23 мая 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“СВОЕОБРАЗНЫЙ РУССКИЙ ФАШИЗМ”


За публичное приравнивание политического режима СССР к режиму нацистской Германии предлагают ввести уголовную ответственность – сообщает газета “Известия”. Соответствующий законопроект подготовил депутат Госдумы от фракции ЛДПР Виталий Золочевский. “В России нередки случаи публичного сравнения политических режимов СССР и нацистской Германии. Данный законопроект был разработан в связи с тем, что сейчас страна находится в противостоянии попыткам переписать итоги Второй мировой войны. Изменения, содержащиеся в проекте, особенно актуальны в год 70-летнего юбилея Победы”, – говорится в пояснительной записке к проекту. Поправки вносятся в 1-й пункт 354-й статьи УК РФ, который, в частности, устанавливает уголовную ответственность за “распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично”. Предлагается дополнить статью таким образом, чтобы уголовная ответственность появилась и за “публичное приравнивание политического режима СССР к режиму нацистской Германии”. Иными словами, теперь любые сравнения сталинизма и коммунизма с нацизмом или фашизмом (а в массовом сознании эти слова зачастую являются синонимами) могут обернуться реальным тюремным сроком для гражданина России.

Вряд ли можно считать случайным, что данное изумительное предложение практически совпало по времени с не менее одиозной акцией в Москве. На Красной площади состоялось шествие новоиспеченных пионеров (деточек, коим только что повязали красные галстуки). Они шли по главной площади России с портретами Сталина…

Нельзя не согласиться с мнением известного российского философа Игоря Яковенко: “На наших глазах происходит реставрация всего самого худшего, что было в советские годы: вождизм и культ личности правителя, реабилитация Сталина, запрет на критику сталинизма, оправдание массовых репрессий, борьба с инакомыслящими, повсеместный поиск шпионов, вредителей и саботажников, запрет на любые акции протеста, усиление милитаристских настроений и т. д.”. Причем “красноплощадная” акция показывает две особенности нынешней компании по ресталинизации: она идет в предельно агрессивно-наступательной манере и использует невероятно грязные методы. Привлекать к таким вещам детей, непоправимо деформируя их еще не сформировавшиеся личности и психики – это как раз то, что в Евангелии называется “Растление малых сих”…

Однако нас сегодня интересует не нравственный, а сугубо интеллектуальный аспект вокруг происходящего. Давайте на мгновение как бы примем логику законодательной инициативы ЛДПР и вообразим, что репрессия по поводу сравнения сталинизма и гитлеризма станет реальностью. Какие здесь сразу вырисовываются проблемы?

Я сознательно не касаюсь пикантного момента: совсем недавно практическое и этическое тождество сталинизма и гитлеризма было законодательно обосновано известным постановлением ООН. Так что, нравится это господину Золочевскому или нет, но данное утверждение на сегодняшний день имеет силу международного юридического документа. Конечно, у нас сегодня модно плевать на все четыре стороны света; но парадокс заключается в том, что Россия – член ООН, причем в составе ее руководящих органов. При таком положении дел “плевать на купола” несколько неуместно… Но даже это – не самое главное.

Для того, чтобы сегодня принять данный законопроект и реализовать его в правоохранительной практике РФ, нужна самая малость: ввести цензуру масштаба сталинско-брежневской, и ликвидировать Интернет. Потому что до тех пор, пока россияне имеют хотя бы ограниченный доступ к мировому интеллектуальному наследию – запретить “неугодные” сравнения не удастся. По элементарной причине: такое сравнение уже сделали лучшие научные умы столетия – и зафиксировали свои выводы на страницах собственных трудов (абсолютно доступных любому заинтересованному человеку в России). Вот вам примеры.

“Сталинский режим перерождается в своеобразный русский фашизм. Ему присущи все особенности фашизма: тоталитарное государство, государственный капитализм, национализм, вождизм, и, как базис – милитаризированная молодёжь”. Это – из работы Н. Бердяева “Истоки и смысл русского коммунизма”. “Что вы больше всего ненавидите в советской действительности? – Фашизм”. Это ответ О. Мандельштама на допросе в НКВД. А есть еще капитальнейший труд болгарского социально-политического философа и политического деятеля доктора Желю Желева “Фашизм: опыт тоталитарного государства” – за чтение и хранение которого в СССР давали полновесный тюремный срок. В этом труде болгарский мыслитель проводит тщательный анализ обоих тоталитарных режимов – нацистского и сталинского, и приходит к потрясающему выводу: советские вариант был даже гораздо “совершеннее” в своей ипостаси – по сравнению с ним гитлеровская модель выглядит откровенно “недоделанной” по многим параметрам…

А вот вам зубодробительный индикатор – знаменитые “14 признаков фашизма” классического британского политолога Лоренса Бритта: мощный и продолжительный национализм, пренебрежение к общепризнанным правам человека, постоянный поиск врагов (“искупительная жертва”), преимущественное положение силовых структур, жесткая маскулинность (патриархат), контроль над СМИ и цензура, маниакальное увлечение национальной безопасностью, переплетение религии и официоза (под “религией” можно понимать и неоязычество, как при нацизме, и “веру в коммунизм”), корпоративность элиты, притеснение профсоюзов, презрение к интеллигенции (и давление на последнюю), неограниченные полномочия карательных структур, кумовство во власти, превращение выборов в фарс. Ну, и ответьте себе честно: что из перечисленного не было повседневностью в сталинском СССР? А великий итальянский философ и писатель Умберто Эко добавил к данному списку еще несколько пунктов: некритический пиетет традиции, стагнация знания, неприятие “модерна”, культ “дела” в противовес “умствованию”, приравнивание критики к предательству, ненависть к любой “инаковости”, опора на люмпенов, одержимость идеи “заговора” против “родины”, милитаризм и отрицание пацифизма, глорификация “героев” (плавно переходящая в апологию “героической смерти”), культивирование конформизма, бескомпромиссное подавление любой сексуальной девиации, грубый популизм, использование “новояза” (термин, которым Дж. Оруэлл обозначал специфический субъязык тоталитарных режимов). Повторю вопрос: есть ли здесь хотя бы один пункт, который бы не был “визитной карточкой” сталинской империи? По поводу национализма – перечитайте гимн Советского Союза в первой редакции (каноническо-“михалковской”). Отношение “Хозяина” к “модернизму” даже пояснять не надо – достаточно перечитать тексты печально известных партийных постановлений 1946 и 1948 годов. А насчет пиетита традиции – об этом кричит все официальное искусство той поры, начиная со 2-й половины 30-х гг.: именно тогда родился знаменитый каламбур “Россия – родина слонов”…

Так что применительно к интеллектуальному и художественному сообществу ЛДПРовская инициатива не может вызвать ничего, кроме презрительной насмешки: это примерно то же самое, как если бы религиозные фанатики начали кампанию по запрещению космонавтики и теории эволюции. Адресат предложения Золочевского принципиально иной: это “народные массы”, которых очень легко натравить на “врагов” и “национал-предателей”. Кстати, это тоже – из репертуара фашизма: еще Геббельс настаивал что “пропаганда должна быть всегда обращена исключительно к массам” и “главный враг пропаганды – интеллект”…