23 марта 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ЛУЧШЕ ЯДЕРНАЯ ЗИМА, ЧЕМ “ЧЁРНАЯ ВЕСНА””…


 

Грустно, что все чаще браться за перо побуждают происходящие на наших глазах события, после которых хочется моментально помереть. Вот и сегодня – именно такой случай. А произошло вот что. Довольно необычный (хотя, как знать, может уже и совсем обычный) костер пылал на масленицу в Краснодаре. Вместо сжигания традиционного для праздника чучела Масленицы здесь жгли книги американского писателя Генри Миллера. Группа активистов местного патриотического движения, организовавшая костер, сделала официальное заявление для прессы. “Вместо сжигания чучела русской женщины-зимы славяне должны жечь скрижали Содома. Произведения Генри Миллера – архетип разлагающегося западного мира с его торжеством блуда и упадком семейных ценностей. Русский мир отмечает праздник весны, но нужно ли нам цветение радужной Европы с ее генитальными подснежниками и распятыми розами? Лучше ядерная зима, чем черная весна!” — говорится в нем. Осталось только пояснить, что “Черная весна” – название одного из самых знаменитых романов Миллера…

Ну что – как говорится, все в лучших традициях современной России. Тем более – если учесть, что дело происходило в Краснодарском крае: оттуда подобные новости – уже давно не экзотика… Самое изумительное здесь, разумеется – терминология “официального заявления”. Слово “архетип” (кстати, изобретенное в самой что ни на есть “Гейропе”!) наши “патриоты” научились выговаривать без запинки – возможно, не вполне понимая его значение; зато имя собственное пишут как имя нарицательное, не моргнув глазом – это я, разумеется, о “черной весне”… Про “Содом” – знакомый рефрен; “те же банальности в новой тональности”. Насчет “генитальных подснежников” и “распятых роз”, конечно – на совести выступавших. А вот пассаж касательно “ядерной зимы” – просто замечательный. Бросающиеся подобными словами “радетели России”, естественно, совершенно не представляют себе, что такое эта самая пресловутая “ядерная зима” (в переводе на обыденный язык – гибель всего живого на Земле); они не очень-то осведомлены и о последствиях применения современного атомного или водородного оружия. Для справки: в Хиросиме и Нагасаки мощность бомб была примерно 20 килотонн (из-за несовершенства устройства сработало менее половины тротилового эквивалента), и бомбы те были сброшены на парашютах – так что взрыв получился воздушный, самый слабый из всех возможных. И все равно – города были уничтожены… Мощность средней современной ядерной ракеты составляет примерно 5-6 мегатонн, и при ее применении взрыв будет наземным по определению: при такой раскладке радиус эпицентра, например, в Екатеринбурге, охватит ЕКАД (внутри этого радиуса – сплошная стекловидная масса)… Нынешние оголтелые или законченные идиоты (просто не понимают, что несут), или столь же законченные подонки – знают и сознательно агитируют за всеобщий апокалипсис… Впрочем, это привычная дилемма при оценке “патриотов” современного разлива: или дураки, или подлецы (иногда – “два в одном”), это уже картинка стандартная и даже скучноватая…

А вот самое интересное – личность писателя, которого “так называемые патриоты” (это не я, это Гоголь!) выбрали для “принесения в жертву”. Как говорил Шерлок Холмс, “ с этого места – пожалуйста, предельно подробно”.

