23 мая 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ВНИМАНИЕ: СЕКСИЗМ!


Жизнь подбрасывает новые захватывающие сюжеты буквально ежедневно: что ни день – то новая сногсшибательная новость. Для журналиста это хорошо – “ни дня без строчки”! Вот только если бы эти “горячие новости” были еще и позитивными…

История скандальной свадьбы, когда высокий полицейский чин из Грозного фактически насильно взял в жены несовершеннолетнюю “Гюльчатай” (причем в качестве второй “молодой” жены, уже будучи женатым) – всколыхнула Россию. И в ходе всего этого вовсе не кинематографического “сериала” о новой “кавказской пленнице” (где, увы, стилистика – отнюдь не комедийная!) возник самостоятельный сюжет, который затмил собой всю первоначальную коллизию. Речь идет о поведении уполномоченного по правам ребенка в России Павла Астахова. Главный детский омбудсмен просто обязан был вмешаться в крутой грозненский детектив: все-таки свадьба с несовершеннолетней, да еще по явному принуждению – и это в России, где только ленивый все последнее время не кричал о страшной угрозе педофилии… И… господин Астахов не только не предпринял ничего в защиту несчастной юной горянки, но и… заявил, что не видит ничего предосудительного в свадьбе с несовершеннолетней! Ничем иным, кроме как политическим проституированием назвать поведение Астахова нельзя: в социальных сетях по этому поводу уже появились издевательские “комменты” типа “Этот защитник детских прав, если ему прикажут, одобрит и публичное четвертование”.

Но это – только завязка сюжета. Обосновывая свою сногсшибательную (и подлейшую) позицию, Астахов пошел еще дальше, заявив буквально следующее: “На Кавказе девушки рано созревают. В некоторых регионах женщины уже в довольно юном возрасте теряют свою красоту. Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50. А вообще Конституция запрещает вмешиваться в личные дела граждан”. (Последнее, кстати – наглая ложь: законы РФ прямо предписывают “вмешиваться в личную жизнь”, если имеет место интимные отношения с несовершеннолетними – и это карается реальной уголовной ответственностью!).

Вот это высказывание – вызывало бурю. Причем такую, что господин омбудсмен спохватился – поняв, что чудовищно подставился. И начал оправдываться в духе: “Неловкое сравнение, опрометчивое слово, вырванное из контекста рассуждений, не могут изменить мое отношение к Прекрасному Полу. Любил, люблю, буду любить и уважать! Женщины любого возраста прекрасны и восхитительны”. Перед нами классический образец “извинения”, которое по форме и сути еще оскорбительнее, нежели первоначальная заявка…

Чтобы ситуация стала еще пикантнее, к делу подключился о. Всеволод Чаплин – известный пламенный борец за “духовные скрепы”. И изрек: “Мне кажется, что возможное введение уголовной ответственности за многоженство или, наоборот, его легализация из той же серии, что и узаконивание однополых браков, ибо все это направлено на разрушение традиционной семьи”. Чаплин также заявил, что в России в разные исторические периоды представители разных народов жили по-своему, и наличие многоженства не считалось грехом.

Совершенно ясно, что оба – и омбудсмен, и протоиерей – совершили профессиональное и нравственное харакири. Насчет отца Чаплина – особые комментарии явно не требуются. Мы уже тысячекратно “счастье имели” читать и выслушивать самые чудовищные, самые фантасмагорические рекомендации, коими потчевал нас “отец протопоп” – так что удивить здесь чем-то крайне трудно. Но… оставалась одна маленькая “лазейка”: была иллюзия, что у Чаплина есть какая-то принципиальная позиция – пусть одиозная, невозможная, “инквизиторская”, но все же позиция. И вот выяснилось: никакой позиции у отца Всеволода нет! Есть только установка в духе скандальной сентенции вождя черносотенцев 1905 года, архиерея Антония Волынского: “Если начальство велит, мы и кабана посадим в митрополиты”. Фарисейство чистой воды, прикрытое “высокоморальной” заботой о “традиционной семье” – лишь бы угодить и “нашим”, и “вашим”; лишь бы оправдать всё, что происходит вокруг скандала в Грозном… А вот с Павлом Астаховым – всё гораздо интереснее.

В его заявлениях реализуется одна из самых отвратительных форм дискриминации, известная человечеству. Имя ей – сексизм. Согласно энциклопедическому определению, это понятие квалифицируется как “идеология и практика дискриминации людей по признаку пола, связанные с наличием убеждений в превосходстве одного пола над другим и предрассудков по отношению к представителям определённого пола”. Сексизм как идеология основан на стереотипных моделях гендерных ролей (которые, в отличие от чисто половых характеристик, являются явлением не биологическим, а социальным; относится к характеристикам, формирующимся культурой). Проявления сексизма могут быть самые разнообразные: бытовые, социальные, политические, экономические, религиозные, сексуальные и. т. д. Существует даже так называемый “доброжелательный сексизм”, “упакованный” в “обертку” заботы, восхищения или покровительства (последний случай как раз продемонстрировало нам “извинение” Астахова). Самый распространенный вариант “мужского”, “доминантного” сексизма – сексуальные домогательства и сексуальная дискриминация (зачастую – замаскированные, выраженные посредством определенных поведенческих установок): в англоязычном мире это называются “харрасмент” (буквально “преследование”).

И вот здесь мы подходим к самому драматическому моменту нашего разговора. Правозащитники всего мира ведут по отношению к каждой конкретной стране “мониторинг харрасмента”: от его результатов зависит очень многое – например, рейтинг страны по важнейшим социокультурным показателям, и даже членство данного государства в тех или иных международных организациях (именно с этим моментом связан многолетний драматический отказ принять Турцию в ЕС). Теперь приготовьтесь к позору: по отношению к РФ такой мониторинг не ведется! И дело не в “русофобии”: просто, по констатации правозащитников, он лишен смысла – “в России харрасменту подвергается 100% женщин”.

Скажете, перебор? Но вот вам та самая нашумевшая история “чеченской свадьбы” с последующими комментариями главного детского омбудсмена России – и ситуация высвечивается во всей своей отталкивающей наготе. Что показательно, возмущение выразили не только “либералы”, но и, например, бывший пресс-секретарь движения “Наши” Кристина Потупчик: по ее словам, омбудсмен “рассуждает о женщинах как о новых занавесках в цветочек”: “Как цивилизованный человек может говорить о смысле существования какой-либо социальной группы как объекта приложения усилий и источника самореализации для другой группы?” (от себя добавлю: в этом и заключена квинтэссенция сексизма и харрасмента!). А язвительный Н. Сванидзе заметил, что “П. Астахов, похоже, путает эмансипацию с менструацией”. Шила в мешке теперь уже не утаишь: государственный чиновник, правозащитник (!!!), попав в щекотливую ситуацию, проявил не просто сексизм, но сексизм “лобовой”, неприкрытый, отдающий запашком самого махрового “домостроя”.

И самое прискорбное – что это не индивидуальная характеристика конкретного “проколовшегося” бюрократа, а всей российской властной системы. Разве астаховский демарш – что-то из ряда вон выходящее? Разве мы не лицезрели, к примеру, грязных предложений Жириновского (типа “каждому мужику – по две бабы”? И разве хоть кто-нибудь лишился теплого кресла за что-то подобное (как не лишится его и Астахов, и отец Чаплин не отправится в дальний монастырь простым монахом)? “Нормальное”, стандартное состояние общества, которое Н. Бердяев назвал “новым средневековьем”…