18 сентября 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ВСЯ СТРАНА ШАГАЕТ В АД…


В Госдуме разработан законопроект об антироссийской пропаганде (источник – “Независимая газета”). Что подпадает под это определение? Неизвестно, но максимальный срок наказания уже определен – 10 лет лишения свободы. Все в лучших традициях: четкости в определении никакой, зато характеристика кары – предельно четкая. Как у незабвенного Андрея Януарьевича (“Ягуаровича”) Вышинского: все у него в юридических трудах было “относительным”, вот только пулю в затылок он оставлял абсолютной (по язвительному замечанию Солженицына)…

Надо разъяснять, куда мы катимся? В какое прошлое? Тем более, что уже многие комментаторы (и журналисты, и депутаты) сделали самое главное наблюдение: нынешний законопроект ничем не отличается от пресловутой “антисоветской пропаганды”. Поставьте вместо “антисоветского” “антироссийское” – и более ничего менять не надо, даже в деталях…

Здесь самое злокачественное – даже не сам факт откровенного тоталитарного “ретро”, а именно полнейшая туманность определения, открывающая невиданный простор для любых злоупотреблений и широчайшей репрессивной практики. Вот экстравагантный пример из исторической области (тем более, что именно в данной сфере сегодня цветут и пахнут самые невероятные фальсификации и инсинуации). В советские времена Куликовскую битву подавали как столкновение Руси с Золотой Ордой, а победу Москвы в том сражении трактовали как важнейший шаг к освобождению страны от татаро-монгольского ига. Эта концепция и сегодня – преобладающая на уровне школьного образования. Между тем она – исторически некорректна: чтобы убедиться в этом, достаточно перечитать любого взятого наугад классика российской историографии. Поэтому сегодня существует другая концепция Куликова поля (опирающаяся на документальные источники): в Куликовской битве Москва сражалась не против Золотой Орды, а против Орды Мамая (что вовсе не одно и то же – Мамай не был ханом и по отношению к Золотой Орде выглядел натуральным сепаратистом). И Золотая Орда в том противостоянии была на московской стороне (а Мамай имел союз с Литвой). Естественно, что победа Дмитрия Донского совершенно не приблизила пресловутое “освобождение от ига” (оно официально состоялось через сто лет после Куликова поля – в 1480 году, сразу после “стояния на Угре”). И у Мамая в войске татар практически не было, его войска состояли из наемников – крымских итальянцев и представителей почти всех народов Кавказа (это – хрестоматия), а вот у Дмитрия Донского татар в войске было предостаточно… Но сегодня в моде уже третья концепция (абсолютно нелепая, ни на каких рациональных документах не обоснованная, но угрожающе набирающая популярность!): Куликово поле – это-де столкновение Руси с… Западом, и смысл этой победы – чисто антизападный. С исторической точки зрения – бред, в научном сообществе о таком будет даже заикаться неприлично – а вот “патриоты” млеют… Ну и какую из этих, с позволения сказать, “концепций” нужно считать про-, а какую – антироссийской? А ведь в контексте обсуждаемого законопроекта не надо быть Глобой, чтобы предсказать: “пророссийским” будет считаться исключительно последний, абсурдный концепт. И за все остальные можно будет “загреметь под фанфары” – иди потом, доказывай в суде, что классические русские историки свидетельствовали совершенно об ином! Был же прецедент при дорогом и любимом товарище Сталине: сказал вождь, что финский и карельский языки не имеют никакого отношения друг к другу (притом, что носители этих языков понимают друг друга без переводчика) – и любого, кто станет утверждать обратное, ждал немедленный расстрел (было несколько прецедентов, и все благополучно заткнулись)…

Или вот еще пример, также весьма актуальный для нынешнего исторического (вернее – антиисторического) сознания): Гражданская война 1917-1922 гг. Сегодня как бы обязательно страстно любить Николая II – и как человека (хотя у него были чисто человеческие черты крайне неприятного свойства – например, хобби расстреливать ворон и кошек), и как политика (хотя результатом его политической деятельности стал крах Российской империи и последующее братоубийство). С другой стороны, почти столь же обязательно хотя бы уважительно относиться к большевикам: и Ленина трогать не моги (что в мавзолее, что в виде памятников на площадях), и кровавого вурдалака Феликса Эдмундовича якобы собираются водрузить обратно на Лубянку… То, что в этом нет ни малейшей логики – никого не смущает: еще Лев Гумилев предупреждал о том, что мифологическое мышление способно абсолютно обходиться без логической составляющей. А вот как при такой раскладке относиться к белогвардейцам? Одно время их начали хвалить за монархизм – по такой матрице был снят совершенно невозможный (с точки зрения истории) фильм “Господа офицеры: спасти императора”. Беда в том, что белые монархистами не были (по крайней мере, в своей стратегии и политических программах), а уж свергнутый Николай им вообще был нисколько не нужен. Кроме того, практически все реальные белые лидеры – Колчак, Деникин, Врангель – были откровенными западниками и вдобавок упорно считали себя союзниками Антанты. Вот с этим как быть современным российским “патриотам”? Вариантов немного: или делать вид, что ничего этого не было (то есть – игнорировать все без исключения имеющиеся документы!); или объявить белогвардейцев “антироссийской силой” (это уже сделали в своих сочинениях несколько современных авторов); либо, наконец, придумать какую-то виртуальную “фолкхистори”. И этих песен уже “есть у меня”: во всех храмах Екатеринбурга можно купить книги о “выдающемся деятеле Белого движения” графе Федоре Артуровиче Келлере (тем более, что его убили петлюровцы – вот и искомая актуализация!). Кому какое дело, что сей Келлер никогда не ходил в белых лидерах, и вообще его участие в тех событиях равняется “абсолютному нулю по Фаренгейту”. Главное, что граф был самым неподдельным монархистом – остальное можно и досочинять… А после – любые опровержения подобных “сказок” объявить “антироссийской пропагандой”.

И так – по всем пунктам. Любое утверждение, которое не понравится определенным “идеологам”, можно с легкостью объявлять “вражеским” – и “проше пана” сушить сухари! Отсюда уже – один шаг до того самого состояния, о котором Солженицын издевательски писал: “В стране засекречено даже количество бараньих хвостов”. Это мы уже проходили, это нам уже задавали – результат известен…

А самое страшное – что правила игры в таком случае могут изменяться на ходу. И, соответственно – поводом для репрессий может стать буквально что угодно! В свое время у Ленина и Гитлера по вопросу адресата репрессий все было прописано досконально: у Гитлера это были “левые”, геи, евреи, цыгане, эсперантисты, иеговисты и душевнобольные (примерно 7-8 % населения); у Ленина – “буржуи” (Ильич понимал под ними всех, кроме “пролетариата” и беднейшего крестьянства – последних совокупно было в России примерно 6-7%; следовательно, под нож шло 93-94%!). А вот у Сталина был самый страшный случай – поразительно предсказанный, кстати, Г. Уэллсом в “Человеке-невидимке”. Его суть – в чуть ли не ежедневной вариативности списков “врагов народа”. То есть то, что сегодня – лояльность, завтра может оказаться “криминалом”. Именно это имела в виду Евгения Гинзбург, сравнившая жизнь при Сталине с игрой в шахматы с орангутангом… В случае запуска обсуждаемого законопроекта – можно получить данную ситуацию практически молниеносно.

И останется только вспомнить строки Игоря Талькова, в очередной раз не желающие терять ужасную актуальность: “А вокруг, как на парад, вся страна шагает в ад широкой поступью”…