19 апреля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

У ПОБЕДЫ НЕДЕТСКОЕ ЗЛОЕ ЛИЦО…


“У Победы недетское злое лицо…”. Так можно сказать, перефразируя строки известной песни А. Макаревича. И это будет самым точным эпиграфом к ряду интересных и нестандартных телепроектов, которые можно увидеть на следующей неделе и которые посвящены предстоящему юбилею Победы. Надо сказать, что абсолютное большинство “телеакций” на эту тему – откровенно невыразительные или лживые (это относится, прежде всего, к художественным фильмам советского периода, массово транслируемым на всех каналах). Тем более впечатляют три ленты, на которые и хотелось бы обратить внимание читателя.

Прежде всего, это документальный сериал “Неизвестная война” (“Звезда”, понедельник – четверг; каждый день – в 17.00 и 18.30). У этого сериала – нестандартная и волнующая биография. Фильм – совместное производство СССР, США и Великобритании; он вышел на экраны в 1978 году и экспонировался под разными названиями (в СССР – “Великая Отечественная”, в США – “Неизвестная война”, в ГДР – “Решающий фронт”). Режиссером фильма был легендарный Роман Кармен; с американской стороны в создании фильма участвовали известный писатель Джон Лорд и прославленный актер Берт Ланкастер – последний и был ведущим и комментатором видеоряда (в советском прокате текст читал Василий Лановой).

Для 1978 года – этот фильм был сенсацией, причем сразу по нескольким параметрам. Прежде всего – по показу “непричесанных” реалий войны. Не секрет, что в советском кинематографе ту войну всегда стремились как раз “причесать” – и этот процесс в каждую конкретную эпоху имел свою стилистику. Так, при Сталине снимать фильмы о 1941-1945 годах можно было почти исключительно в жанре комедии – что и реализовывалось на экране с завидным постоянством (“Антоша Рыбкин”, “Воздушный извозчик”, “Небесный тихоход”, “В шесть часов вечера после войны”). Позднее, при Хрущеве, общая “оттепельная” атмосфера благодатно повлияла на военный кинематограф – обстановка относительной свободы самовыражения и общий “лирический поворот” в искусстве родили несколько настоящих шедевров (“Иваново детство”, “Баллада о солдате”, “Летят журавли”). И все равно – негативные тенденции остались: в частности, системой был показ противника как законченных дебилов и карикатурных персонажей (классический пример той поры – фильм “Подвиг разведчика”). Наконец, в брежневскую эпоху штампом стала “эпическая” стилистика, с преувеличенной пафосностью и с непременной подачей немцев как совершенно расчеловеченных персонажей (и с шаржированием всего, что связано с западными союзниками – эта тенденция идет еще со “Встречи на Эльбе” Г. Александрова). Во всех описанных случаях – сами страшные реалии войны всегда сглаживались, а наиболее “проблемные точки” (например, катастрофические поражения начального этапа войны) просто опускались.

С этого ракурса – “Неизвестная война” стала открытием. Сегодня и этот сериал смотрится как чуть ли не “приглаженный” – но, повторяю, в конце 70-х гг. он производил впечатление “рухнувшей плотины”. Документальные съемки, приводимые в ленте, и сегодня потрясают воображение – например, ставшие хрестоматийными кадры раскопок Бабьего Яра или эксгумации трупов расстрелянных польских офицеров в Катыни… Но и сами излагаемые в сериале факты – и сегодня могут стать сенсацией для нынешнего российского зрителя, “не перегруженного интеллектом” и вдобавок капитально сбитого с толку назойливой псевдопатриотической пропагандой. Например, трагическая история Таллиннского перехода (в ходе которого военно-морские силы нашей страны понесли самые тяжкие потери за всю свою историю), или повествование о нескольких английских эскадрильях, защищавших Мурманск во время героической обороны этого города от германской армии “Норвегия”…

Кроме того (и это главное) – “Неизвестная война” создавалась как совместный советско-“западный” проект. И это отразилось на общей концепции сериала. Известно, что прямо на старте создавалось два варианта закадрового текста – для советского и для англоязычного зрителя. Какой покажет “Звезда” – понятно: и надо иметь в виду, что – несмотря на то, что “фильм лишён политической окраски и отражает исключительно фактическую сторону военных действий” (из официальной аннотации) – в СССР той поры ничего без “политической окраски” не делалось (недаром же фильм получил Ленинскую премию!). И идеологическая заданность в картине чувствуется очень сильно – особенно в показе “неудобных страниц” войны: так, откровенно скомкана подача ленинградской блокады, разгромов под Харьковым и Керчью, вообще выпали злополучная Ржевская битва, проблема массового коллаборционизма, прогерманская Локотская республика, преступления сталинизма в годы войны… Трактовка острых исторических проблем вокруг Второй мировой войны также на сегодня выглядит архаичной (особенно это относится к предыстории войны и причин прихода НСДАП к власти). Но что интересно – это сравнить “советскую” и “американскую” версии закадрового текста. В ряде моментов они расходятся диаметрально (например, в связи с событиями в Катыни); но, в целом, они достаточно коррелируют друг с другом. Это говорит о том, что в процессе создания сериала была проведена операция, для 1978 года беспрецедентная – некоторое сближение “антагонистических” позиций (в рамках “мирного сосуществования”) по исторической проблеме, едва ли не самой охраняемой в СССР. Да и сама эстетика фильма – совершенно необычна для советского военного кинематографа (особенно это относится к “голливудскому” саундтреку, написанному Виталием Гевиксманом). Таким образом, в рамках этого проекта состоялось двойное открытие: американцы открывали для себя “неизвестную войну”, советские люди – тоже “неизвестную войну” (для каждой из сторон “неизвестным” было что-то свое)…

Кроме того, на неделе мы увидим два потрясающих (без преувеличения) художественных фильма о войне. Это, во-первых, картина режиссера Виктора Аристова “Порох” (“Звезда”, четверг, 00.55), снятая в 1985 году и посвященная совершенно реальному эпизоду из истории обороны Ленинграда – организации вывоза пороховых запасов из Кронштадта в Питер. Помимо блистательной актерской работы исполнителя главной роли Юрия Беляева – уникальным достоинством картины является почти физически передаваемое ощущение нечеловеческого напряжения и ужаса военной жизни (сцена многократного налета люфтваффе на Кронштадт, доводящее героев ленты и зрителей до грани сумасшествия)…

И – великая картина великого Резо Чхеидзе “Отец солдата” (“Культура”, воскресенье, 18.55). Один из тех самых мировых шедевров, рожденных “оттепельной” культурой… Можно бесконечно писать о поистине исполинском мастерстве исполнителя главной роли Серго Закариадзе, о привнесении в ленту знаменитой эстетики классического грузинского кино, о восприятии народной трагедии сквозь призму вековой мудрости народа, одним из первых на планете принявшего христианство… Стоит обратить внимание на одну сцену, концептуально важнейшую для создателей той гениальной ленты – сцену, где старый Георгий защищает от советских танкистов разоряемый немецкий виноградник. “Ты бы видел, отец, что они у нас натворили!” – в сердцах бросает танкист. “А ты что, тоже фашистом хочешь стать?” – немедленно парирует грузинский крестьянин, ставший воином. – “Тогда вот тебе немецкие дети, убей их!”. И этот убийственный аргумент сражает спорящего наповал… В этом – главная гуманистическая кульминация картины, в этом – ее завещание всем нам…