08 июля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ЦЕННОСТИ “НАШИ” И “НЕ НАШИ”


Уже ставший “легендарным” депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов направил обращение (есть в распоряжении “Известий”) в Министерство культуры РФ с предложением разработать “Концепцию по защите отечественного информационного пространства”. Идею поддержали в РПЦ и высмеяли в творческой среде. По словам Виталия Милонова, сейчас практически каждое произведение, которое делается на Западе, работает на то, чтобы разрушить традиционные ценности...

То, что Милонов – политический фигляр, понимают, наверное, все. Более того: в этом деле он уже стал настоящей “звездой первой величины”, потеснив на клоунском Олимпе всех своих соперников и единомышленников… Однако воспринимать Милонова только как “коверного” – мешают два обстоятельства. Во-первых, подмостками для своего фиглярства он избрал трибуну высшего органа законодательной власти второго по величине (и отнюдь не второго по значению!) города России – где ему никто не мешает юродствовать, где его “шутмейстерство” не получает никакой адекватной оценки, и откуда его пока не попросили вон (хотя следовало бы – чтобы не позорил город на Неве!). А во-вторых, клоунада Милонова – явно “в тренде”! Потому что любая (даже самая одиозная) милоновская эскапада немедленно получает скоропалительное одобрение какой-либо провластной структуры – на сей раз это РПЦ.

А посему – отнесемся к очередному “гениальному озарению” славного борца за самобытность и нравственность со “зверской серьезностью”. Тем более, что глубокоуважаемый Милонов предлагает нам не что иное, как проект тотальной культурной изоляции России. Ни больше и не меньше.

Такого не было даже в самые худшие советские годы! Тогда идеологически правила бал одиозная ленинская концепция о “двух культурах” (“пролетарской” и “буржуазной”). Концепция идиотская и вреднейшая, приводившая при воплощении в жизнь к натуральной кастрации культуры – но все же оставлявшая какие-то “лазейки” для того, чтобы из всего богатства зарубежного искусства к нам попадало, говоря словами Салтыкова-Щедрина, “ну хоть что-нибудь”. Так сказать, под грифом “пролетарской культуры”. Кто конкретно определял, какой феномен “их” художественной жизни надобно было считать “пролетарским” или “буржуазным”, по каким критериям это происходило – сие есть отдельная заунывная песня “про белого бычка” (чаще всего индикатором идейного “нашизма” служило вульгарное членство того или иного автора в местной компартии). И все-таки – эта был вполне реальный “канал просачивания вражеской агентуры”, и этим эффектно пользовались – особенно в хрущевско-брежневские времена. Благодаря этому в СССР проникало творчество Жоржи Амаду и Лу Синя, Кобо Абэ и Эдуардо ди Филиппо, Пабло Неруды и Габриэлы Мистраль, Акиры Куросавы и Сехэя Имамуры, Давида Сикейроса и Рокуэлла Кента, Бенджамена Бриттена и Курта Вайля, Ива Монтана и Мирей Матье… Нынешняя идейная платформа г-на Милонова полностью исключает саму мысль о существовании каких бы то ни было “исключений из правил”: “импортное” – значит, враждебное! Единственным аналогом здесь будет только средневековая концепция “Третьего Рима”, с ее тотальным изоляционизмом, с полным исключением всяческих контактов с “нехристями”…