…Генри Миллер (1891 – 1980) – классик американской литературы, писатель и художник. Его жизнь легла в основу его же скандальных для того времени интеллектуально-эротических романов о мире после Первой мировой войны и о судьбе писателя в этом мире. Самыми знаменитыми работами Миллера являются романы “Тропик Рака”, “Тропик Козерога” и “Черная весна”, составившие автобиографическую трилогию. “Сексус” (1949), “Плексус” (1953), “Нексус” (1960) — это вторая трилогия Генри Миллера, названная “Благостное распятие (в некоторых изданиях – “Роза распятия”: вот откуда всплыл краснодарский “патриотический” жупел!). О своей жизни Миллер лучше всего рассказал в собственном творчестве (великолепном с чисто литературного ракурса): детство в пестром эмигрантском Бруклине, тинэйджерский побег в Калифорнию (где будущий писатель работал на цитрусовых плантациях), знакомство со знаменитой анархисткой Эммой Гольдман (открывшей ему “идеализм Кропоткина”), посещение в Нью-Йорке лекций Дж. Каупера Пауиса о русской литературе (открывшей Миллеру, по его собственному признанию, “русскую душу”), работа в телеграфной компании Western Union (в его произведениях – “Космодемоническая компания”), брак с Джун Эдит Смит (ставшей, по признанию Миллера, его “энергетическим соавтором”), увлечение психоанализом, жизнь в Париже (давшая писателю богатейший материал для великолепных зарисовок в “Тропике Рака”), союз с экзотической американо-французской писательницей испанско-датского происхождения Анаис Нин, уединение в еще не ставшим “Меккой” для туристов местечке Биг-Сур (сейчас там – дом-музей Генри Миллера), творческая зрелость и мировая литературная слава. И, конечно, создание тех самых культовых произведений, без которых уже нельзя представить мировую литературу (и которые сожгли на Кубани!).

Стоит ли обращать внимание на кучку бешеных местечковых “иконоборцев”? Стоит! И не только потому, что гитлеризм тоже начинал с сожжений книг. Гораздо хуже другое: омерзительные акции, подобные краснодарской, стали возможны потому, что им предшествовали аналогичные – внешне не столь одиозные, но зато гораздо более “высокопоставленные”. Вспомним, с чего начался нынешний год: “под раздачу” попал блестящий американский писатель Уильям Сьюард Берроуз. По распоряжению “сверху” (из Госдумы) его книги подлежат изъятию из библиотек и книжных магазинов – с целью “оздоровления народной нравственности” (именно так сформулировали думцы свой цензурный раж). Писатель, творчество которого по решению московских парламентариев отныне должно исчезнуть из России, является одним из самых блистательных гениев, которых подарила миру американская художественная литература ХХ века. Это был гений сложный, противоречивый, даже в чем-то трагически-изломанный (а разве бывают гении простые и “прилизанные”?). Берроуз, в своей приватной жизни буквально “путешествуя по всем кругам ада” (его биография – хрестоматия андерграунда), переплавляет свои личные впечатления в “магический кристалл” творчества – и из-под его пера выходят настоящие шедевры: романы “Голый завтрак”, “Пидор”, “Мягкая машина”, “Джанки”, “И бегемоты сварились в своих бассейнах”, “Дикие мальчики”, “Порт святых”, “Кот внутри”, “Пространство мертвых дорог”, “Города красной ночи”, “Призрачный шанс”… По точному замечанию искусствоведа Михаила Побирского, “Берроуз подсознательно погружает себя на самое дно самого глубокого из семи адов ада… казалось бы, уничтожая себя полностью, Берроуз в итоге выходит сухим из воды: он выносит из адов этих чудесную совершенно книгу, и не одну”.

Теперь понятны мотивы “патриотического негодования”? Воинствующий ханжеский пуританизм (против которого, кстати, боролись в собственной стране и Миллер, и особенно Берроуз) – и, разумеется, пещерный антиамериканизм. Слизанный, кстати, из кондовой советской практики: в СССР культура любой страны, с которой мы тогда конфликтовали (а с кем мы не конфликтовали?) сразу же попадала под запрет. В 30-е гг., во время охлаждений отношений с Польшей – не рекомендовалось играть Шопена; в годы войны, разумеется, под раздачу попадали немцы и австрийцы (например, Солженицын описывает даже случай расстрела за слушание музыки великого Г. Малера – которого, к слову, в Третьем рейхе тоже запрещали как еврея!); при Брежневе нежелательной стала китайская культура… А наследие искусства США у нас – всегда “под прицелом”. Вот только подобная практика – и преступна (по отношению к народу России), и (главное) глупа. Потому что в современных условиях “запретить” литературу – невозможно. А действия, подобные описанным – это восстание микробов на небожителей. Только так.