31 марта 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СКАЗКА – ЛОЖЬ, ДА В НЕЙ НАМЁК…


“Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок…”. Эти знакомые с детства пушкинские строки сегодня относится не к сказкам, а к целому ряду художественных и документальных фильмов, которые мы сможем увидеть на предстоящей неделе. Их объединяет один общий содержательный момент – “непрямой” показ исторических событий через призму художественного воображения или вольных “авторских” гипотез. Эта ситуация заставляет вспомнить мудрые слова В. Новодворской о том, что высшая художественная реальность может оказаться даже более правдивой, чем сухой “объективированный” документ…

На старте ретроспективы – лента, не требующая представлений: “Последний самурай” американского режиссера Эдварда Цвика (“СТС”, суббота, 23.30). Этот великолепный, зрелищный и “умный” фильм, получивший 15 наград и 39 номинаций, украшенный прекрасной актерской игрой Тома Круза и Кэна Ватанабэ, с исторической точки зрения – “вариация на тему”. Драматичная история японской буржуазной “революции Мэйдзи” (буквально – “прогресс”) 1868 года и последовавшей за ней трудной, даже мучительной “догоняющей” модернизацией азиатской феодальной страны, с неизбежной в таких случаях жестокой борьбой традиционалистов и адептов вестернизации – подана глазами не историка, но художника, причем современного, ведущего непростые размышления о сложной диалектике традиции и инновации. Изменены имена, не вполне строго соблюдается историческая конкретика. Но все же было в истории Японии трагическое Сацумское самурайское восстание 1877 года, во главе которого стоял князь Сайго Такамори (в фильме выведен под именем Кацумото) – национальный герой Страны Восходящего Солнца, участник революции Мэйдзи, а затем ставший мятежником против юного императора Муцухито, поднявший меч против слишком поспешной (по мнению князя) и оскорбительной для духа “бусидо” вестернизации. Была и самоубийственная в своем яростном героизме последняя битва между самураями и правительственными войсками у местечка Сирояма (в соотношении 1 к 60 не в пользу повстанцев!); была и та самая (показанная в фильме) финальная смертная атака воинов Сайго с катанами в руках против пулеметов… И был европейский офицер-доброволец, француз Жюль Брюне, сражавшийся на стороне повстанческой Республики Эдзо (первой в Азии, на острове Хоккайдо) против императорских войск: именно он послужил прототипом главного героя, американского капитана Нэйтэна Олгрена…

“Японскую” тему продолжает художественный фильм “Австралия”, снятый австралийским режиссером Базом Лурманом при участи голливудских кинозвезд Николь Кидман и Хью Джекмана (“ТНТ”, пятница, 02.00). Фильм является снятой в традициях вестерна эпической приключенческой драмой, затрагивающей острые социальные и нравственные проблемы. Вновь – перед нами художественный вымысел, в центре которого лежит две проблемы: “любовь на фоне социальных потрясений” и трудная судьба австралийских аборигенов (одного из них в картине играет артист-абориген Дэвид Нгумбухарра). Некоторые моменты картины, связанные с “аборигенской” тематикой, поданы в мистическом ключе. И все же – в основе ленты лежат совершенно реальные события: прежде всего – страшная разрушительная бомбардировка австралийского города Дарвина японской авиацией 19 февраля 1942 года (“австралийский Перл-Харбор”) и угроза японского вторжения на “пятый континент” в том же 1942 году. Но столь же трагически реальным было и так называемое “украденное поколение”, к которому принадлежит мальчик Налла, главный герой картины – поколение аборигенских детей, которых белые поселенцы по распоряжению правительства насильственно отбирали у семей и воспитывали в “цивилизованном духе”: после Второй мировой войны австралийское правительство принесло коренным жителям континента официальные извинения за эту бесчеловечную политику и осудило ее…

