24 декабря 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“БОЖЬЯ ВОЛЯ” ПРОТИВ СТАЛИНА


21 декабря, по официальным данным – день рождения Сталина. В этот день КПРФ и иные сталинисты традиционно возлагают цветы к могиле “Кобы” у кремлевской стены. Не стал исключением и нынешний год – но на сей раз мемориальная церемония ознаменовалась конфликтом, имевшим весьма любопытную и даже экстравагантную природу.

Случилось вот что. Лидер движения “Божья воля” Дмитрий Энтео (Цорионов) и православная активиствка Людмила Есипенко были задержаны полицией на акции у могилы Сталина. В тот момент, когда поклонники “Вождя народов” возлагали букеты у бюста своего кумира, Энтео и Есипенко бросили в памятник цветы гвоздики со словами “Гори в аду”, “Иуда”, “Убийца русского народа”. Об этом сам одиозный “активист” сообщил у себя в Twitter 21 декабря следующее: “Нас с Милой избили коммунисты, и арестовала полиция – за то, что мы кротко (!!! – Д. С.) обличали сталинизм у могилы палача. Я всего лишь швырнул в него цветы и спокойно сказал: “Гори в аду, палач русского народа, убийца моих родных, моих святых, моих любимых поэтов”. В ответ десятки бесноватых набросились на меня. Сейчас – в ОВД “Китай-город”. Действительно – на “активистов” набросились сталинисты, возникла потасовка. Полиция забрала Энтео и Есипенко в ОВД “Китай-город”, где на них были составлены штрафы по статье 20.1 КоАП – “Мелкое хулиганство”, после чего “активистов” отпустили. Кстати, Цорионов был задержан по статье “появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения”… Выйдя из полицейского участка, Энтео заявил: “Меня задержала полиция за то, что я сказал правду о Сталине у его могилы”.

Забавная история, не правда ли? Причем пикантность ситуации – именно в составе участников конфликта. Про “прочих и большевиков” (есть такое изумительное словосочетание в “Чевенгуре” А. Платонова, будто специально придуманное про сию историю!) – все ясно, как Божий день: их “трогательная” привязанность к памяти Главного Палача России, носящая поистине религиозный характер – ни в каких комментариях не нуждается. Сенсационность начинается именно с участия Энтео – вернее, именно с того, в какой социально-политической роли он сегодня оказался. Ибо здесь – так и хочется процитировать Аркадия Райкина: “Вкус – списфический!”.

…Имеют ли православные право предъявить Сталину свой счет? Имеют, да еще как! Стоит это подчеркнуть, потому что в последнее время стало чуть ли не официозным штампом декларировать абсурднейшую посылку о том, что Сталин-де был едва ли не благодетелем церкви (имея в виду восстановление патриаршества в 1943 году). На самом деле этот экстравагантный шаг был сделан в конкретной и крайне угрожающей обстановке – в годы Великой Отечественной войны, когда требовались любые возможные способы консолидации населения (и когда, к слову, немцы на оккупированных территориях весьма активно открывали церкви – советую под этим углом пересмотреть снятый недавно фильм “Поп”!). И, кстати, Сталин и здесь был верен себе – старался использовать восстановление патриаршества не только всеконечного “приручения” церкви (это удалось полностью), но и для попыток создать собственную агентуру в православных церквах Ближнего Востока (этот план провалился)… На самом же деле истинное отношение “Кобы” к православию (и любой другой церкви) идеально передает план 3-й пятилетки (оборванной 22 июня 1941 года), которую официально именовали “атеистической”, и в ходе которой планировалось “закрытие последней церкви в СССР”. Сам Хозяин тогда откровенничал так: “Подавили ли мы реакционное духовенство? Да, подавили. Беда только в том, что оно не вполне еще ликвидировано”. Но в том вины Иосифа Виссарионовича нет – Бог свидетель, он очень сильно старался! Вот сухая статистика: в 1937 году арестовано 196 900 священнослужителей, из них расстреляно – 85 000. Дл я 1938 года это соотношение выглядит так: посажено 28 300, к стенке поставлено 21 500… Да и прочитайте любо взятое наугад произведение о Большом Терроре – “Архипелаг ГУЛАГ” А. Солженицына, “Колымские рассказы” В. Шаламова, “Неугасимую лампаду” Б. Ширяева, “Крутой маршрут” Евгении Гинзбург – и в любом их них вырисовывается одна и та же картина: тотальный истребительный террор против православия (как и любой другой религиозной системы), на всех уровнях – от высшего клира до простых прихожан. Причин много – от следования догмам ортодоксального марксизма-ленинизма до стремления выстроить собственный “культ личности” как неорелигию. Последнее также полностью удалось – и впоследствии великий актер Г. Бурков охарактеризовал это так: “Сталинизм – это массовое психическое заболевание, чудовищное состояние подмены Бога, стадности, доведенной уже до истерики”… В этом контексте – нужно поражаться не тому, что главный “православный активист” пожелал праху супердиктатора гореть в аду: странно, что он не сделал этого лет так 10 тому назад… Во всяком случае, это гораздо честнее, чем нынешнее клерикальное лицемерие и фальшивые умиления насчет акта 1943 года. Про время от времени просачивающиеся сюрреалистические истории насчет “крестных ходов” и “икон” с ликом товарища Сталина – вообще даже не заикаюсь…

