19 апреля 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ЗДЕСЬ, МОЖЕТ, МЫ И ПРИКОСНЁМСЯ К ВЕЛИКОЙ ТАЙНЕ БЫТИЯ…”


“Здесь, может, мы и прикоснёмся к великой тайне бытия”: волнующая и поэтическая строчка Ады Якушевой… Самые интересные телепрограммы предпасхальной недели – могли бы иметь для себя этот эпиграф. Несколько рассказанных с голубого экрана историй, которые до сих пор манят своей таинственностью и неразгаданностью…

…“Потерянные пирамиды Китая” (“Культура”, понедельник, 22.15). Феномен китайских пирамид (или, как их более обтекаемо называют в отечественных публикациях, “курганных гробниц”) – один из самых загадочных и волнующих. Это гробницы правителей и знати V в. до н. э. – XVII в. н. э. из династий Чжоу, Чжао, Цинь, Хань, Тан, Мин. По состоянию на начало XXI века известна приблизительно сотня таких памятников: большинство курганов сосредоточено в радиусе 100 км от города Сиань провинции Шэньси (Сиань, или Чанъань – древняя столица Поднебесной империи). О существовании масштабных погребальных комплексов древнекитайских императоров широкой публике стало известно после Второй мировой войны. Первое сообщение о существовании гигантской так называемой “Белой пирамиды” (с добавлением фантастических подробностей) было доставлено в 1945 г. пилотом США: эта “Белая пирамида”, как считают, на порядок больше и выше пирамиды Хеопса. В дальнейшем было подтверждено существование пирамидальных холмов севернее древнекитайской столицы. Однако эта информация – что называется, “верхняя пленка”: не случайно в современном Китае почти все, что связано с сианьскими пирамидами, засекречено. Почему?

Даже самый поверхностный взгляд на эти загадочные объекты – потрясает воображение. Китайские “курганы” сложно организованы, имеют форму усеченной пирамиды и очень запутанное внутреннее строение. Легенды упорно твердят, что их построили не китайцы: дальше версии строятся по всем законам сенсационности – от инопланетян (китайские императоры считали себя потомками “прилетевших железных людей”) до неких “белых людей с кругами из красной охры, внутри которых нарисованы две плывущие навстречу друг другу рыбы” (знак Инь-Ян: интересно, что происхождение этого знака некоторые исследователи связывают с ариями!).

К этому надо добавить, что сам феномен пирамид (не только китайских) – один из самых таинственных. Во-первых, пирамиды известны в нескольких местах: это Египет, Центральная Америка, Китай, джунгли Амазонки, дно Бермудского треугольника и… поверхность планеты Марс (последнее, естественно – гипотеза). Какой-либо документальной установленной связи между ними на сегодняшний день нет – и это мгновенно порождает версии о некоей исчезнувшей цивилизации, оставившей такую память о себе (типа Атлантиды или Лемурии). А во-вторых, пирамиды – крайне странный физический объект. Внутри них происходят процессы, не объяснимые современной наукой: самозатачиваются ножи, замедляются все жизненные процессы (пшеница, пролежавшая тысячи лет в египетской пирамиде Хефрена, не потеряла всхожесть!), человеческое сознание подвергается “мерцанию”. А, как выяснили японские ученые, в перевернутой пирамиде – все жизненные процессы невероятно убыстряются! В общем – загадка на загадке, и никакого “научного” ответа на сегодня…