А вот и “советский” пласт, представленный тремя лентами. Это “Герои уходящего времени. Михаил Ульянов: маршал советского кино” (“ЕТВ”, понедельник, 10.00), белорусский художественный фильм “Днепровский рубеж” (“5 канал”, вторник, 12.55) и – знаменитая советская картина “Укрощение огня” (“Первый канал”, суббота – воскресенье, в 06.10). Последний фильм, поставленный в 1972 году Даниилом Храбровицким – классика отечественного кинематографа: здесь все совершенно – авантюрно закрученная сценарная основа, заживший собственной жизнью саундтрек Андрея Петрова, актерское мастерство К. Лаврова, А. Роговцевой, И. Горбачева, А. Попова, И. Смоктуновского, В. Сафонова, З. Гердта… В этом фильме впервые была приподнята завеса секретности над советской космической промышленностью: естественно, лента снималась под строжайшим цензурным прессом, она даже удостоилось неслыханной “чести” – работу над ней курировали члены правительства СССР… Поэтому бесполезно ожидать здесь точных документальных данных о жизни главных советских ракетостроителей – однако в главном герое Башкирцеве сразу и безошибочно угадывается великий С. Королев… Так же “опоэтизировано” вымыслом киноповествование режиссера Дениса Скворцова о героической трехнедельной жертвенной обороне Могилева в августе 1941 года, на обреченном “днепровском рубеже” – но сама оборона была невыдуманным, ослепительным и кровавым эпизодом Смоленского сражения… Что касается неигровой ленты о “маршале советского кино”, то в ней – возможно, даже против воли создателей – поднята проблема соотношения “экранного” образа маршала Жукова (блестяще воплощенного М. Ульяновым) с собственным историческим прототипом, отнюдь не столь однозначным и “позитивным”; человеком, которого писатель А. Бушков назвал “одной из страшнейших фигур русской истории”, а классик отечественной литературы Виктор Астафьев – “браконьером русского народа”…

Наконец, проблемы истории России оживают в четырех неигровых лентах: “Юрий Гагарин. Смерть без права переписки”, “Валентина Терешкова. Звезда космического счастья” (обе – на канале “Че”, в субботу, в 00.00 и 01.00), “Валерий Чкалов. Жил-был летчик” (“ТВЦ”, суббота, 04.30) и “Искатели. “Александр Керенский. Побег, которого не было” (“Культура”, воскресенье, 01. 55). Здесь что ни лента – то интереснейший клубок проблем! Так, оба фильма о советских космонавтах – своего рода краткое кинематографическое расследование “венецианских тайн”, всегда сопровождавших космические проекты СССР: причем эти тайны до сих пор подернуты завесой секретности – будь то история гибели первого космонавта Земли (о котором легендарная Ванга произнесла загадочные слова: “Он не умер, он был взят!”) или полет знаменитой “Чайки” (после которого отчего-то С. Королев дал “страшную клятву” больше не посылать женщин на орбиту!). Не менее загадочен и облик прославленного Чкалова, начиная с его овеянного легендами трансарктического перелета. По точной констатации Виктора Суворова, “американцы радостно приветствовали советский экипаж – не понимая, что идут испытания стратегического бомбардировщика”: именно эту, отнюдь не гуманитарную цель, ставил героическим пилотам товарищ Сталин … Тем более – не все знают, что Чкалов был сотрудником НКВД и даже получил от “вождя” предложение возглавить эту наводящую ужас организацию после ликвидации Н Ежова: может быть, именно с этим и связана загадочная гибель летчика?.. Что касается Александра Федоровича Керенского – здесь иная сенсация: набившая оскомину советская легенда о бегстве главы Временного правительства в женском платье – абсолютный вымысел! Керенский действительно переодевался, чтобы проскочить мимо красногвардейских патрулей – но только не в костюм сестры милосердия, а в мундир сербского офицера. Просто Ленину и кампании – поскольку они пришли к власти в результате переворота против собственных коллег по революции (Керенский был социалистом, ярым оппонентом монархии!) – жизненно необходимо было максимально “опустить” своего врага по всем грязным правилам “черного пиара”. И надо сказать, Владимиру Ильичу сей адский замысел – хотя бы в глазах населения “страны советов” – удался блестяще…