Совсем интересна и реакция правоохранителей. Сколько раз господин Энтео устраивал “мелкое хулиганство” (зачастую – и не очень мелкое) в музеях, на выставках, у дверей театральных учреждений – никому объяснять не надо. Равно и то, что практически всегда ему это сходило с рук (и никогда никто не составлял протоколов насчет содержания алкоголя в крови)… И вдруг – на тебе, добро пожаловать в “околоток”! Как любит говорить гражданин Киселев, “совпадение? не думаю”. Совершенно ясно, что на этот раз Цорионов, говоря словами Остапа Бендера, “нарушил конвенцию”, натуральным образом “вышел из сценария”; вторгся в такое содержательное пространство, которое явно “не оговаривалось”… Пространство это – область тех самых “духовных скреп”, которое эти самые “активисты” традиционно защищают: ведь неоимпериализм (и Сталин как наивысшая персонификация последнего) – это феномен, особенно рьяно патронируемый “традиционалистами”… И тут мы подходим к самой “захватывающей странице” развернувшейся перед нами эксцентричной коллизии.

Против кого (и чего) все эти годы воевал Энтео? Против “проклятого Запада”, против “жидомасонов”, против светской культуры, фактически против права человека на любые свободные проявления. Все это, вместе взятое, легко обозначается одним понятием – либерализм. Да-да, тот самый либерализм, само обозначение которого в последнее время стало в России чуть ли не ругательством… И, судя по всему, ни от одного из своих прежних “идеалов” господин Энтео отрекаться не собирается! Он, правда, еще громогласно декларирует необходимость “искоренения в России большевизма и фашизма”, но… Предельная ядовитость ситуации в том, что “комми” и “сталинисты”, а также и современные отечественные фашизоиды (то есть, по идее – заявленные враги Цорионова!) – столь же непримиримые (и также – идейные) враги либерализма! Пусть каждая из сторон ненавидит философское и политическое обоснование свободы со своей “колокольни”, пусть их собственные позиции кажутся им полярными – не будем заблуждаться: еще великий русский философ Серебряного века Семен Франк исчерпывающе определил ситуацию в названии своей глубочайшей работы “По ту сторону “правого” и “левого”. Именно так: общего у наших конфликтантов тысячекратно больше, нежели различий, и последние носят частный характер (скажем, нисколько не исключаю, что у Энтео доблестные рыцари НКВД действительно перестреляли родных в лубянских застенках!). Вообще все дискуссии о Сталине имеют именно эту глубинную подоснову – бескомпромиссное противостояние принятия или ниспровержения фундаментальных общечеловеческих принципов прав и свобод. И здесь не стоит обольщаться: союзником адептов свободы против защитников тирании – Энтео никогда не будет! Потому что его собственная платформа – также апология несвободы. А потому – сегодняшняя “буря в стакане воды” есть трагифарсовая “мутация”, которая ничего не поменяет в уже сложившейся раскладке глубинных ценностных и политических приоритетов.