…“Амазонки Древней Руси” (Рен-ТВ, пятница, 09. 00). Этот “документальный проект” (так он назван) представляет собой череду весьма вольно трактованных гипотез – но за ними стоит интересная и вполне реальная проблема: тематика об “амазонках” действительно присутствует в древнерусской культуре! Свидетельство тому – киевские былины. В них наличествует сюжет, традиционно остающийся “за кадром”, оттесняемый в сознании привычными сюжетами об Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче – былина о Дунае Ивановиче и богатырше Настасье. Последняя названа “поляницей” – это слово произведено от слова “полянин”: полянами, как известно, называли конкретное славянское племя (от их названия произошло название страны “Польша”); однако в данном контексте оно означает просто “богатырь” (а “поляница” может переводиться как “амазонка”). По сюжету, Дунай и Настасья любят друг друга, но должны сразиться в поединке (стандартный поворот сюжета для сказаний об амазонках, знакомый по множеству воплощений – от сказаний о Троянской войне до фильмов “Рыжая Соня” и “Честь Хондры”). Дунай не может одолеть Настасью и решает ее поразить стрелой; Настасья успевает сказать Дунаю, что беременна от него – но Дунай не верит и поражает ее в сердце. Убив любимую, он вскрывает ее чрево, видит чудесного сияющего младенца – и пронзает себя мечом (и из его крови начинает течь река Дунай). Аналогичные страшные сказания есть и у донских казаков, и у чехов (легенда о “девичьей войне”, известная в прекрасной обработке классика чешской литературы Алоиса Йирасека). Так что можно говорить об “амазонках древних славян”…

…“Больше, чем любовь: Иван Долгоруков и Наталья Шереметева” (“Культура”, среда, 17.00). История, поразительная своей невероятной чистотой и романтизмом – особенно потому, что произошла она с людьми отнюдь не “кристальными”, в антураже страшного и грязного времени… Иван Алексеевич Долгоруков, член разветвленного и древнего княжеского клана, выдвинулся в последние годы жизни Петра Великого и стал активнейшим участником начального этапа “эпохи дворцовых переворотов”: в частности, принимал самое активное участие в свержении Меньшикова, воцарении Петра II (с которым был в близкой дружбе) и в знаменитом заговоре Верховного тайного совета в 1730 году – том самом, который привел к власти Анну Иоанновну и чуть было не привел к установлению в России конституционной монархии (проект Конституции князя Дмитрия Голицына). Как все гвардейские заговорщики того времени, Иван Долгоруков был носителем самых разнообразных пороков – жестокости, вероломства, пьянства, разврата… Но его встретила замечательная женщина, Наталья Борисовна Шереметева – и полюбила всем сердцем; полюбила, возможно, недостойного – и преобразила его своей любовью. Более того: когда Анна и Бирон подвергли Долгоруких опале, когда Ивана сослали в далекий сибирский Березов (ныне – Тюменская область)- Наталья последовала за ним, предвосхитив подвиг жен декабристов. А затем – повторное следствие, пытки и страшная казнь через колесование. И – невероятное самообладание Ивана Долгорукова: когда тяжёлое колесо дробило его голени и предплечья, он читал вслух молитвы, не позволив себе даже крика. Эта удивительная кротость и вместе с тем сила духа поразили современников... А Наталья Борисовна кротко переносила несчастья, воспитывала детей от казненного мужа (один из них был неизлечимо болен), в 1758 году постриглась в монахини в Киево-Флоровском монастыре (под именем Нектарии) и написала пронзительные мемуары – так называемые “Своеручные записки”…

Наконец – “Гомбожаб Цыбиков. Паломник особого назначения” (“Звезда”, пятница, 16.00). Это интересный и увлекательный рассказ об одном из самых выдающихся людей ушедшего столетия, великом сыне бурятского народа. Это – человек-легенда: путешественник, исследователь, этнограф, востоковед ( тибетолог и монголист), буддолог, фотограф (прославился первыми фотографиями тибетской столицы Лхасы – тогда абсолютно закрытого для иностранцев города), государственный деятель и деятель образования Российской империи, казачьего государства атамана Г. Семенова, Дальневосточной республики (была такая в годы Гражданской войны в России), Советского Союза и Монголии, переводчик, профессор ряда университетов, “первый бурятский профессор”; создатель системы начального, среднего и высшего востоковедного и педагогического образования в Сибири, один из создателей бурятского литературного языка…