19 апреля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“УМЕР ПОСЛЕДНИЙ ДЖЕНТЛЬМЕН НАШИХ ДНЕЙ…”


Строчка из Константина Симонова – всегда приходящая на память, когда приходит очередное горестное известие об уходе человека: “Неправда, друг не умирает; лишь рядом быть перестает”… Теперь “перестал быть рядом” Аркадий Арканов – человек, которого никому в России не надо представлять… Блестящий артист, писатель-сатирик (хотя покойный почему-то не любил, когда его так называли!); перу Аркадия Арканова принадлежат около полутора десятков книг, множество рассказов, монологов, юморесок и сценариев для номеров, с которыми выступал он сам и его коллеги по цеху. Кроме того, Арканов написал десятки пьес, которые были поставлены на сцене Театра сатиры в Москве.

Как-то по-особенному сегодня читаешь последнее интервью ушедшего мастера слова. Арканов, конечно, не знал, что оно будет последним – но есть же еще такая неуловимая вещь, как Провидение… В мыслях сатирика, высказанных вслух – своего рода исповедь и подведение итогов. Вот некоторые из них: “Меня узнают, это не моя заслуга, это я называю собачьей популярностью, к сожалению, это так и есть. Стоит иногда человеку несколько раз показаться по телевизору, как он становится медийным персонажем. Его все узнают. Даже порой, не зная, кто это и зачем... Люди, которые меня узнают, видимо, просто зная меня уже за многие годы, не обременяют меня всякими вопросами, просьбами. И попытками надорвать собственный живот от шуток...”. “Нередко о сатире говорят, анализируют, обсуждают ее появление, пик ее популярности или даже важности, говоря о ней, что сатира становится, действительно, острой, колкой и принципиально важной на стыке определенных эпох, ситуация в жизни гражданского общества. Когда в обществе все хорошо, сатира не нужна. Нечего высмеивать. На мой взгляд, в обществе всегда что-то происходит вне стыков и революций… Я слово “сатира” готов всегда писать с большой буквы. Это особая форма, особый жанр литературы, искусства, драматургии, даже музыки, если хотите. И я считаю, что целиком гармонично существующего общества в мире нет. Всегда есть ряд всевозможных социальных и прочих недостатков, которые становятся предметом сатиры. Наблюдения сатиры. И человек, который избрал в своей жизни дорогу сатиры, подчеркиваю это, он должен понимать, что он в течение всей своей жизни, если он честный человек, должен быть готов к тому, что он будет не удобен, а иногда и неприятен власть предержащим. Это он должен уяснить и идти своей дорогой. Как только так называемый сатирик или как сейчас модно говорить юморист и прочее, как только у него возникает желание не только посмеяться или уколоть, но еще и быть обласканным властями, что, к сожалению, происходит очень часто в наше время, и у нас в частности, не будут называть никого конкретно, так забудьте о том, что это сатира. Это уже не сатира. Это уже просто элементарная профессия, где человек хочет нормально и хорошо существовать. Настоящий писатель, у которого внутри сатирическая, ироническая призма, сквозь которую он преломляет окружающую действительность, должен знать, что его существование не может быть целиком и полностью благополучным. Он должен быть к этому готов. Если это диктаторская страна, то он должен быть готов к тому, что он может быть и репрессирован, и, не дай бог, что-то худшее. Он избрал для себя это. Для меня это факт. Но в настоящем демократическом обществе сатира должна существовать…”. “Продаваемое еще не есть настоящее. Если брать, сравнивать с продуктами, то мы знаем очень много продаваемых продуктов, которые, на самом деле, никакой пользы не приносят организму, а иногда только вред. Но вот модно. Разрекламировано. И вот продается. К моему большому сожалению, настоящие литературные произведения сегодня, по крайней мере, в России, не относятся к категории продаваемых. Продается то, что легко воспринимается, не надо особенно размышлять. Серьезная литература, которую надо осваивать, читать спокойно, в одиночестве, осмысливать, переваривать, сегодня эта литература, к сожалению, не продаваема. Продаваема – это еще ни о чем не говорит”.

И эти слова не были просто красивой декларацией. Мы сейчас знаем: под видом “сатириков” сплошь и рядом работают просто “смехачи” (если воспользоваться потрясающим неологизмом Велимира Хлебникова), которые могут виртуозно спровоцировать зрителя на веселье, но при этом абсолютно не “заходить за флажки”, не затрагивать действительно социально значимых (и, тем более – опасных) тем, а то и натурально озвучивать исключительно “разрешенную” тематику. Арканов никогда в эти постыдные для истинного сатирика игры не играл – они действительно был, по выражению Валентина Гафта, “последним из могикан” великой генерации “шестидесятников”…

О нем говорили, что он был “последним джентльменом наших дней”. Что ушедший писатель был “красивым человеком”, причем эта красота была не только внешне-визуальной (хотя и это аспект присутствовал – по воспоминаниям друзей, даже в больнице он выходил к завтраку в пиджаке и при галстуке), но, прежде всего, внутренней. Как заметил друг Арканова, классик современной отечественной литературы Андрей Битов, “не дворянского происхождения, но выправка у него была, как у дворянина, офицера. Когда это природное, то очень красиво смотрится”. Мужественный, остроумный, романтичный – и в глубине “светит топаз серьезности” (еще одно точное наблюдение близко знавшего его В. Гафта). Именно про таких Антон Чехов сказал: “В человеке все должно быть прекрасно”… При этом – Арканов имел натуру бойца, отстаивал свои идеалы не только со сцены, но и в жизни, не терпел несправедливости; он обладал человеческой, истинно мужской порядочностью и абсолютной честностью (это человеческое качество присутствует во всех без исключения воспоминаниях о нем). И еще – все знавшие Арканова отмечали: он радовался за друзей, коллег, в нем всегда жило интеллигентное чувство сопричастности. Он был интеллигент в высшем смысле этого слова…

Лучшая эпитафия мэтру – это добрые слова тех, кто был с ним рядом в искусстве. Юлий Гусман, режиссер, основатель и худрук кинопремии “Ника”: “Аркадий был с нами с самой первой “Ники”. 28 лет назад он вместе с Аркадием Ининым начал вести рубрику: “Аркадий ТАСС”, или просто “АТАС”. Его способность как юмориста и сатирика с невозмутимым и неулыбчивым лицом говорить потрясающе смешные вещи была уникальной… Мы понимаем, что это свойство человеческой жизни – заканчиваться, и что Аркадий ушел от нас навсегда. Но, потребуется еще много времени, чтобы научиться говорить про него “был”.

Евгений Попов, телеведущий: “Ушли три врача современной русской литературы: Аксенов, Горин, Арканов. Они продолжали в этом смысле еще булгаковскую и чеховскую традиции... Арканов никогда ничего не декларировал, но говорил на злободневные темы. Он писал очень смешные книги, например, учебник истории советской власти “От Ильича до лампочки”.

Тигран Кеосаян, режиссер: “Умер Арканов… Талантливый, грустный, светлый человек. Мне очень повезло работать с ним. Горин, Арканов. Незаменимые есть. Светлая Вам память...”