15 марта 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ДЕНЬ, КОГДА АД ВЗДРОГНУЛ


5 марта 1953 года, день смерти Сталина… “Наконец, великая минута настала: Сталин испустил дух. От этого удара дрогнула Гашшарва. Друккарг огласился воплями ужаса и гнева. Жругр взвыл от ярости и боли. Полчища демонов взмыли из глубин в верхние слои инфракосмоса, стараясь затормозить падение умершего в пучину магм… Горестное беснование передалось в Энроф. Похороны вождя, вернее, перенос его тела в мавзолей, превратились в идиотическое столпотворение. Морок его имени и его дел был так велик, что сотни тысяч людей восприняли его смерть как несчастье. Даже в тюремных камерах некоторые плакали о том, что же теперь будет. Толпы, никогда не удостаивавшиеся чести видеть вождя при его жизни, теперь жаждали улицезреть его хотя бы в гробу. Москва являла собой картину Бедлама, увеличенного до размеров мирового города. Толпы залили весь центр, пытаясь пробиться к Дому Союзов, где был выставлен для обозрения труп тирана и откуда должно было выступить траурное шествие. Прилегающие улицы превратились в Ходынку. Люди гибли, раздавливаемые о стены домов и столбы фонарей, растаптываемые под ногами, срывающиеся с крыш многоэтажных домов, по которым они пробовали миновать клокотавшее внизу человеческое месиво. Казалось, будто он, питавшийся всю жизнь испарениями страданий и крови, даже из-за гроба тянул к себе в инфракосмос горы жертв”.

Этот странный мистериальный отрывок – из “Розы мира” Даниила Андреева, великого и непознанного российского философа ХХ века, вдоволь хлебнувшего адского пламени в рукотворной преисподней ГУЛАГа. Стоит только пояснить оккультную терминологию, используемую Андреевым (частично заимствованную из древнеиндийской религиозной практики): Энроф – посюсторонний материально-физический мир, инфракосмос – преисподняя, Гашшарва и Друккарг – образы адских бездн, Жругр – имя инфернально-хтонического демона-монстра, персонифицирующего российскую тираническую государственность… Впрочем, вряд ли надо что-то пояснять современному читателю: Даниил Андреев убийственно точно охарактеризовал Сталина как демоническую сущность, как едва не реализовавшегося Антихриста…

Интересно, что “горестное беснование” продолжается и в наши дни! Достаточно посмотреть на репортажи из Москвы 5 марта 2016 года, на циклопическую очередь желающих положить цветы к могиле “Великого сыча” (определение Солженицына), растянувшуюся от Манежа до мавзолея; на старцев и женщин, целующих бюст величайшего палача современности… Массовое безумие? Точь-в-точь как тогда, в день новой “Ходынки” на Трубной площади… Или же – недавняя речь депутата Думы от ЛДПР Дмитрия Носова, который в беседе с главным редактором портала Sports.ru Юрием Дудем назвал Сталина “большим государственником, который много сделал для России”, а также усомнился в гибели миллионов людей в лагерях и назвал книги А. Солженицына “проплаченной историей, о чем все знают”. Пиар, предвыборное “беснование”? Да, но ведь уж слишком глумливое… Кстати: на вопрос, читал ли Носов “Архипелаг ГУЛАГ”, тот ответил отрицательно! Депутат не против, чтобы и сейчас людей расстреливали и ссылали в тюрьмы ради “высокого государственного идеала”: естественно, он – как все сталинисты – железобетонно уверен, что сам ни при каких обстоятельствах не окажется в расстрельном подвале. Похоже, Носов не читал не только Солженицына… В общем, оказывается, что Даниил Андреев нисколько не устарел, и Россия до сих пор не может освободиться от “инфракосмического” адского морока…

Но против иррациональных безумных страстей всегда было и будет идеальное лекарство – критический разум. (Недаром “беспокойный старик” Иммануил Кант так и назвал свой главный труд – “Критика чистого разума”!). И с целью “включить извилины” мы обратимся к интересному и поучительному документу – публикациям “Уральского рабочего” за тот роковой март 1953 года (а также и более поздние времена). Мы увидим, какими журналистскими глазами увидела и как подала читателям увиденное старейшая на Урале газета – а выводы придут к нам сами.

