9 мая 2015 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ЗДЕСЬ ПРОДАЮТ ЗА ГРОШИ – И МЕЧТУ ЛЮБВИ, И ТОСКУ ДУШИ…


России не привыкать к скандалам. Иногда кажется, что последние лет так 50 – в нашей благословенной стране только скандалы и происходят (как минимум, с нашумевшего при Андропове “Дела Щелокова и Медунова”; а может, и раньше – со сногсшибательных похождений Галины Брежневой). Но скандальные новости, выплеснувшиеся буквально в последние дни на страницы СМИ – выделяются даже на этом фоне. Речь идет о “вихрях враждебных”, внезапно повеявших над Третьяковской галереей.

“Дело, мин херц, в следующем” (как любил говорить царский любимец и светлейший князь, экс-торговец пирогами Алексашка Меньшиков). Анонимная группа работников Третьяковской галереи обвинила директора музея Ирину Лебедеву в коррупции. Открытое письмо с резкой критикой руководства галереи было размещено в Интернете, а также направлено министру культуры Александру Авдееву, в администрацию президента и Генпрокуратуру. В качестве примера в письме приводится контракт на ремонт Инженерного корпуса, который был выполнен только наполовину. Кроме того, по словам анонимных сотрудников, дополнительные средства, выделенные Министерством культуры в конце 2010 г. на заработную плату сотрудникам галереи израсходованы на выдачу премии только ближайшему окружению Лебедевой. Авторы письма также упоминают, что директор музея незаконно заняла служебную квартиру, принадлежащую галерее, а оплата коммунальных услуг осуществлялась за счет музея. В свою очередь, Лебедева не восприняла всерьез обвинения в адрес руководства музея в коррупции и планах по распродаже коллекций и подчеркнула, что “любые нововведения и любая реорганизация коллектива всегда вызывает противодействие”.

Но это – только начало. В пресс-службе музея подтвердили информацию о том, что в Третьяковку пришли с обысками. Подробности журналистам выведать не удалось. Представители галереи наотрез отказываются общаться с прессой: “Пока идут следственные действия, от дальнейших комментариев мы воздерживаемся. Просьба за ними обращаться в силовые структуры”. В свою очередь источник “Интерфакса” утверждает, что следственные мероприятия проходят в рамках дела о контрабанде. Согласно информации, появившейся в СМИ, представители силовых структур обыскивали кабинет заведующей отдела живописи первой половины XX века Татьяны Ермаковой, так как она является одним из фигурантов уголовного дела о контрабанде. Юлия Иванова, представитель Главного следственного управления СК РФ по Москве, так объяснила случившееся: “Ранее в отношении руководителя территориальной избирательной комиссии по Ломоносовскому району было возбуждено уголовное дело о контрабанде. В рамках уголовного дела проводятся следственные действия в экспертном подразделении ФГБУК “Государственная Третьяковская галерея”.