И совсем показательно, что первыми бросились аплодировать милоновским “чудесам на виражах” церковники. Никаких сенсаций: православные клерикалы не только сегодня, но и не единожды в истории занимали такую позицию. Хотя, справедливости ради, надо “уточнить терминологию”: это позиция не РПЦ, а нынешнего фундаменталистского руководства церкви – которое абсолютно не стоит приравнивать к православию вообще. Потому что в истории России было православие патриарха Гермогена – который, будучи еще митрополитом, принял участие в заговоре по убийству Лжедмитрия I, поскольку “был строгим противником всяческих контактов с чужеземцами” (цитата из трудов историка Н. Костомарова). Было православие патриарха Иоакима, требовавшего от Петра I сжечь всех живущих в Москве европейцев на костре (помните соответствующий эпизод из “Петра I” А. Н. Толстого?). Было православие отца Матвея Константиновского, принудившего Гоголя сжечь 2-й том “Мертвых душ” (и требовавшего от Николая Васильевича “отречься от Пушкина”!). Но было и православие о. Александра Меня, о. Павла Адельгейма, о. Георгия Чистякова, о. Антония Блума, о. Александра Шмемана – великих и светлых мыслителей, включавших в свою духовную ойкумену все интеллектуальное и эстетическое наследие человечества. И такая линия в русской ортодоксии была всегда – иначе не стояла бы сегодня в Москве на Пятницкой улице красивейшая барочная церковь во имя священномученика Климента, папы Римского… Так что впору задать современным “первосвященникам” вечный вопрос Владимира Соловьева: “Каким ты хочешь быть Востоком – Востоком Ксеркса иль Христа?”

А вообще: что это за загадочные “традиционные ценности”? Не пора ли перестать повторять эту мантру подобно щедринскому органчику (у которого, как известно, было только две записи – “Не потерплю!” и “Разорю!”), а постараться “рационализировать концепт”? Для начала – просто “озвучить список”. Дмитрий Анатольевич Медведев недавно попытался это сделать – и у него, как известно, “в кондуите” оказалось тривиальное перечисление всех общеизвестных общечеловеческих ценностей (вплоть до “порочности коррупции” – в свете поведения нынешних отечественных “помпадуров и помпадурш” это звучит как изощренное издевательство!). Если принять версию Дмитрия Анатольевича как “рабочую” – возникает два логичных в своей недоуменности вопроса. Первое: если наши традиционные ценности совпадают с общечеловеческими – то за какую такую “самобытность” борются милоновы? И второе: что, нас хотят убедить, что современное “западное” искусство направлено на разрушение общечеловеческих ценностей? Такое может утверждать только либо кретин, либо… интеллигентно выражаясь, крайне недобросовестный человек (более определенные констатации цензура не пропустит!).

И еще одно. В свое время великий ученый Владимир Вернадский создал учение о ноосфере. В нем, помимо всего прочего, Вернадский утверждал: негэнтропийное развитие (то есть – позитивное, направленное против процессов разрушения и распада) проходит в форме “набухания разума”; последнее же реализуется через максимальную информационную открытость и свободный доступ к информации. Фундаментальный вывод: “Пресечение информации есть энтропия” (распад). Те общества, где информация пресекается (как раз то, к чему призывает Милонов!) – обречены на саморазрушение! Вот и помыслите: кто после этого изоляционисты и клерикалы – патриоты или совсем даже наоборот?

А на практике – мы должны благословлять тот факт, что у нас есть возможность соприкасаться с великими достижениями современной “западной” художественной культуры. Читать книги Жозе Сарамогу и Эльфриды Елинек, Виславы Шимборской и Нагиба Махфуза, Воле Шойинки и Тумаса Транстремера. Слушать музыку Андрея Волконского и Филипа Гласса, Урсук Чин и Эйноюхани Раутаваара, Тань Дуна и Хисаиси Дзе. Видеть режиссуру Римаса Туминаса и хореографию Джона Ноймайера, мюзиклы Камеля Уали и фильмы Вернера Фасбиндера, Тома Тыквера, Маджида Маджиди, Алонсо Мендосы, Апичатпонга Вирасетакула, Корнелиу Порумбою… Лицезреть – благодаря Интернету – оперные спектакли прямо с экспериментальных фестивалей в Глайнборне и Экс-ан-Провансе… И все это – нимало не противоречит позитивным “традиционным ценностям”! Если, конечно, не отождествлять последние со стремлением к консервации изоляционизма, культурной отсталости и увековечивания несвободы.