22 июня 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ДЕНЬ БОЛИ И ПАМЯТИ


22 июня 1941 года… 75 лет назад началась та война – самая чудовищная, самая непредставимая за всю историю России. Архивные материалы “Уральского рабочего” доносят до нас обжигающее дыхание той трагедии. Скупые строки газетных материалов передают очень многое – и атмосферу разворачивающейся катастрофы, и отклик народной души на происходящее, и политическую конъюнктуру времени, и даже сиюминутные тенденции международного резонанса на свершаемое…Перед нами – газетная подшивка “УР” первых трех недель того апокалиптического лета.

Известие о начале войны приходит к уральскому читателю в номере от 23.06.1941. Это номер полностью посвящен свершившемуся – как, впрочем, и все обозреваемые номера. Разлет тематики – впечатляет: здесь и целый пакет указов Президиума Верховного Совета СССР, и блиц-обзор международного положения (в котором, что интересно, внимание фокусируется на активизацию военных действий британских войск против Германии на Ближнем Востоке и в воздухе), и многочисленные репортажи с митингов и собраний уральских трудовых коллективов по случаю начала войны. Заголовки последней рубрики – красноречивы: “Уничтожим фашистских разбойников, напавших на нашу священную землю!”, “Раздавим фашистскую гадину!”, “Стереть с лица земли озверелую фашистскую клику и ее обер-бандита Гитлера”. Самый же интересный (с точки зрения историка) материал того памятного номера – публикация выступления В. Молотова от 22 июня: как известно, именно Молотов как глава правительства первым “озвучил” факт начала войны и советскую официальную точку зрения на происшедшее. В этом историческом документе (выдержанном в подчеркнуто сдержанном стиле) бросаются в глаза две предельно выразительные детали. Во-первых, сообщается, что “налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории”: утверждение насчет Финляндии – не соответствует действительности и показывает, что Молотов определенно реализует “домашнюю заготовку” – в реальности военные действия на финском участке границы начались только 25 июня, причем начались с активизации действий именно советских войск, атаковавших сопредельную территорию… Во-вторых, поразителен следующий пассаж: “Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5.30 утра сделал мне как Народному комиссару иностранных дел заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против СССР в связи с сосредоточением частей Красной Армии у восточной германской границы”. Это та самая страшная тайна, которая впоследствии будет десятилетиями замалчиваться советской цензурой: сам факт “сосредоточения частей Красной Армии” будет яростно отрицаться, а официозом станет утверждение о “нападении без объявления войны”…

Данная матрица публикаций, намеченная в номере от 23 июня, в целом выдерживается на протяжении всех трех недель – с очень интересными “нюансами”. Так, постоянной константой (характерной именно для начального периода военных действий) является появление материалов, проводящих параллель с героическими событиями боевого прошлого России, с борьбой русского народа против иноземных захватчиков (в первую очередь – с Отечественной войной 1812 года). Старт дан уже в том же номере от 23.06. 1941, где есть статья “Гитлера ждет участь Наполеона”; потом появится большая аналитическая статья доцента Свердловского педагогического института Я. Юферова “Отечественная война 1812 года” (с предельно советско-официозной трактовкой тех событий). В этом же ряду – статьи “Героическое прошлое народов СССР в борьбе с интервентами” (25 июня), “Крах германской оккупации на Украине в 1918 году” (10 июля), “Героическая борьба народных ополчений” (12 июля), “XXII годовщина освобождения Урала от Колчака” (15 июля). Выразительная также карикатура в номере от 12 июля, где Гитлер изображен в наполеоновской треуголке… Здесь же – репрезентативны две важные публикации: статья Е. Ярославского “Великая Отечественная война советского народа” (первое появление в печати именно этого номинатива; характерно, что его озвучивает именно Е. Ярославский, один из главных идеологов Советского Союза на протяжении всей сталинской эпохи!), и программный материал Ш. Эпштейна “Справедливые войны”.

Естественно, во всех номерах имеются сводки с фронта – поданные предельно характерно: с сообщениями об успехах советских войск (напомним, что это лето 1941 года!) и об “огромных потерях” агрессоров. Все понятно: во-первых, такого подхода требовала пропаганда (и стремление не нагнетать панику среди населения!); во-вторых, журналисты “УР” сами получали строго дозированный и “прочищенный” военной цензурой материал… Вот характерные заголовки: “Вражеский налет отбит” (26 июня), “Удар по Констанце” (6 июля), “Разгром танковой колонны неприятеля” (8 июля), “Экипаж Бадьева уничтожил шесть фашистских танков” (10 июля), “Диверсанты уничтожены”, “Немцы уклоняются от воздушного боя”, “Фашистским танкам не удалось пройти” (все – 11 июля), “Геройский подвиг Петра Игашова” (13 июля); здесь же, в номере от 12.07.1941 – памятное сообщение о подвиге капитана Гастелло… Сюда же органично вписываются многочисленные материалы, призванные создать впечатление слабости врага и разброда в стане “блока оси”: наиболее выразительными публикациями такого рода являются статьи “Трусливый вояка Бенито Муссолини” (автор – знаменитый Илья Эренбург, 11 июля) и “Рассказ солдат-перебежчиков Эркки Нуутинен и Унто Сеппеля” (речь идет о “белофиннах”, 9 июля). Совсем колоритная публикация – очерк известного писателя И. Ликстанова “Страшная земля”, где содержится попытка (и небезуспешная) понять психологию вражеского солдата… И, вполне логично, по принципу контраста – многочисленные публикации под рубрикой “совместной борьбы антигитлеровской коалиции”. Здесь наиболее часты небольшие, но информативно насыщенные сводки с фронтов англо-германской борьбы, сообщения о нестабильном положении в оккупированной немцами Европе, а также о позиции США (самая показательная публикация – статьи на эту тему в первую декаду июля, где “американские” материалы идут практически ежедневно). Это была осмысленная стратегия: сражающаяся страна должна была знать, что она не одинока в своей борьбе, что ей есть кому помочь… В сочетании с фронтовыми сводками и доминирующими в публикациях тех дней “тыловых” репортажей (о сверхнапряженной работе людей на производстве) – все мозаика статей выстраивается в выразительную и красноречивую палитру общественной и психологической атмосферы тех огненных дней – самых первых в той кровоточащей эпопее, которой было суждено продлиться четыре года (о чем тогда никто не знал – в том числе и журналисты)…