К этому надо прибавить, что еще 29 апреля некто Сергей Степанов (глава территориальной избирательной комиссии Ломоносовского района Москвы), демонстрируя разрешение на вывоз нескольких картин от Минкульта (картины оценивались в 180 тысяч рублей), был задержан Следственным комитетом. По имеющимся данным Степанов хотел вывезти пять полотен, среди которых акварель Валентина Серова “На лугах Кавказа”, картина Федора Федоровского “Красное кольцо” и неизвестный шедевр Петра Кончаловского, оцененных СК почти в 2 миллиона рублей. Собственно, эта история и послужила стартом для начала следственных действий в главном музее русского искусства страны: размеры контрабанды оцениваются на сегодня на сумму до 2 миллионов рублей… Вокруг “основного дела” уже идут “круги по воде”: так, с 1 августа этого года в Третьяковке упраздняют лекционный отдел, рассказала заведующая этим отделом Лидия Скорикова. По ее словам, новое руководство галереи объясняет упразднение отдела оптимизацией работы галереи. Таким образом, следующего лекционного сезона в одной из ведущих галерей России попросту не будет... Сами работники Третьяковки категорически отрицают причастность музея к противозаконным операциям. Вот какую редакцию происходящего дал Левон Нерсесян – старший научный сотрудник Третьяковской галереи, специалист по древнерусскому искусству: “Вся эта ситуация – абсолютное безобразие. Я не знаю, на каком основании устраивался обыск в Третьяковской галерее. Следователь, может быть, считает, что эксперт на рабочем месте держит какие-то компрометирующие его документы. Из непонимания этой ситуации родилась та смехотворная фраза в новостях, что это “работающие в Третьяковской галерее сотрудники Министерства культуры”. Это именно аккредитованные эксперты, работать они могут где угодно – в Третьяковской галерее, в детском садике воспитателем... Если Министерство культуры сочло возможным дать им эту аккредитацию, они ее получают. Поэтому если кого и надо трясти по этому уголовному делу, то человека Министерства культуры, который эти разрешения выдаёт… Начинается история по травле искусствоведов-экспертов. Это какие-то бесконечные убийцы в белых халатах, музейные воры, лесники-поджигатели”. Здесь стоит прислушаться именно к этому, последнему пассажу: что-что, а искать “стрелочников” в России умеют – вряд ли надо разъяснять, что Л. Нерсесян имел в виду нашумевшее в последние годы сталинской эры “дело врачей”…

Вот такие “картины маслом”. Так и хочется спеть отрывок из оперетты И. Кальмана “Баядера”: “Здесь продают за гроши – и мечту любви, и тоску души”…

Сейчас, естественно, пока нельзя ничего ни утверждать, ни даже предполагать – хотя бы из существующей презумпции невиновности. Было ли что-нибудь в реальности – покажет следствие (хотя что такое следствие в современной России – это отдельный и грустный разговор!). Строго говоря, удивить кого-либо коррупцией в современной (и не только) России – практически невозможно: всеобщее “купи-продай”, тотальная система “распилов и откатов” стала просто визитной карточкой нашего современного “цивилизационного лица”. Поэтому было бы странным, если бы нынешние сквозник-дмухановские и ляпкин-тяпкины обошли своим вниманием такую “кормушку”, да еще столь “хлебную”… Однако мне хотелось бы рассказать читателю одну историю – хотя бы для того, чтобы все происходящее приобрело историческую объемность. История сия имела место не в презираемые годы “утери идеалов” и “преклонения перед гнилым Западом”, и даже не в эпоху “застоя” и “партийно-региональных мафий”: нет, она случилась в “славные годы” правления Вождя Народов.

Тогда, а разгар индустриализации, Сталину срочно требовались новейшие военные технологии – получаемые за большие деньги с того самого “гнилого Запада”. Технологии эти, замечу, понадобились Хозяину в обстановке, когда на СССР напасть “по-крупному” было просто некому – на границах Советского союза в те года не было противника достойной “весовой категории”… И вот, ради получения необходимой прибыли, по прямому указанию Самого, была проведена беспрецедентная операция – продажа в США более 70% наследия Эрмитажа. Да-да, постарайтесь не упасть в обморок – сегодняшние фонды величайшего музей императорской столицы составляют где-то около 30% того, что столетиями собирали российские императоры и императрицы… С советской стороны эту чудовищную сделку курировал Анастас Микоян – и, судя по всем имеющимся свидетельствам, он не испытывал ни малейших угрызений совести или нравственных сомнений за то, что участвует в разбазаривании национального достояния… Если “это” можно делать ради “сугубо приватно” понимаемых “государственных нужд” (сплошь и рядом совершенно не совпадающих с истинными интересами страны и народа) – почему бы такое же не предпринять для себя, любимого? Тем более, что в России – роскошная традиция путать собственный кошелек с государственным, “смешивать личное и общественное”. Да и грабеж музеев и шедевров живописи был излюбленным занятием весьма широкого круга советских функционеров – от “пламенных революционеров” ленинского разлива до высших офицеров Красной Армии образца 1945 года, начиная с маршала Жукова…