок, никто не пойдет умирать за демократию (ой ли? – Д.С.). А необходимость умирать за общество, за его будущее всегда рано или поздно возникает. Мир долгим не бывает. Мир сейчас, слава Богу, долгим тоже не будет” (!!!). Вот буквально так – “слава Богу”, и надежда на окончание мирной жизни… Есть материал для уголовного дела или нет? Ответ очевиден – как и то, что никакого уголовного дела не будет… В таком контексте уже перестаешь реагировать на призывы А. Проханова к канонизации Сталина – поскольку-де он “возглавил райские силы в смертельном поединке с силами адовыми” (дословная цитата!). А истории со священниками, благословляющими прихожан иконами с ликом Иосифа Виссарионовича, приходят чуть ли ежедневно и из разных городов страны...

Тенденция набирает обороты, превращаясь в страшную повседневность! Если хотите “ученого” определения происходящего, то вот оно: в клерикальных и околоклерикальных кругах “набирает очки” экстремистское направление, которое в “нормальных” странах существует лишь в среде религиозных маргиналов. Все типологически черты налицо – фундаментализм, агрессивное неприятие светской культуры, радикальные призывы, апология насилия, вульгарная эсхатологичность (трактовка мира как идущего к скорому концу света), манихейское деление на “черные” и “белые” половины, попытки сакрализации одиозных исторических деятелей…Просто портрет ИГИЛ под крестом! Недаром же покойный о. Глеб Якунин определил это явление (причем на самом старте) как “православный Талибан”.

Если же оставаться в пределах строго интеллектуального дискурса, то главным остается вопрос: прав был отец Димитрий Смирнов или нет в отношении атеистов и проблем смысла жизни у последних? И даже шире: можно ли считать церковную картину мира в данном ракурсе идеальным ответом на все “проклятые вопросы”? Не желая обидеть ничьих религиозных чувств, все же надлежит констатировать следующее.

С одной стороны, светская этика существует уже не первое тысячелетие – как минимум, со времен эпикурейцев и последователей индийского учения “вайшешика”. Подробно же проблематика внерелигиозной этики была разработана (опять-таки, как минимум) двумя величайшими философами Нового времени – Бенедиктом Спинозой и Иммануилом Кантом. В переводе – уже более трех столетий существует хорошо разработанная концепция работающей морали, не связанной напрямую с церковной традицией. И со смыслом жизни там – все в порядке… Уже не говоря о том, что между религиозной и светской этикой вообще нет “китайской стены” – это демонстрирует, например, история философской школы экзистенциализма (где были мыслители-верующие и мыслители-атеисты). Религиозный экзистенциалист Габриэль Марсель, к примеру, отмечал, кто моральная концепция его атеистического коллеги Жана-Поля Сартра предполагает присутствие “парадоксального образа Бога”…

С другой стороны – к религиозной картине мира с точки зрения смысла жизни тоже есть вопросы. И главнейший из них – феноменальное происхождение зла. Вряд ли случайно, что дискуссии на эту болезненную тему сопровождают христианство с самого момента его возникновения. Как констатировал в свое время Лев Гумилев, “эллинов (принявших учение Христа – Д. С.) особенно поразила идея, дотоле им чуждая, о существовании стихии зла… Наиболее образованные и умеющие мыслить (именно так! – Д.С.) возложили ответственность за все несправедливости и несчастия мира на особу, его сотворившую”. Это был так называемый гностицизм – и его идеи (совершенно еретические, с точки зрения ортодоксии) параллелируют с церковным официозом два тысячелетия, оказывая весомое влияние на философию и искусство (громкие примеры – “Фауст” И. В. Гете и “Мастер и Маргарита” М. Булгакова). Кроме того, многие поколения мыслителей, размышляя о сущности мира (и о его нравственной составляющей), задавались страшным вопросом Ивана Карамазова: “Причем здесь дети?”. Например, можно ли считать справедливым основы мира, где есть смерть детей от рака? Ведь даже с ультраортодоксальной точки зрения, дети – безгрешны (“Он не успел нагрешить”, как говорил мессир Воланд)… Церковная точка зрения возлагает ответственность за мирское зло на дьявола – но тогда возникает новая тяжелая дилемма: почему деяния врага рода человеческого оказываются допустимыми? Или Творец не всемогущ (не может побороть сатану), либо… либо Создатель мира сознательно допускает все происходящее! Как тогда с концепцией Милостивого Отца (вариант для ислама – “Аллах акбар”)? Если бы церковь дала на эти “больные вопросы” недвусмысленный членораздельный ответ (времени было более чем – две тысячи лет в резерве!), то этих вопросов давно бы никто не задавал. Но ответа пока нет – и сомнения остаются. А следовательно – у отца Димитрия Смирнова нет никаких эксклюзивных прав на “истину в последней инстанции” в данной сфере…