08 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ТИХО ШИФЕРОМ ШУРША, ЕДЕТ КРЫША НЕ СПЕША…”


“Никогда не говори “никогда”. Никогда не зарекайся, что “хуже уже не будет”. Никогда не успокаивай себя ублажающей колыбельной о всемогуществе человеческого разума – индивидуальное и коллективное бессознательное подавит любой “сапиенс” (что прекрасно знал еще Фрейд!). Никогда не надейся на человеческий здравый смысл – он имеет скверное качество “отключаться” в самые критические моменты истории; и, кроме того, когда масса впадает в безумие – индивид легко поддается психическому заражению (это – классика психологической социологии Габриэля Тарда и Гюстава Лебона). И вообще: если бы человечество всегда умело рационализировать принимаемые решения – его путь не был бы усеян столькими катастрофами…

К чему эта пессимистическая преамбула? К тому, что генеральная прокуратура Российской Федерации всерьез озаботилась проблемой проверки… законности предоставления независимости республикам Прибалтики в 1991 году. Сформулировано это прокуратурой буквально так: “Юридически решение о признании независимости стран Балтии ущербно в связи с тем, что оно принималось неконституционным органом”. Причем инициировано такое расследование запросом двух депутатов-единороссов – Евгения Федорова и Антона Романова. Тут уж сказать нечего – только разве что вспомнить дурашливый стишок “эпохи застоя”: “Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша”…

Прямо на старте признается, что никаких юридических последствий сия проверка, даже при отрицательном вердикте, иметь не будет (естественно – страны Балтии являются международно признанными суверенными государствами, входят в НАТО!); уже официально заявлено об “отсутствии у данного депутатского запроса юридических перспектив”. Тогда – зачем? И вообще “необходимо учитывать не только правовые, но и политические аспекты” (дословно!). Для непонятливых – вся эта арлекинада с самого начала замышлялась как “политический аспект”… Вот только и с “политикой” выходит полный абсурд: ничего, кроме тяжелого дипломатического оскорбления, эта акция не вызовет и вызвать не может. Причем вся дурацкая инициатива рикошетом бьет именно по России – по причинам, давно описанным Макиавелли. Последний учил: можешь бить – бей насмерть, или не замахивайся! А тех, кто бессильно машет руками, не имея сил или воли идти до конца – не уважают и даже не боятся…

Уже последовали многочисленные издевательские комментарии – в которых, как представляется, гораздо больше здравого смысла, чем в описанной носорожьей инициативе депутатов и прокуратуры. Уже прозвучали “антиутопии” о том, что, скорее всего, следующими шагами генпрокуратуры станут аналогичные эскапады по адресу всех бывших республик из состава СССР, а также “проверка законности” продажи Америке Аляски в 1867 году (голубая мечта идиотов – пардон, патриотов, млеющих о чем-то подобном со времени выхода общеизвестной “реваншистской” песни группы “Любэ”!). Иронически предлагается “проверить” и отсоединение США от Великобритании в 1783 голу, и разрыв Москвы с Золотой Ордой после стояния на Угре 1480 года, и даже… обособление Владимиро-Суздальского княжества (будущей России) от власти киевских великих князей в XII веке. Запредельный идиотизм? Естественно, и никак иначе! Но это идиотизм не больший, чем “прокурорская проверка” политической независимости Балтии… Самое же оглушительное – что таким образом можно поставить под вопрос и… политическую самостоятельность Российской Федерации! Причем даже на гораздо больших правовых основаниях: ведь в РСФСР в конце 1991 года не проводился референдум о выходе из состава СССР – а в большинстве остальных стран будущего СНГ такие референдумы проводились! Так что господа депутаты, похоже, даже не осознали всю глубину не только глупости, но и невольной политической провокации (против собственного государства!), которую они инициировали…

Однако в каждой глупости можно (при желании) отыскать рациональное зерно. “Вальс слона в посудной лавке”, исполненный государственными мужами, невольно дает повод вспомнить те действительно болезненные юридические проблемы, которые в исторической реальности сыграли немалую роль в распаде СССР. Дело в том, что в правовом отношении Советский Союз был миной замедленного действия, должной рано или поздно взорваться.

Юридическая химеричность СССР проявлялась в том, что де-юре (но не де-факто) он был гибридом трех хорошо известных в политологии структур – унитарного государства, федерации и конфедерации. По конституции СССР был классической конфедерацией, поскольку каждой союзной республике юридически гарантировалось право выхода из СССР. Реально же Советский Союз был стопроцентно унитарным государством, поскольку все конституционно гарантированные права “субъектов федерации” (или конфедерации) не были ничем гарантированы, а единственным субъектом власти и единственной держащей конструкцией государства была КПСС (отсюда и крах державы после ГКЧП – крушение “сильного звена” обвалило всю систему со всей неизбежностью). Но, в довершении всего, каждая союзная республика сама по себе структурировалась как федерация – в самом полном юридическом смысле слова: внутри если не всех, то многих союзных республик находились чисто федеральные объекты (автономные республики и области, национальные округа), уже и конституционно не имевшие прав выхода – то есть, поставленные фактически и юридически в неравноправное положение по отношению не только к центру, но (даже в большей степени) к союзным республикам.

Затем, пресловутый Конституционный договор – единственный документ, гарантирующий хоть какое-то подобие юридического обоснования существования СССР – в своё время подписали всего… три союзные республики: РСФСР, УССР и БССР. Все остальные “субъекты федерации” в составе СССР – и союзные, и автономные республики (не говоря уже про остальных) – не только не подписывали ничего подобного, но и по определению не могли это сделать, поскольку автономным республикам этого права дано и не было, а все союзные республики (за вычетом трех славянских) либо преобразовывались в таковые из автономных республик или даже автономных областей, либо просто включались в состав СССР на основе прямого распоряжения “сверху”. Следовательно, никаких настоящих юридических оснований для продолжения режима “общежития” ни один из “субъектов федерации” для себя не видел, и даже не имел к этому правовой мотивации. Кроме того, фактический чисто унитарный характер функционирования СССР как государственной структуры толкал советское руководство на соответствующие шаги в области регулирования “межсубъектных” отношений – в чисто авторитарно-директивном ключе: достаточно вспомнить, что границы между “субъектами федерации” любого качества (от областей до союзных республик) за годы существования СССР перекраивались… 94 раза. Как результат, ни одно государство на постсоветском пространстве и практически ни один республиканский субъект федерации в составе РФ не считает (и не может считать!) свои теперешние границы окончательными и справедливыми…

Естественно, первая же попытка “субъектов” серьезно отнестись к конституционным гарантиям своей автономии или даже независимости обернулась развалом государства – не только потому, что все написанное в Конституции было фикцией, но и в силу полного отсутствия существования каких-либо действительных механизмов реализации “субъектами” своих “прав”. При таком положении дел “субъекты” имели только два варианта действий – отказаться от своих прав или… добыть их методами, деструктивными по отношению к государству, поставившему себя вне правового поля… Можно сказать: Советский Союз пал жертвой собственной неправовой экзистенциальности. Об этом следует помнить…