…Первая информация о болезни вождя, вогнавшая в ступор всех, вышла в “УР” 5 марта – в тот самый день, когда Коба уже отправился в “Гашшарву” (но сообщать об этом еще не было сигнала из столицы!). Только – кратное сообщение о тяжелой болезни “Хозяина”, да еще короткий медицинский бюллетень: учащение пульса, аритмия, нарушение функций мозга, высокая температура и кровяное давление… Евгения Гинзбург в “Крутом маршруте” подметила, что такие сообщения вызвали “религиозный шок” у правоверных сталинистов: это равносильно тому, как если бы древним египтянам сообщили о “кровяном давлении” у Озириса, или, применительно к нашим предкам – о “высокой температуре” у Перуна… А вот на следующий день – удар хемингуэевского колокола: умер!!! Огромный портрет в черной рамке, напыщенные траурные материалы на всю 1-ю страницу…. Эта же атмосфера продолжается и в номере от 7 марта – только официозные похоронные материалы с портретом в крепе переместились на 2-ю страницу: первая занята огромным “подвалом” о перестановках в правительстве. Симптоматично, однако… Следующий же номер, за 8-е число – самый знаменитый (его сейчас на “черном рынке” продают за 100 долларов!): там на второй странице – Сталин в гробу! За одно подобное зрелище – не жалко выложить такие деньги… Да еще тут же – надрывная передовица “У гроба великого вождя” и графоманское истеричное стихотворение некоей Елены Хоринской “Скорбит Отчизна”: продаю идею всем нынешним любителям целовать сталинские бюсты – готовая мантра для медитаций… Такая тональность сохраняется в номерах “УР” еще несколько дней: номер от 09.03 – очередной траурный портрет и верноподданная статья М. Шолохова “Прощай, отец”; номер от 10.03. – очередное “гробовое фото” (на сей раз царственный покойник – уже в закрытом гробу!), программные речи В. Молотова, Г. Маленкова и Л. Берии, а также интересное фото траурного митинга в Свердловске (на 3-й странице). “Осиротевшие” (а на самом деле – ликвидировавшие “Хозяина”) министры и “приближенные к телу” – на групповом фото 11.03 в Мавзолее, на котором пока еще написано “Ленин, Сталин”. Так сказать, “король умер – да здравствует король”!

И на этом – все. Начиная с 12 марта и до конца месяца, связанная со смертью Сталина тематика идет по нисходящей: в основном это проявляется в публикации “бодрых” статей под рубрикой “Претворим в жизнь заветы Сталина” (12.03) или “Трудящиеся не пожалеют сил для претворения в жизнь гениальных предначертаний И. Сталина” (14.03). Вариациям на сию тему – несть числа… Где-то ближе к 20 марта даже эти “ритуальные заклинания” понемногу сходят на нет, к концу месяца даже сама фамилия “Сталин” исчезает из публикаций. В последующие месяцы на место “священного имени” все более настойчиво прорываются новые “имяреки” (кто в конце концов в 1955 году “выйдет в финал” – никому объяснять не надо); а 5 марта 1954 года, в годовщину “вопля Жругра”, еще раз – последний! – появится светозарный сталинский лик и заметка “под знаменем Ленина – Сталина”. Чтобы окончательно “упасть в пучину магм”… И это – потрясает. Ведь буквально только что этому советскому “крошке Цахесу”, “маленькому рябому кривоногому человечку, похожему на краба” (зарисовка Ольги Ивинской, гражданской жены Б. Пастернака) натурально молилась вся страна; это к его трупу рвались обезумевшие толпы, топча друг друга в те жуткие мартовские дни – по поводу чего западные газеты вышли под заголовком “Последнее убийство Сталина”… Как в песне И. Талькова: “Сатана гулять устал – гаснут свечи, кончен бал”. А с ним – и бесовское наваждение… Остается только сказать стихами Георгия Иванова, написанными как раз в те мистические мартовские дни: “А перед ним в почетном карауле стоят народа меньшие “отцы”. Те, что страну в бараний рог согнули – еще вожди, но тоже мертвецы. …Они дрожат. Они дрожат от страха, угрюмо пряча некрещеный лоб – и перед ними высится, как плаха, проклятого “вождя” проклятый гроб”.